Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 44)


— Неужели я в самом деле мерзкая испорченная дрянь? От неожиданности Тархошамрахудан не смог подобрать обтекаемый ответ и брякнул:

— Даже не знаю. Мы же с тобой толком не знакомы… — Он спохватился: — Но мне ты нравишься, несмотря на мелкие недостатки.

Фыркнув, она потрепала его за ухо.

— Надо будет обмозговать, как жить дальше… А ты что, всерьез в меня влюбился? — произнесла она задумчиво.

Непривычные вопросы в лоб сбивали Тарха с толку, и он предпочел отползти в глухую оборону:

— Вроде того. Только с чего ты такой ерундой заинтересовалась?

— Приятно, знаешь ли. — Кабурина резко встала. — Вот что — забудь про меня. Мы, Темные, умеем управлять чувствами.

Ведьма ушла совершенно беззвучно, причем в свою каюту, не к командиру корабля. Хоть какая радость дураку оборотню.

Глава 14

ЯРОСТЬ ВО ТЬМЕ

Среди ночи фрегат высадил Тарха в Муспарди. Родители уже спали, магическая охрана подворья подняла тревогу, сразу два пугала бросились на него, замахиваясь косами. Пришлось долго успокаивать предков, решивших, что началась война. Впрочем, увидев черный топор, отец мигом забыл о причиненном беспокойстве, благоговейно прошептав:

— Мальчик мой, ты нашел сокровище.

— Если верить Рашону, топор принадлежал Властителю позапрошлой эпохи, — похвастался Тарх.

Рассеянно кивнув, отец поглаживал неострые стороны топора, бормоча:

— Из чего бы рукоятку смастерить? Прихватить кусок куполита ты, конечно, не догадался.

— Есть кое-что получше…

Он показал толстый гульбанатовый сук, и Бадек восторженно закатил глаза. Потом, обследовав материал, сказал:

— Жаль, древесина сырая. Нужно два-три дня, чтобы сделать хорошее топорище.

Мама уже гремела посудой на кухне, но Тарх решительно заявил, что не может задерживаться. Поцеловав на прощание расстроенных родителей, он открыл вход на Невидимую Дорогу.

В отличие от Кабурины, Тарх не слишком хорошо помнил расположение тропинок и не записал на свой кристалл все необходимые данные, поэтому не сразу нашел нужный коридор. Лишь через час, вволю поплутав по тропам сверхъестественных лабиринтов, оборотень оказался перед вратами, ведущими в его собственный дом. Не раздеваясь, Тарх упал в кровать и мгновенно уснул. Но не прошло и двух часов, как его бессовестно разбудил дверной колокольчик.

Ранние пробуждения сделались дурной традицией. Тарх не высыпался неделю подряд и был разъярен. Готовый прикончить несвоевременного визитера, он подошел к входной двери и посмотрел сквозь толстые сосновые доски. К сожалению, расправу над гостем пришлось отменить: на крыльце топтались друзья. Сразу двое.

— Не помешали? — сурово спросил Механус Нацц.

— Помешали, — честно признался оборотень. — Проходите.

— Спал, что ли? — удивился, протискиваясь мимо хозяина, Валихан. — У тебя все не как у людей.

— Где уж нам…

Перебив его, Мех заговорил рублеными фразами, как положено командиру, излагающему боевую задачу:

— Я предупреждал. В городе готовится путч. Они начнут сегодня вечером. На каждой второй двери вашей улицы нарисованы знаки. Помечены дома, где живут койсары и честные верги.

— На моем доме крест нарисовали! — возмущенно крикнул Валихан. — Представляешь?

— Что вы предлагаете? — Тарх задал вопрос чисто машинально, сам же обдумывал, как должны действовать бойцы Семнадцатого легиона. — Надо срочно предупредить Мишвенд.

— Нет связи, — сообщил отставной ротмистр. — Мы создаем отряд самообороны. Только добровольцы. В основном, бывшие офицеры. Не побоишься пойти с нами?

Гости добавили, что удалось набрать не один десяток надежных мужиков, но у них плохо с оружием. Главным образом, кинжалы, несколько кавалерийских сабель, а также охотничьи луки и арбалеты, но для них маловато стрел.

— Подонки уже собираются в трущобах на окраине. — Валихан болезненно морщился. — Кто-то раздал им самогон, травку для курения, у всех имеется какое-нибудь оружие.

— Мотыги, палки, бронзовые стержни, — уточнил Мех. — Ну, что ты решил?

— Не я буду решать…

Друзья были удивлены, увидев, как он достает большую— натуралы таких огромных никогда не видали — пластину отшлифованного хлорианда. Когда над переговорником появилась голова Миштпора и плечи в мундире с погонами Багровой Тьмы, гости вздрогнули — грозный воевода Темных пользовался в городе своеобразной славой. Выслушав рапорт оборотня, Миштпор приказал ему немедленно прибыть в Старую Крепость.

Когда Тарх, убрав переговорник, стал обвешиваться оружием и магическими побрякушками, потрясенный Мех прошептал:

— Ты водишь дружбу с колдунами…

— Есть немного.

Оборотень второпях объяснил, что диспозиция Темного легиона будет примерно такой: одна когорта защищает Заклятые Кварталы, остальные же перемещаются по городу, разгоняя скопления погромщиков. Еще Тарх пообещал подсобить добровольцам с оружием и посоветовал:

— Жителей помеченных домов надо бы спрятать в надежных местах. Например, на предприятиях, принадлежащих койсарам. Там легче будет защищаться.

Они договорились встретиться через два часа на площади возле городского театра.

В цитадели Старой Крепости оборотень застал Миштпора за разговором с Оз-Ваблангом. Висевшее над переговорником изображение Светлого предводителя тревожно сообщило:

— Наш человек из мэрии предупредил, что сегодня, как только произойдет Сошествие Мрака, верги начнут резать врагов нации. В том числе и нас, магов.

— Уже знаю, — буркнул воевода и поманил рукой Тарха. — Хорошо бы на денек забыть разногласия и совместными силами остановить погром.

Однако Вабланг отказался посылать своих боевиков на городские улицы. Логика у Светлого была простая до идиотизма: Темные все равно полезут в бой, то есть и погромщиков побьют, и сами потери понесут. Удалось договориться лишь о

взаимодействии при защите кварталов, где живут маги.

После этого разговора Миштпор, даже не выключив переговорник, обозвал Светлого коллегу подонком и посадил Тарха с Астахом составлять план. С этим делом они управились быстро, потому что начали готовить такую операцию еще несколько дней назад, когда появились первые признаки надвигающихся беспорядков.

Согласно диспозиции, когорту Тибрела оставили в Заклятых Кварталах, а Данзу и Астаху поручили эвакуировать живущих в городе Темных. После, когда свои окажутся в безопасности, когорты должны были заняться погромщиками.

— Куда сам-то направишься, оборотень? —хмурясь, осведомился Миштпор.

— Отнесу оружие друзьям, помогу нашим перебраться в безопасные места, а потом поработаю мечом и зубками. — Тарх продемонстрировал начавшие подрастать клыки. — Надоело на седьмом уровне прозябать. Ох, и напьюсь я сегодня Силушки!

— Не увлекайся, — строго намекнул воевода. — Согласно диспозиции, наши подразделения разбиты на дюжину боевых групп. Надо координировать их действия.

— Вернусь в Крепость как только смогу, — заверил оборотень.

— Не надо в Крепость. Временный штаб разместится в моем доме. Знаешь, где это?

— Рядом с виллой Ланка.

— Вот именно. Ну, иди. Тьма с тобой.

— Тьма с нами, — привычно откликнулся Тарх.

Внезапно стало заметно темнее. Почти четверть неба была закрыта черным пятном, край которого быстро передвигался по направлению к диску Героса. Начиналось Сошествие Мрака.

Маг-семерочник умеет не слишком много, но при помощи амулетов Тархошамрахудан все же устроил невидимость для всей своей команды. Осторожно, чтобы не задеть суетившихся вокруг натуралов, отряд Темных пробирался по улицам, затопленным Мраком и кипением страстей.

Повсюду собирались толпы взбудораженных вергов. Койсаров почти не было видно — или покинули город, или попрятались, надеясь переждать опасное время.

Слушая разговоры, Тарх понял, что губернатор и начальник полиции приказали выпустить из тюрем всех преступников-вергов. Город заполнили сотни отпетых подонков, изголодавшихся по грабежам и насилию.

На площадях перед соплеменниками выступали хорошо одетые ораторы, призывавшие сбросить трехвековое койсарское иго, передав законную власть носителям национального духа. Вергам обещали богатую жизнь, чему мешают проклятые чужаки. Еще говорили, что надо прогнать подлых колдунов, накопивших несметные богатства. При упоминании ломившихся золотом сундуков, укрытых в чародейских подвалах, глаза отребья жадно загорались, наливаясь кровью.

— Бейте койсаров, убивайте колдунов! — скандировала толпа. — Свободу великой нации!

Юный Бергот с отвращением произнес:

— Они готовы убивать людей, с которыми вчера здоровались за руку. Людей, не сделавших им ничего плохого…

— Такова логика слепого бунта, — вздохнул оборотень. — Чернь убивает самых безобидных и беспомощных, чтобы отдать власть тем, кто потом самих же подонков-погромщиков прижмет к ногтю. А любой, кто посмеет возмущаться, будет объявлен врагом нации.

Край Небесной Раковины уже коснулся Героса. Издалека доносились крики о помощи, кое-где расчертили небо столбы дыма. Погром начался, постепенно растекаясь по всему городу. Темные прибавили шаг, но возле театральной площади путь им преградила вереница карет и повозок, сопровождаемая вооруженными всадниками. Светлые вывозили своих из города.

Почти сотня вергов бросилась на телеги со скарбом, однако мотыги оказались бессильны против магии. Конные воины отшвырнули нападавших, и колонна беспрепятственно проследовала в сторону северных ворот.

— До чего же обидно, что всех не спасти, — сказал восьмерочник Сертеф, тащивший вьюк с арбалетными стрелами.

— Обидно, — согласился Эспаж, тоже восьмерочник. — Но не забывай, что люди, даже натуралы, как правило, сами виноваты в большинстве своих бед. Молчали, пока творилось малое Зло, надеялись отсидеться — вот и дождались Зла большого.

На площади Темные застали финал схватки. Орава вооруженных садово-огородным инвентарем и охотничьим оружием бандитов попыталась атаковать отряд Меха, но добровольцы встретили погромщиков негустой волной стрел, а затем пустили в дело клинки. Оставив на брусчатке мостовой немного убитых и раненых, погромщики трусливо разбежались, бросая мотыги, косы и прутья бронзовой арматуры.

Даже хладнокровный Механус Нацц вздрогнул, когда рядом с ним, избавься от чар невидимости, внезапно появились нагруженные связками оружия Темные. Женщины и детвора, толпившиеся за спинами добровольцев, и вовсе подняли визг.

— Получай железки, — сказал Тарх. Потом, хлопнув по плечу другого приятеля, хохотнул: — Аксель, и ты здесь?

— А где же мне быть? — огрызнулся тот. — Тоже мне, друг называется, даже не сказал, что колдун.

Махнув на него, чтобы помолчал, Мех проговорил озабоченно:

— Мы хотели у него на фабрике семьи укрыть, но предприятие уже сгорело, хозяин убит. Теперь у меня на шее висят две сотни гражданских, надо их куда-нибудь пристроить. — Ротмистр скрипнул зубами. — Кроме нас некому противостоять беспорядкам. Полтысячи хорошо вооруженных бандитов окружили гарнизон, так что полковник Самилко не может вывести подразделения на улицы. Еще две сотни боевиков штурмуют штаб тайной полиции.

— А чем занимается обычная городская полиция? — Тарх должен был уточнить этот вопрос, хотя почти не сомневался в ответе. — Наверное, охраняет погромщиков?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать