Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 55)


— Значит, ты не вправе приказать своим капитулировать? — расстроился Тарх.

Вабланг гневно заявил, что не отдал бы подобный приказ даже будь у него такие полномочия, потому что победа Света уже близка. На сей счет у Темных имелось другое мнение, однако спорить они не стали. Вместо этого Тарх осведомился, почему не работает дальняя связь.

— И тропы тоже взбесились, — согласился Вабланг. — По-моему, дело в наложившихся чарах. Вы пытались заглушить наши системы транспорта и связи, наши иерархи тоже строили такие планы. В результате обе стороны остались без магических средств сообщения.

Затем он снова замкнулся и хмуро спросил, когда и как его казнят. Темные командиры переглянулись, отпустили серию подобающих шуток, после чего Тарх, посмеиваясь, сообщил:

— Тебя не казнят. Тебя опустят.

Колдун-троечник не понял, о чем идет речь, а когда понял, было уже поздно. Тархошамрахудан грубо и безжалостно выкачал из него почти всю — до предпоследней капли — Силу. Себе он не взял почти ничего, поровну распределив добычу между Миштпором, Данзом, Астахом, Кордой, Ланком и Кабуриной. Перепало понемножку и другим собратьям, кто оказался рядом.

Ставший десяточником Оз-Вабланг истерично рыдал, ломая руки, и умолял прикончить его, потому как не сможет жить в позоре, лишившись способностей к высшему колдовству. Разумеется, его просьбу не выполнили — прошлыми своими делами Светлый заслужил такую участь.

Выросшая в ранге Кабурина была счастлива, как малое дитя, получившее звонкую погремушку. Чуть не прыгая от нетерпения рассчитаться за царский подарок, она увела Тарха в почти целый дом на тихой улочке, подвесила заклинания, чтобы посторонние не отвлекали, и громко потребовала, бесстыже глядя серо-голубыми глазищами:

— Раздень меня.

После сложных гимнастических упражнений, свернувшись клубочком на кровати невесть куда сгинувших хозяев, Кабурина мурлыкнула:

— Любимый, все-таки ты не послушал моих советов и перепил энергии. Не чувствуешь похмелья?

— Немного есть, — признался Тарх. — Не беспокойся, это терпимо.

Он был наивен — Кабурина вовсе не о нем тревожилась. Истинная причина ее заботы стала понятна, когда ведьма с жаром вскричала:

— Зачем же терпеть — скинь мне один ранг!

— Не беспокойся, — печально усмехаясь, повторил оборотень, — Это простое опьянение. Состояние, согласись, довольно приятное.

— Откуда мне знать, — разочарованно проворчала она, переворачиваясь на другой бок. — Я, как тебе известно, алкоголем не балуюсь.

Глава 18

НОЧЬ ДЛИННЫХ КЛЫКОВ

Наступило утро, но было по-прежнему темно, словно ночь не кончилась. Дымы пожаров застилали небо, и лишь языки пламени освещали развалины своим темно-красным мерцанием, от чего казалось, что сбывается пророчество о приходе Багровой Тьмы.

С позиций приходили неутешительные донесения — противник по-прежнему вдвое превосходил Темных количеством бойцов. Дважды за утро пытались Миштпор и Тарх перегруппировать подразделения, чтобы создать перевес на направлениях удара, но всякий раз Светлые успевали сосредоточить свои банды на этих участках.

— Светлых кто-то наводит, — хмуро проговорила Кабурина. — Поэтому они знают, где стоит каждый наш отряд и сколько в нем клинков, а потому безошибочно бьют нас в слабые места. Всякий раз сосредотачивают превосходящие силы.

— С чего ты взяла? — опешил Миштпор.

— Очевидно для любого, кто понимает работу разведки.

Воевода вопросительно посмотрел на Тарха, тот пожал плечами. Кабурина лучше них разбиралась в таких вопросах. Если профессиональная шпионка считает, что среди Темных завелся предатель — значит, так и есть.

Прибыл гонец из городского центра, где фланг когорты Данза касался сектора, занятого дружинами Ордена Благолепия. Данз сообщал, что Шудлай зовет Миштпора на переговоры. — Лучше ты иди, — предложил воевода Тарху. — А я прогуляюсь к Астаху. Поищу слабые места, куда можно ударить.

Разумеется, Бергот и Кабурина отправились с начальником штаба. Мальчишка-вестовой словно ревновал ведьму к Тарху и всю дорогу повторял, что война не женское дело, а потому бабам положено сидеть на кухне. Кабурина долго не обращала внимания на его нытье, но потом вдруг обиделась на очередную глупость и пообещала отшлепать. Возмущенный десяточник взвыл:

— А не ты ли Светлым на нас стучишь? Возле штаба вертишься, все планы вынюхиваешь…

— Ты, между прочим, тоже при командирах околачиваешься, — огрызнулась Кабурина. — Слишком много для своего ранга знаешь.

— Заткнитесь, пожалуйста, пока я не выпорол обоих, — пообещал оборотень. — Я про вас уже думал и считаю невиновными. Из штаба доносов к Светлым не уходило — за этим Корда следит.

Ведьма подхватила мысль на лету:

— Стало быть, изменник сшивается возле командира какой-нибудь когорты. Но —какой именно?

— Похоже, что во всех трех, — вздохнул Тарх. — Сначала попал в засаду Тибрел, потом — Данза подловили, а на рассвете мы начали рокировку когорты Астаха, но Светлые невероятным образом нас упредили.

Немного поразмыслив, Кабурина возразила:

— Утром Тибрел устроил успешный набег, чтобы встретить отряды, которые пришли из глубинки, и Светлые проморгали его атаку. Я думаю, миленький мой, что шпион переходит из когорты в когорту. Вчера днем он был у Тибрела, а на рассвете перебрался к Астаху.

Храм Благолепия охранялся караулом многочисленным, но не слишком пригодным для чародейской войны. С давних времен сторону Серых принимали не самые могучие маги, так что в команде Шудлая не имелось гипернатуралов сильнее шестерочника. По слухам, даже верховный жрец общеимперского Ордена пребывал всего-то во втором ранге. Зная об этом, Тарх вступил в капище ложной идеи без опаски — здесь не могли причинить ему зла.

— Ты стал главным в своей расцветке? — хмуро спросил, увидав его, Шудлай.

— Одним из главных.

Предводитель Серых замер в недоумении, потом махнул рукой, приглашая Темных садиться к столу. От угощения гости отказались, и Шудлай сказал:

— Смутное время.

— Ну да, кровь потоками, братоубийство, гибель культуры, хаос и приближение Мрака. — Оборотень нетерпеливо поморщился. — Давай-ка ближе к делу.

— Вы снова торопитесь, — со вздохом произнес Шудлай. — Меня всегда смущал прагматизм Темных. Вы стараетесь решать проблемы без всестороннего рассмотрения, словно заранее убеждены в собственной правоте.

— Так и есть. — Тарх строго покосился на рассмеявшуюся Кабурину. — Ты позвал нас, чтобы поболтать о философии?

Отрицательно качнув головой, Шудлай ошарашил собеседников неожиданным известием:

— Светлые пригрозили нам истреблением, если мы не поддержим их. Якобы завтра к вечеру прилетят корабли из Аждо-Тика, и тогда каждый маг, не

присягнувший Свету, подвергнется каре.

— Тебе угрожал Вабланг?

— Нет. Оза-Джабира прислала письмо с угрозами Высшему Кругу Благолепия в Мишвенде. Иерархи Ордена ответили отказом и призвали к мирному решению вашего конфликта, но Светлые разрушили столичный храм. Я получил обрывки мысленного послания — члены Высшего Круга убиты.

Судьба Серых мало беспокоила Тарха. Но если Шудлай сказал правду, это означало, что Светлые контролируют ситуацию в Мишвенде. Оборотень посмотрел на Кабурину, и та мысленно передала: «Светлые по меньшей мере закрепились в восточной части города, где находился храм Благолепия».

— Мои соболезнования, — буркнул Тарх. Шудлай ответил, и его голос наполнили отчаяние и боль:

— Я не нуждаюсь в жалости, но должен позаботиться о своих последователях. Светлые убивают нас, а Темные, захватив Заклятые Кварталы, не тронули наших собратьев. Поэтому мы решили заключить союз с вами. Если потребуется, я признаю истинность и мудрое величие Тьмы.

— Мы не нуждаемся в адептах, присягающих из-под палки… — отмахнулся Тархошамрахудан. — Лучше расскажи, сколько у тебя бойцов, а также — где они находятся.

Развернув карту города, Шудлай показал расположение своих отрядов, и Тарх перенес эти сведения на штабную карту легиона. Серых было немного, и Светлые выставили перед их позициями совсем слабые заслоны. Внезапным броском сотни с небольшим клинков Серые могли бы уравнять численное превосходство противника, и Темным станет проще расправиться с основной группировкой Светлых.

Тарх уже видел, как это произойдет: когорты Астаха и Данза атакуют сомкнутыми флангами, а тем временем надо будет вывести из пригорода когорту Тибрела и бросить в наступление, развивая успех. Конечно, на час-другой Заклятые Кварталы останутся без прикрытия, но за такое время особой беды не случится, зато победа гарантирована.

Он вдруг вспомнил о предателе, и настроение снова испортилось. Оборотень мрачно произнес:

— Прости, но у меня нет причин Доверять тебе. Серым придется начать бой первыми. Если увидим, что вы атаковали Светлых — поддержим.

— Я тоже не слишком верю новому союзнику. — Шудлай выдавил печальную улыбку. — Что поделать — мы начнем. Назови время и направление атаки.

— Сообщим чуть позже. И не опасайся, что мы бросим вас. Поодиночке Темные и Серые обречены.

— Рад, что ты это понимаешь… Скоро к Вергатилу подойдет большой отряд Светлых. Вроде бы они всю ночь искали ваших в окрестностях Старой Крепости, но под утро получили приказ вернуться…

Это было совсем печально. С другой стороны, следовало радоваться, что Вабланг не соврал, и у Светлых не осталось летучих кораблей. Иначе бы это подразделение оказалось в городе еще под утро, завершив сражение полным разгромом Темных.

Возвращаясь прежней дорогой, Кабурина была задумчива и что-то бормотала, как бы размышляя вслух. Судя по отрывкам, которые Тарх сумел расслышать, ведьма пыталась вычислить предателя. Дело для нее было непростое: столичная четверочница не отличалась умением логически мыслить и к тому же плохо знала вергатильцев.

Поневоле Тарх тоже занялся тем же делом, и список подозреваемых вырос до неприличных размеров, включив в себя всех присутствующих. Покончить с этим безобразием штабс-капитан смог лишь после настойчивых сигналов переговорника. Вокруг пластины хлорианда расцвел забитый рябью помех призрачный портрет Равката.

Собрат-оборотень бодро доложил, что обещание выполнено и он ждет бесценных указаний. Понимая, что враг может подслушивать, Равкат говорил иносказаниями, поэтому Тарху пришлось изрядно поломать голову, отгадывая, о чем идет речь. Единственная разумная догадка — страж ветхих традиций собрал-таки шайку себе подобных и намерен вступить в бой за Вергатил на стороне Тьмы. Тарх ответил в том же стиле:

— Знаешь груду камней, в направлении которой ты уехал от места, где мы встретились?

Трудно сказать, ввела ли его хитрость в недоумение тех Светлых, что, возможно, слушали их беседу. Во всяком случае, Равкат задумался крепко.

— Кажется, знаю, — проговорил он после долгого молчания. — Там рельеф — как на прародине. И название напоминает книгу великого поэта.

Вероятно, Равкат имел в виду легендарную прародину оборотней — существовавшую еще во времена планеты шара горную страну Инкарни. А считавшийся великим поэт-оборотень Мшатги действительно оставил потомкам книгу «Старая башня, или Возвращение на руины»… Что же, будем надеяться, что Равкат понял: Тархошамрахудан намекает на расположенную в горах Старую Крепость.

— Из тех мест идут незваные гости, — печально поведал Тарх. — Клинков чуть меньше сотни.

— Как жаль, что нас всего трое, — притворно вздохнул собеседник. — Прощай, собрат, мы с Наддой будем помнить о тебе.

— Где она? — заорал штабс-капитан, но связь уже прервалась.

— Кто такая Надда? — заинтересовалась Кабурина, сузив глаза в припадке ревности. — Какая-нибудь деревенская потаскушка?

Бергот, который недолюбливал Кабурину, вновь обиделся, поскольку родители его перебрались в город уже после рождения самолюбивого пацана.

— Деревенские шлюхи ничем не хуже городских! — вызывающе заявил он. — У них и мяса побольше — есть за что подержать.

— Да отстань ты, — шикнула ведьма. — Тарх, о чем ты говорил с этим уродом? Темнили-то как, ни хрена не понять.

— В штабе поговорим, — отмахнулся Тарх.

Однако в штабе ждал сюрприз в лице обмотанного кровавыми бинтами Кенджибара. Философ громко стонал и рассказывал сквозь бред, как его отряд был внезапно атакован превосходящими силами врага и поголовно уничтожен.

— Мы с трудом заткнули дыру двумя десятками из когорты Данза, — сообщил Миштпор. — Считай, без резервов остались.

Выразительно посмотрев на Тарха, Кабурина зловеще усмехнулась. Оборотень ответил таким же взглядом. Кусочки мозаики заняли положенные места, так что личность изменника не вызывала сомнений. Ведьма произнесла насмешливо:

— Даже странно, как тебе всякий раз удавалось уходить живьем. Поделись секретом перед смертью.

Кенджибар притворился, будто потерял сознание, но Тархошамрахудан приставил к его горлу нож. Транспаразовое лезвие без нажима рассекло кожу, выпустив струйку крови. Затрепетав, побледневший философ уставился на Тарха широко раскрытыми глазами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать