Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 47)


Хоть и было ему худо, Тархошамрахудан расхохотался. Это ж надо такое придумать — Темного смутил вид крови! Обидевшись за командира, Бергот угрожающе изрек, что за подобные намеки Темные наказывают на месте. Одернув мальчишку, Тарх отправил его на поиски какого-нибудь транспорта.

На соседней улице нашелся разбитый тарантас, запряженный полудохлой клячей. Мастеровые маги проворно поставили на место сломанные рессоры, а Тарх превратил изможденную кобылу в пышущего здоровьем рысака.

Когда они подъезжали к посту Серых на проспекте Триумфатора, в небе загудели крылья. Множество кораблей снижались одновременно в разных частях города. Один опустился в парке неподалеку, и по трапам сбежала сотня молодцов в лиловых плащах поверх кирас.

Имперская армия прибыла, чтобы навести порядок в бунтующей губернии.

Глава 15

ЕСЛИ ПОБЕДИТ РАЗУМ

Миштпора нашли в докторском особняке. Воевода не удержался, вышел на улицу, разогнал и порубил множество погромщиков, но и сам схлопотал удар мотыгой. Теперь Ланк смазывал вязким снадобьем почти затянувшийся шрам.

— Хреново тебе, оборотень, — проницательно подметил воевода. — Тоже не мешало бы подлечиться.

Доктор без долгих осмотров заявил, что Тарха не лечить надо, а Силу откачивать, только он, Оланкавачанд, этого прежде не делал, а потому за успех не ручается. По его словам, оборотень ужрался звездной энергии чуть ли не до второго ранга и просто чудо, как до сих пор не лопнул.

Лежа пластом на диване, Тарх едва слышно прошептал:

— Кажется, я помню, как это делали Рашон и Хаконд. Только пусть Виклиса наконец намалюет мой портрет — улучшенный, облагороженный. Чтобы Ланк смог подогнать внешность под эту картину.

— Бедный мальчик бредит, — засмеявшись, сказала Корда, а затем продолжила, не переставая хихикать:

— Я и без ее мазни сделаю тебе рожу, как в лучших картинных галереях.

— Плечи пошире, рост повыше и нос горбатый, как у отца, — торопливо перечислял оборотень. — И чтобы звериная сущность тоже покрупнее-посильнее стала.

— Капризный ты, однако… — Корда занесла жезл над лежащим: — Еще пожелания имеются?

— Обязательно. Подбородок сделай помощнее.

Ланк и Корда зашикали на него, и доктор наложил обезболивающее заклятие, от которого лицо, уши и рот словно распухли. Пришлось умолкнуть, потому что стало трудно ворочать непослушным языком. Он отдавал энергию, над ним порхали два жезла, струились чары, а тело начало меняться — ощущение для оборотня вполне привычное. Заныли, вытягиваясь, кости скелета, тупая боль сказала о нарастающей мускулатуре. Ребра и плечи раздались в ширину, распирая ставшую тесной рубаху.

Потом неприятные позывы прекратились, и Ланк разрешил оборотню встать. Оглядевшись в зеркале, он остался вполне доволен, лишь одежда стала куцей, нелепо облегая изменившуюся фигуру.

— Все равно многовато Силы в тебе осталось, — проговорила, нахмурившись, Корда. — Может, еще рост прибавить?

— Лучше отдайте малость Глонту, — предложил Тарх. — Пусть мальчишка скорее поправляется.

Обрадованный Ланк долго и горячо благодарил оборотня за щедрый подарок, а Тарх, в свою очередь, выражал благодарность старшим чародеям, сделавшим ему такое шикарное тело. Пока мужчины без толку сотрясали воздух, Корда прикоснулась жезлом к одежде Тарха и простенькими заклинаниями подогнала брюки, камзол и сорочку точно под новые пропорции.

Само собой, ни Рашон, ни Хаконд об этом даже не подумали. Что им, высшим магам, об одежде заботиться. Иди, говорят, покупай новый костюм…

Возбуждение, державшее Тарха весь день и большую часть ночи, стремительно покидало его. С крыши особняка оборотень безразлично смотрел, как продвигаются по улицам имперские подразделения.

Уверенные в своей безнаказанности погромщики беззаботно веселились и плясали вокруг костров, где горели их жертвы. Когда появились отряды Лиловых Плащей, беснующаяся толпа не слишком обеспокоилась — солдат было всего полсотни против тысячи распаленных вергов. Самые отчаянные, обкурившиеся дурманной травы, со смехом бросились на армейскую шеренгу, бестолково размахивая садовым инвентарем.

Гвардейцы метнулись навстречу лиловой волной. Сверкнули клинки, повалились первые погромщики. Солдаты, не задерживаясь, шли дальше, нанося неотразимые удары.

— Вы что творите?! — заорал вожак — глупый, усатый бугай с распухшим кривым носом. — Вы зачем на нашу землю пришли?

Экзекуция, устроенная гипернатуралами, ничему не научила толпу тупых ублюдков, всерьез убедивших себя, будто высшие силы даровали им право творить все что вздумается. Клыки и чары колдовского племени поколебали эту уверенность, но не сильно и не надолго. Колдовство слишком загадочно, действие магии легко принять за случайность. Клинки гвардейских когорт преподали урок быстрее и доходчивей.

Лиловые Плащи стремительно прошли сквозь нестройную толпу, пьяную от вина и крови. Булыжная мостовая покрылась трупами, и погромщики внезапно протрезвели. Так свора шакалов поджимает хвосты при появлении волчьей стаи.

С испуганными воплями они бросились врассыпную, толкая и топча своих женщин и детей, растаскивающих награбленное. Имперские когорты твердой рукой гнали толпу вверх по улице, оставляя позади горы трупов.

— Вот и кончился мятеж.

Тарх обернулся на голос Миштпора. Воевода стоял совсем близко, массируя зажившую рану. За его спиной собрались остальные.

— Армия справится без нашей помощи, — продолжал Миштпор. — Лично я намерен припасть к истокам. Желающие могут присоединиться.

— А как же натуралы? — напомнила Рона.

Все посмотрели на испуганных людей. Не знакомые с магией друзья Тарха не умели видеть в темноте, поэтому плохо представляли, что сейчас происходит в городе. Одна из женщин робко спросила:

— Солдаты бьют погромщиков?

— Солдаты убивают их, — уточнил доктор Ланк. — Вы можете остаться в этом доме до наступления спокойствия.

Дома, в которых жили городские маги, находились под защитой умело составленных

заклинаний. Не смогли преодолеть эти чары погромщики, не смогут и солдаты. Заглянув к себе, Тарх убедился, что все в порядке, хотя многие дома на Сабельной были разорены.

Переодеваясь для пикника, Тарх видел в окно, как солдаты избивают древками копьев оборванцев, застигнутых на месте преступления. Из дома напротив выносили тела убитых и покалеченных хозяев. Потом вывели истерзанную старуху, которая жалобно простонала, показывая рукой:

— Вот эти двое убили мою дочь и внуков-малюток… а зятя живьем сожгли.

Пленные, дрожа от страха, распластались на пыльной мостовой, целовали сапоги гвардейцев и выли нечеловеческими голосами, вымаливая пощаду. Рыдая, они клялись, что не хотели обижать дорогих соседей, с которыми много лет жили душа в душу, что ни один из них даже пальцем не тронул ни одного койсара, что койсары сами друг дружку поубивали, а в этом доме женщина слишком энергично сопротивлялась, когда ее хотели по-доброму изнасиловать, что дети сами себе головы отрубили.

' — Четвертовать, — распорядился офицер в чине премьер-майора. — Но перед тем как следует прижечь огнем, чтобы назвали зачинщиков.

Оборотень отвернулся от окна и подошел к зеркалу, застегивая ворот нарядного плаща из темно-вишневого бархата. События минувших суток были внутренним делом натуралов, но вакханалия бессмысленной жестокости произвела на него тяжелое впечатление.

Мрак, овладевший ничтожными душонками, губил все человеческое, превращая двуногую тварь в трусливого пожирателя падали. Как немного потребовалось усилий, чтобы простые добропорядочные людишки превратились в обезумевшую толпу разрушителей. Мрак выплеснул наружу потаенные помыслы, комплексы неполноценности, тягу к убийству. В той или иной степени подобное могло случиться и с колдунами…

Он прицепил к поясу ножны транспаразовых кинжалов, погасил светильники и, заперев дверь, отправился к месту сбора. На улицах было полно солдат, схваченные преступники покорно сооружали для них же предназначенные виселицы, но никто не обратил внимания на колдуна в парадной одежде. Пролитая кровь накачала его сущность ресурсами звездной энергии, сделав Тарха магом огромного могущества. Он совершенно не представлял, какого ранга Силы достиг.

Возле особняка Корды собрались два десятка Темных— все в ярких праздничных одеждах. Невероятным образом— разумеется, не обошлось без виртуозных колдовских уловок — женщины успели соорудить изысканные прически.

Старая волшебница пошевелила антикварным жезлом, открыв врата на Невидимую Дорогу. Перед горсткой Темных возникла сеть сверхсекретных коридоров. Проходы, ведущие сквозь пространство магических сил, тянулись дальше, чем способен был видеть глаз. Тусклые тоннели разветвлялись, боковые отростки терялись в темноте.

— Идите за мной, — приказала Корда. — Будьте осторожнее, здесь так просто заблудиться.

После пяти поворотов она вывела собратьев к старинной арке, за которой раскинулся Купол. Посмотрев на Тарха без былой неприязни, Миштпор осведомился:

— Знакомые места? Из всей компании здесь бывали только ты и Корда.

Оборотень осторожно прошел под аркой, ступив на мутный куполит. Оглядевшись по сторонам, он растерянно качнул головой и пролепетал:

— Нет, воевода, ничего знакомого. Словно попали на другой Купол.

Эта часть Крыши Мира разительно отличалась от сектора, где не так давно высаживалась вергатильская экспедиция, а чуть позже работали колдуны-исследователи. Рельеф был покорежен Силами, что свирепствовали здесь в час Последней Битвы. Опаленный куполит застыл округлостями мертвых волн, по изувеченной равнине кто-то разбросал наросты оплавленных скал. Дорога, построенная в позапрошлом столетии, вела через кристаллический лес к громадному холму.

Дюжину веков назад у подножия этой возвышенности Темный Властитель одолел главаря Светлой нечисти. Затем, став на вершине холма, направил сквозь Горловину Купола поток энергии, отшвырнув Небесную Раковину прочь от Теллуса. К исходу того дня, растратив Силу в неимоверной схватке, Темный Властитель стал полумертвым изваянием в пещере, разверзшейся в куполитовой глыбе.

Темные, пришедшие сегодня на Купол, не раз оказывались в опасных переделках и многое пережили. Однако сейчас всех коснулся благоговейный трепет. Осторожно, будто похолодев от избытка чувств, процессия приближалась к месту, ставшему святыней. Здесь каждая грань любого кристалла хранила память о великих событиях.

Только подойти к Склепу вплотную не удалось.

— Серые, — прозвучал недовольный голос Корды. — Они присвоили себе право стеречь покой усыпальницы.

Навстречу вергатильским паломникам выступили одетые в броню воины. Редкая цепочка Серых застыла, преградив дорогу к святыне.

— Остановитесь, кем бы вы ни были! — зычно приказал командир стражи. — Ближе подходить нельзя.

Миштпор миролюбиво разъяснил, что привел друзей не в набег, а с единственной целью — посмотреть на Склеп, дабы освободить душу от суеты.

— Смотреть можно, — разрешил Серый. — Отсюда смотрите. Ближе нельзя.

Остановившись в двух шагах от шеренги стражников, Тарх разглядывал куполитовый холм. В кристаллической толще переливались цветные пятна, сверкали внезапные ветви молний. Время от времени бегавшие по склонам блики складывались в подобие нечеловеческих лиц. Тех, кто лежит в Пещере, увидеть не удалось, но под черепом звучал невнятный шепот, словно кто-то далекий бормочет или даже бредит. Из мемуаров первых исследователей гипернатуралы знали, что внутри Склепа два гиганта застыли в напряженных позах, сжимая в руках оружие. Вокруг них расположились окаменевшие соратники.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать