Жанр: Детская Фантастика » Дмитрий Емец » Гладиатор забытых созвездий (страница 6)


— Как видишь, — расстрогался робот-нянька. — Я думал, только я один и остался из всей нашей старой гвардии. Ах ты, старая гора ржавчины!

И они снова с лязгом обнялись.

Потом Старый Шкипер покосился на монитор, на котором Деметра была уже размером с кулак.

— Возвращаемся, — объявил он. — Похоже, вас нашли. Что вы там натворили, если ради вас решили вернуть в порт все корабли?

— Долго рассказывать. Мы хотели предупредить капитана Крокса об опасности, но, видно, не судьба.

— Капитана Крокса, этого киборга-пирата? — неодобрительно качнул головой Старый Шкипер. — Когда-то я воевал с ним.

— Шкипер, ты можешь что-нибудь сделать, чтобы отвести корабль от Деметры? — взволнованно спросила Лависса. — Ведь на планете и тебя самого отправят в утиль, если найдут.

Древний робот задумался. Он внимательно посмотрел на девочку, положил массивную руку ей на плечо и спросил:

— А ты уверена, что действительно хочешь спасти капитана Крокса? Ладно, так тому и быть!

Старый Шкипер подошел к навигатору и, решительно крякнув, сорвал прозрачный куб с места, отбросив его в угол отсека. Под навигатором оказались рычаги управления и панель приборов, какой она была до реконструкции.

— Поломка, поломка, нарушение деятельности! — заголосил навигатор и смолк.

— Двести двадцать два черта и одна ведьма! Переходим на ручное управление, как в старые добрые времена! — прогудел большой робот. — Баюн — к компасу! Девчонка, как тебя там, встань у карты и считывай координаты! А ты, мальчишка, поди сюда, будешь мне помогать. Свистать всех наверх!

Глава 3. «ИДУ НА ВЫ!»

Едва капитан привинтил Грохотуну его перепрограммированную голову, попугай сразу почувствовал, что боевой робот стал прежним. Узкие прорези его глаз в рогатом шлеме засветились хищным зеленоватым свечением, а огромная пневматическая лапа первым делом потянулась к кобуре, но вместо бластера наткнулась на щетку.

— Что это за гадость? — прорычал Грохотун, разглядывая щетку так, будто это был раздавленный червяк.

— Ха-ха-ха! Это же твоя любимая щеточка, твоя игрушечка! — возликовал попугай. — И ты еще пытаешься убедить нас, что не знаешь, что это такое?

— А ну заткнись, комок перьев! Лови, если она тебе нужна! — рявкнул Грохотун и швырнул в попугая щеткой с такой силой, что если бы хитрая птица не успела взлететь с плеча капитана, ей пришлось бы плохо.

Боевой робот встал и пинком расплющил пылесос, мусор разлетелся по всей комнате. Прежний Грохотун-уборщик пришел бы в ужас и стал бы бороться с микробами, этот же только довольно умехнулся.

— Ты кр-ретин! У тебя р-разр-рушительные инстинкты! — заголосил попугай, проносясь под потолком.

Не обращая на него внимания, боевой робот снял со стены свой бластер, передернул затвор, поставил на предохранитель и привычным движением сунул мощное оружие в кобуру.

— Пора на «Странник», он уже заждался нас, — сказал капитан Крокс, подходя к окну и вглядываясь в темный силуэт звездного корабля, замерший у озера.

Сборы заняли минимальное время. Ни у Крокса, ни у Грохотуна, ни у попугая не было никаких вещей, кроме оружия. Единственным, что пиратский капитан всегда носил с собой, где бы он ни находился, была небольшая шкатулка из дерева неизвестной породы. Она была всегда заперта, и что находилось в ней, неизвестно — даже любопытный попугай этого не знал: капитан никогда не открывал при нем шкатулку. В этом проявлении характера у Крокса было много общего с Баюном.


Не прошло и часа, как «Звёздный Странник», боевой флагман времен последней галактической войны, с ревом двигателей сорвался с места и взлетел, оставив на оранжевых скалах планеты копачей выжженное пятно примерно двадцати метров в радиусе. Это был след раскаленного буранового топлива, когда стартовые газы струей вырвались из сопел. Такие шрамы долго не заживают на теле земли.

— Прощай, планета копачей! Надеюсь, еще когда-нибудь увидимся! — капитан решительно налег на штурвал, и «Звездный Странник» взял курс на Деметру навстречу своей судьбе.

— Посмотрим, что ты умеешь, Скелетон-1. Я всю жизнь испытывал судьбу, хотя на самом деле, это судьба испытывала меня, — пробормотал Крокс. Он включил реактивные ускорители, постепенно разгоняя звездолёт до той скорости, которая необходима для входа в гиперпространство.

Так как никаких особенных дел у Грохотуна в полете не было, а капитан ни за что не доверил бы ему управление «Странником», рогатый робот раздвинул стальные створки на груди и извлёк оттуда свою потрепанную инструкцию. Книжица протерлась почти до дыр, и Грохотун неоднократно обклеивал ее прозрачной ламинирующей пленкой. Читать свою инструкцию было любимым занятием робота. Правда букв он не знал, но это было и не обязательно. И без того ему было известно, что про него написано, потому что робот выучил текст наизусть.

«Бо-е-вая мо-дель ро-бо-та класса „сержант“, — с удовольствием читал Грохотун. — Мо-дель обладает повышенной ударопрочностью. Хы, это про меня!»

И для большей убедительности он постучал себя огромным пневматическим кулаком по голове.

— Что-то лязгает, — озабоченно сказал Крокс. — Попугай, мы закрыли все наружные люки?

— Не думайте об этом, кэп! Это Грохотушка развлекается, — хмыкнула птица. — Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы гранатами не швырялось.

«Модель класса „сержант“ легко ре-мон-тируется, — продолжал читать по памяти боевой робот. — В част-но-сти, рука отвинчивается следующим образом. Вначале от-вин-чиваются поочередно пальцы, потом кисть, потом отсоединяется пневматический привод 3 от сцепки 5, как показано на чертеже 34а. Ремонт го-ло-вы выполняется аналогичным образом. См. рис. 34в.» Ишь ты, сколько про меня картиночек и какой я сложный!

— Грохотун, а Грохотун, почему бы тебе не разобрать самого себя? — хитро предложил попугай. — Читать-то ты любишь, но хоть бы раз, что ли, руку отвинтил или ногу! Просто, чтобы посмотреть, как она устроена. Разве тебе не интересно?

— Что я дурак что ли, себя разбирать? — фыркнул боевой робот. — Отвинчу я, положим, ногу, а ты какую-нибудь детальку сопрешь, и мне что потом, на одной ноге за тобой гоняться?

— Ты ужасно подозрительный,

Грохотун. С тобой положительно нельзя иметь дело! Во всём ты видишь какую-нибудь подлость или каверзу! — надулся попугай, хотя именно так он и собирался поступить.

Птица некоторое время помолчала, обдумывая, какую бы еще пакость ему сделать или сказать, и окликнул:

— Грохотун, а Грохотун!

— Чего тебе?

— Ты когда-нибудь слышал про блуждающий нерв?

— Угу, — важно подтвердил рогатый робот, хотя столкнулся с этим понятием впервые в жизни.

— Так вот, — с хитрым видом продолжил попугай. — Да будет тебе известно, у всех современных моделей боевых роботов устанавливают систему блуждающего мозга.

— Как это?

— А вот так. Ты ведь слышал, что мыслительный процессор у вас самое уязвимое место? Попадут в бою и — ку-ку! Нет робота. Пушки целы, пневматика цела, а робот уже не работает. А блуждающий мозг — как бы кружит внутри по всему корпусу: сегодня он в руке, завтра в ноге, послезавтра в груди. Это делает робота практически неуязвивым. Даже снайпер не угадает, куда целиться.

Грохотун на время озадачился, потому что он никогда не слышал о таком. Робот замолчал, а потом, как ему показалось, многозначительно посмотрел на попугая и соврал:

— У меня того… тоже такой мозг, потому что я… того… тоже современный.

Носатая птица расхохоталась так, что у нее едва не заклинило клюв, и она чуть не свалилась с плеча у Крокса:

— Значит, у тебя блуждающий мозг, Грохотун? Я так и думал. Значит, твой мозг ушел к кому-нибудь в гости и до сих пор не вернулся!

— Отстань. Никуда он не уходил, — рассердился Грохотун. — Он во мне!

— Хорошо, пускай в тебе. Тогда объясни мне еще одну вещь: почему, блуждая круглый год по твоему огромному туловищу, он никогда не забредает в голову? Ну просто хотя бы ради разнообразия?

— Потому что там тупик, — убежденно заявил Грохотун. — Забредет мозг, положим, в голову, а дальше ему идти некуда, вот и приходится возвращаться.

Взглянув на кривую роста скорости, высвечивающуюся на мониторе, и убедившись, что полет проходит по плану, капитан Крокс поставил навигатор на автопилот и повернулся в шкиперском кресле к верному боевому роботу.

— Грохотун, ты рад, что мы вышли в космос? — спросил он.

— А то! Давненько мы ни с кем не дрались, — коротко прогудел тот, поворачивая к хозяину свой рогатый шлем.

— Значит, тебя хочется подраться? А знаешь, что делал древний русский князь Святослав перед боем? — спросил капитан. — Он посылал к противнику гонца с коротким посланием: «Иду на вы!» И это значило, что русские рати готовы сражаться с любым врагом, сколько бы воинов у него ни было, в честном бою и даже заранее предупреждают его об этом, уверенные в своей мощи и доблести.

— К чему вы это, капитан? — не понял Грохотун.

— Сейчас ты это поймешь. Мои предки были из России, и во мне сохранились кое-какие их черты, — сказал киборг.

Он подвинул к себе пульт лазеропередатчика и отстучал на нем по всем волнам короткое беспарольное послание:

«Иду на вы. Капитан Крокс.»

— Что вы делаете, кэп? — переполошился попугай. — Нас же запеленгуют, и нам наперерез ринется весь космический флот, все корабли звездного патруля!

— Именно этого я и добиваюсь. Встретиться сразу со всем звездным флотом. Возможно, это будет наш последний бой, но скучать нам не придется, а Грохотун?

— Так точно, капитан, — радостно отчеканил боевой робот. — Прикажете выпустить на навигационной рее флаг?

Флагом на космическом сленге — ведь не станешь же вывешивать настоящее знамя на световой скорости! — назывались особые позывные, передаваемые по всем волнам и принимаемые всеми навигаторами как видеоизображение. И теперь, приказав выпустить флаг, капитан Крокс знал, что на всех мониторах во всех рубках звездного патруля и тем более на сверхчутком навигаторе Скелетона-1 спустя несколько секунд появится изображение трепещущего на ветру черного пиратского знамени.

— Иду на вы! — повторил Крокс и решительным толчком штурвала ввел свой покрытый шрамами и выбоинами боевой звездолёт в гиперпространство.

Мрачная черная машина треугольной формы, похожая одновременно на сверхзвуковой истребитель начала XXI века и на мчащегося в толще воды электрического ската, прорезала пространство. На носу звездолёта располагался небольшой, постоянно вращающийся сканер. Ниже, под бронеперегородкой, были установлены зрительные датчики и измерители расстояния, а почти сразу же за ними две невысокие башни, из которых при получении приказа выдвигались счетверенные дула лазерных пулеметов.

Если вглядеться внимательнее, то на черных бортах машины можно было обнаружить неглубокие борозды-смыки. Это означало, что перед вами звездолёт, оснащенный системой изменения формы. При необходимости бронированные подкрылки втягивались, из фюзеляжной части выдвигались широкие бесшумные гусеницы, — и космический корабль превращался в маневренного робота для ведения боевых действий на планетах и даже под водой.

Мыслящий процессор у этой тяжелой, весящей более полутора тонн беспилотной машины, был совсем небольшим, хоть и очень быстродействующим. Одним из главных его конструктивных особенностей являлось самообучающееся реле, которое каждую секунду решало одну и ту же задачу: любыми средствами в кратчайшие сроки найти и уничтожить капитана Крокса.

Итак, вы догадались, перед нами был Скелетон-1, самая современная машина для преследования и истребления, машина, не знавшая жалости и усталости, звездолёт, который перемещался во Вселенной с огромной скоростью и который нельзя было вывести из строя даже точным попадением лазерного снаряда. Машина, над созданием которой трудились лучшие технические умы Деметры, если, конечно, можно назвать лучшими умами те, которые тратят свои силы на разработку оружия уничтожения.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать