Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 49)


Давно кипевший Миштпор набрал в легкие побольше воздуха, чтобы разразиться гневной речью, но Ликтор опять удержал его и заговорил сам. Оказалось, что штаб корпуса прекрасно подготовился к аудиенции. Без лишних слов Ликтор воспользовался хлориандовым амулетом, на котором были записаны пикантные сведения, собранные агентурой Багровой Тьмы.

Имперские офицеры с немалым интересом увидели сцены тайных встреч губернатора с остальными заговорщиками, включая всех присутствующих вергов. Была здесь и беседа между Талфамом и Шакиром на ладье, свидетелем которой оказался Тарх. Записи ясно доказывали: часть вергатильской элиты, замыслив измену, подстрекала соплеменников к мятежу, чтобы захватить власть и оторвать юго-восточные губернии от империи. Тех же вергов, что сохраняли верность Мишвенду, заговорщики повелели убивать наряду с койсарами и колдунами.

Другие живые картинки беспристрастно повествовали, как губернатор не пожелал выслушать Ликтора, предупреждавшего насчет зреющего заговора. Было также показано, как предводители погромщиков приказывали убивать койсаров и как Темные смешались с толпой, истребляя самых опасных бандитов.

Заговорщики бухнулись на колени и, рыдая, принялись разоблачать друг дружку, заверяя, что попали в плохую компанию по недоразумению. Не дослушав очередную порцию лжи, Буря приказал наряду Лиловых Плащей:

— В кандалы мерзавцев. Пусть тайная полиция выколотит из них полное признание. Имущество злоумышленников раздать пострадавшим.

Когда плачущих изменников увели, Буря строго поручил Базюлису навести порядок в губернии, причем опираясь на Темных, которые доказали преданность империи. Потом, подозвав Тарха, сказал приветливо:

— Помню тебя, поручик. На учениях ты хорошо поработал, мы тебя к очередному званию представили. Значит, ты из Темных?

— Оборотень, — гордо уточнил Тархошамрахудан. — А звание мне уже присвоено.

— Найдем и другой способ отметить колдовскую верность. — Генерал благосклонно хлопнул его по плечу: — Будешь представлен к награде, штабс-капитан.

— Служу Империи! — гаркнул оборотень.

Уже на улице Ликтор сообщил новости: погромщики убили сотни три горожан, впятеро больше покалечили, а заодно разграбили почти тысячу домов. Также убито не менее пятисот бандитов, втрое больше сидят в камерах. Главные заговорщики арестованы, остальных ищут и наверняка найдут.

— Одно плохо, — вздохнул Тарх. — Буря уезжает, а за старшего остается Базюлис. Нехороший он человек, запросто предать может.

Всплеснув руками, Миштпор вскричал в притворном ужасе:

— Этот неугомонный новый заговор раскрыл!

— До сих пор его предупреждения сбывались, — озабоченно напомнил полковник Ликтор. — Между прочим, я тоже не доверяю Базюлису. Надо будет за ним присматривать.

Глава 16

ЛЮБОВЬ АВАНСОМ

Легко и непринужденно Кабурина выскользнула из постели, потрепала его ладошкой. Тарх заурчал от удовольствия и потянулся к ней.

— Продолжение будет потом, — засмеялась ведьма. — У тебя есть душевая?

Весело напевая, она убежала принимать ванну, оставив оборотня в обществе смутных подозрений.

Тарх слишком долго мечтал об этой женщине и вот наконец получил ее. Причем получил без малейших усилий со своей стороны, на что — после Купола — совершенно не надеялся.

Ему было хорошо, но иногда набегало непонятное недовольство, правда, быстро улетучивающееся. Кабурина оказалась бесподобной в любовном мастерстве, и Тарх узнал, что половых органов у настоящей женщины гораздо больше, чем учат устаревшие книги по анатомии. Ничего подобного он до сих пор не испытывал ни с одной партнершей. Хотя, конечно, помнил о бурном прошлом Кабурины и понимал, что столичная гостья выбирает мужчин, трижды подумав о возможной выгоде.

Что же, за удовольствие надо платить. Хорошо хоть не наличными…

Завернутая в полотенце Кабурина вернулась, плюхнулась на кровать рядом с ним и нежно промурлыкала:

— Вставай, лежебока. Поговорить надо.

Еще утром он даже не надеялся увидеть Кабурину так скоро. Навалилось множество дел, из-за которых не оставалось времени думать о личном. Вергатильский легион Багровой Тьмы и полк Армии Призрачного Света почти без конфликтов обеспечили порядок в городе во время смены имперских войск. На рассвете Лиловые Плащи покинули губернский центр, потом в Вергатил вступила бригада жандармов, переброшенная из Дафгара.

Лишь после этого маги вывели свои подразделения с улиц. Разошлись по домам и добровольцы Меха.

Вернувшись к себе на Сабельную, Тарх завалился спать, но ближе к полудню загудел переговорник, лежавший на стуле рядом с кроватью. Не без труда и проклятий проснувшись, оборотень бросил на пластинку хлорианда взгляд, полный ненависти. Этого хватило, чтобы переговорник включился и над зеленым кристаллом взметнулось облако светящихся точек.

Разноцветные искры закружились, создав объемный портрет Кабурины — появились лицо, волосы, шея, обнаженные плечи, верх открытого бюста. Обнажившись, она держала свой переговорник в таком положении, чтобы собеседник увидел часть ее прелестей, но только небольшую часть.

— Твое сердце по-прежнему разрывается от неразделенной страсти? — осведомилась она игриво.

— Считай, уже разорвалось… Между прочим, мне была обещана взаимность.

— Скоро, миленький. — Кабурина сделала почти серьезное лицо. — На вратах в твоем доме запирающие чары. Не откроешь вход?

— Ты придешь прямо сейчас? — опешил оборотень.

— Ну… — Ведьма захихикала. — Сначала я все-таки оденусь. Иначе не сможем поговорить. Ты ведь такой маньяк.

Одевалась она стремительно. Не успел Тарх навести в доме отдаленное подобие порядка, как в коридоре послышался настойчивый перезвон невидимых колокольчиков. Кто-то стоял на Невидимой Дороге возле врат, ведущих в жилье магистра, нетерпеливо поторапливая хозяина. Тарх сделал глубокий вдох, пытаясь утихомирить слишком громко стучащее сердце, затем сорвал чары запрета.

Кабурина явилась в черной сорочке с длинными рукавами, клетчатой юбке и черных туфельках. В одной руке она держала палочку заклинаний, в другой — накрытую салфеткой корзинку. Еще бы шапочку яркой расцветки — не отличить от сказочной героини, несущей пирожки больной бабушке.

— Прежде чем открывать вход, надо взглянуть — кто пришел, — строго выговорила ведьма, но тут же заулыбалась: — Как я тебе нравлюсь?

— Бесподобна, как всегда. — Он мечтательно закатил глаза. — Только напрасно так коротко подстриглась.

— Много ты понимаешь! — с привычной бесцеремонностью огрызнулась она. — Ладно, рассказывай, как ты геройствовал во время беспорядков… И внешность себе хорошо подправил — гораздо лучше стал, чем раньше.

Впрочем, она не дала Тарху даже рта раскрыть — тараторила без остановки. Поведала, что столичному начальству понравилось, как действовали вергатильские Темные. Еще — что решила прихватить немного снеди, потому как у него наверняка пуст холодильный шкаф. Надо ж! Прямо мечта любого

озабоченного мальчишки. Самая желанная из всех женщин сама пришла и тащит в постель. Хотя про постель пока ни слова не было — только про стол говорили…

Тарх давно вышел из возраста, когда простительно верить в сказки. Если Кабурина решила предложить себя паршивому и презренному провинциалу — значит, ей что-то нужно взамен. А чего можно хотеть от такого, как он? Спустя мгновение, когда Кабурина стала восхищаться подросшим рангом оборотня и его новой шикарной внешностью, Тарх осведомился, нахмурившись:

— Тебе от меня что-то потребовалось?

— Кажется, это ты от меня кое-чего хотел, — захихикала ведьма, но сама почувствовала фальшь и, поменяв тональность, тихонько попросила: — Помоги. Я вляпалась в нехорошую историю.

— Убить кого-нибудь нужно? — Он сделался мрачным.

— А ты догадлив. — Снова послышалось глупое хихиканье. — Сможешь?

Не зная подробностей, он не мог ответить, однако незнание — не повод отказываться от мечты. Тарх молча показал на спальню.

— На такие дела я хожу по ночам, так что советую отдохнуть часика три-четыре.

— С тобой отдохнешь, — захихикала Кабурина.

Раздевалась она весело и непринужденно. Медленно расстегнула сорочку, надетую на голое тело. Потом скользнула на пол юбка.

— Сейчас ты увидишь такое, чего другая не покажет…

Прошептав эту заманчивую угрозу, ведьма махнула волшебной палочкой, и окна подернулись непрозрачной завесой. В спальне сразу сделалось темно, лишь свеча вдруг загорелась в углу. Кабурина шагнула к Тарху, повисла у него на шее, прижавшись жаркой упругой грудью, обожгла поцелуем, щекотала умелым шершавым язычком. Оборотень совсем потерял голову и вдруг обнаружил, что урок нетрадиционной анатомии уже в самом разгаре.

После душа ведьма набросила сорочку, но застегиваться не стала, так что в поле зрения то и дело появлялись аппетитно манящие округлости.

— Вроде больше не хочешь, — несправедливо заключила Кабурина. — Или не можешь. В любом случае с тобой теперь можно говорить о важных делах.

Наверняка она знала, что Тарх был готов к разговору с самого начала. Тем не менее решила внести часть платы авансом. Вероятно, дело предстояло непростое.

— Перекусим, — предложила она. — Я с утра так нервничала, даже не позавтракала.

Похоже, нервное напряжение покинуло изголодавшуюся ведьму. Кабурина с аппетитом наворачивала бананы с апельсинами, предоставив оборотню расправу с мясными деликатесами. При этом она успевала рассказывать столичные сплетни про гипернатуралов из высшего света. Налив себе стакан сока, прогулялась к окну, выглянула на улицу и сказала, присвистнув:

, — Красотища-то какая! Виселицы повсюду, жмурики неубранные… Вон, опять кого-то поволокли. При таких делах смертью больше, смертью меньше — никто не заметит.

Тарх даже засмеялся — с таким энтузиазмом она говорила.

— Так кого убивать будем?

— Есть один нехороший человек. — Она потупила глазки. — Замаил Самур. Вице-мэр Вергатила, личный друг генерала Базюлиса.

— Знаю такого, большая сволочь. А чем он тебе насолил?

Замаил считался влиятельным натуралом, вдобавок имелись подозрения, что он якшается со Светлыми. Темные давно внесли его в список подлежащих ликвидации за необузданное взяточничество и привычку принуждать городских красоток к сожительству. Кроме того, Замаил владел множеством притонов, где продавались наркотики.

Вице-мэр был все еще жив по единственной причине: он никаким боком не участвовал в организации недавнего путча, напротив, предупредил Светлых об опасности.

— Негодяй уверяет, будто я выболтала что-то в постели! — возмущенно пожаловалась Кабурина. — Теперь шантажирует. Говорит: не будешь больше информировать — сообщу твоим, что выдала важные тайны.

— На самом деле важные?

— Да ничего особенного! — с пылом вскричала Кабурина, и Тарх понял, что она врет. — Но меня могут наказать, а наказания заслуживает только он.

— Ты тоже хороша. — Тарх хмыкнул. — Чего ты боишься сильнее — разбирательства в трибунале Тьмы или гнева высокопоставленных любовников? И с чего ты вообще вздумала лечь под натурала?

Она не ответила, да ответа и не требовалось. Такие, как она, всегда трепетали перед влиятельными персонами — не важно, магами были те, или натуралами. Хоть и пятый ранг, а мозгов маловато. Одно слово — спортсменка.

Неожиданно Кабурина, всхлипнув, взмолилась:

— Сделай это по секрету… Никто не должен знать о моем провале — ни ваш воевода, ни Шух, ни мои начальники в Мишвенде.

— В чем провал-то? — не понял оборотень.

— Я должна была завербовать Самура. Не вышло…

Тарху снова почудилась фальшь. Она недоговаривала. Вероятно, в постели было и впрямь сказано что-то слишком важное.

Поглаживая ее роскошную грудь, Тарх потребовал:

— А теперь ты расскажешь мне, что именно узнали Светлые.

— План первого дня войны, — тихо созналась ведьма. — Мы подтягиваем Темных из соседних губерний, потом — как на недавних учениях — внезапно атакуем базу Светлых и одновременно зачищаем город. На следующий день — марш-бросок к Пещере.

— Смешной план.

— И тем не менее надо убрать натурала, узнавшего слишком много.

— Но он же наверняка успел рассказать своим все, что узнал.

Сделав строгие глаза, Кабурина фыркнула:

— Ты слишком много болтаешь! Или струсил? Если я говорю, что надо убить, значит — надо. У тебя есть идеи?

Не ответив ей, Тарх задумался. Тут можно было сработать по-разному. Главное — выбрать самый безопасный для исполнителя образ действий. Он уточнил:

— Замаил ждет тебя сегодня ночью?

— Вечером. — Она вдруг огорошила Тарха: — Я захватила его рубашку. Ты ведь его по запаху искать будешь…

Оборотень с трудом подавил улыбку. Пятерочница не видела разницы между кошкогиеной и обычной собакой.

— Подожди меня здесь, я должен разведать обстановку. Или вернусь за тобой, или передам указания через переговорник, — проговорил он с мрачным видом.

Само собой, он вовсе не собирался убивать вице-мэра в естественном своем обличье — ни человеческом, ни зверином. Светлые успели сообразить, кто скрывается под шкурой гиенокота, поэтому разоблачение Тархошамрахудана стало бы делом нескольких минут.

До сквера Трех Пальм оборотень прогулялся пешочком, и этого времени хватило, чтобы продумать детали. Возле сквера поскрипывала дощатая рама, на которой висели раскачиваемые ветром погромщики. Трупы, как он и надеялся, были обглоданы — до висельников добрались вурдалаки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать