Жанр: Научная Фантастика » Андрей Дворник » Голому – рубаха (страница 29)


Часть 3. Встреча министров на яхте

Глава 1. Главное, мой мальчик, не забудь про подтяжки

Ожидая, что вот тут-то ему конец и наступит, Порнов мысленно уже попрощался с родными-близкими. Но нет, пронесло; кусать и жевать его не стали; заглотали и оставили в покое; лежал он на чем-то мягком, сродни дивану; диван этот ерзал, вздрагивая под порновской тяжестью, но терпел; так встречает новую рюмку водки желудок, до самого верха нагруженный уже алкоголем.

Порнов проникся пониманием этого и провоцирующих резких движений старался не делать; высвободил руки, осторожно уложив мешок рядом с собой.

– Переключись на инфракрасный, – приказал он киберу; задумался о чем-то своем и раздосадовано добавил:

– И главное, мой мальчик, не забудь про подтяжки!

Последнюю фразу кибер не понял, о чем тут же и доложил; инфракрасное изображение, впрочем, выдал на шлем мгновенно.

– Неграмотный ты, – посетовал Порнов, озираясь, – читаешь мало. Детская же сказка; Киплинг, кажется. Про то, как кит проглотил моряка и что из этого вышло…

Благодаря инфравизору, Порнов уже успел рассмотреть большую часть своего нового жилища – круглой комнаты метров на сто; светло-розовые покатые стены; красный свод, смыкающийся высоко над головой; черная холодная масса воды, покрывающая «пол» метровым слоем.

– Чем не «овальный кабинет»? – усмехнулся Порнов, – Только у одних он в Белом Доме, а у других – в желудке кита…

– А при чем здесь подтяжки? – не понял кибер.

– А какой же моряк без подтяжек? – вопросом на вопрос ответил Порнов. – Ты видел когда-нибудь моряка без подтяжек?

– Нет; то есть не видел; то есть не видел моряка; то есть…

– Нишкни! – приказал Порнов, пристально вглядываясь в дальний угол. – Там, по-моему, кто-то есть! Что это вон там за пятна?!

Тут надо сказать, что стены «овального кабинета» не были гладкими; толстые алые складки покрывали все боковины огромного пузыря; свободно свисая с потолка до пола, эта розовая мякоть на полу сходилась внахлест, образуя выступающие из воды частые диванчики; на одном таком как раз и лежал наш герой.

Прерванный на полуслове кибер понял приказ буквально и в полной тишине принялся менять светофильтры на шлеме; изображение перед Порновым становилось то синим, то зеленым, то совсем исчезало; были видны лишь отдельные яркие пятна.

– Стой! – зашипел Порнов, когда в дальнем углу вдруг не осталось ничего, кроме сгустка ярко-золотого сияния. – Что это за пятно такое?

– Спектр РЭА, – сухо обронил кибер; на экран при этом ни одной строчки не выдал.

– Ты давай, повежливей разговаривай, – осадил кибера Порнов, – Чего такой сдержанный; на «нишкни», что ли, опять обиделся?

– Прошу уточнить про подтяжки…

– А, вон оно что! – усмехнулся Порнов. – Обязательно расскажу, только попозже; так что это там за жар-птица?

На сей раз кибер был более щедр, обсыпав экран по краям рядами диаграмм.

– Спектр сигнала характерен для радиоэлектронной аппаратуры, – кибер «забуратинил», для скорости перейдя на фальцет. – Обилие третьих гармоник на частотах гигагерц и выше…

У Порнова на миг возникло нехорошее предчувствие; он, правда, постарался тут же прогнать его прочь.

– Уж не киборг ли трансформер нас сожрал, – Порнов, несмотря на необычность своего положения, хихикнул: ему вспомнилась картинка из порнографического журнала; на ней здоровенный кашалот, пристроившись сзади, изо всех сил «любил» маленькую толстенькую подводную лодку; позиция у кашалота была выгодная, морда – страшно довольная.

Кибер, однако, воспринял его слова за чистую монету и принялся послушно обсчитывать гипотезу.

– Вряд ли стоит монтировать ЭВМ в желудке, – заключил он.

– Ах, да, ты ведь шуток не понимаешь, – спохватился Порнов и спустил ноги в воду. – Пойдем, тихонечко посмотрим, что это он там проглотил… может, вещь какую полезную… – он помолчал и уж совсем тихо добавил, – или еще чего…

Шаг за шагом, по пояс в воде, он крался вперед; наконец, золотое сияние разлилось по всему шлему.

– Инфра-рэд, – шепнул Порнов. – Дай посмотрю глазами.

Комната вспыхнула красным, однако, ничего нового для себя Порнов не обнаружил; те же алые стены, те же розовые складки плоти, буграми топорщащиеся у стен и уходящие в черную непрозрачную воду.

– Там, что ли? – осведомился Порнов, кивнув на воду, – Нырять надо?

– Нырять не надо, – возразил кибер и перекрестьем прицела указал на особо массивную гору складок. – Там!

Здешний «диванчик» выпирал из воды больше остальных; вполне возможно, что в куче складок скрывался источник сигналов; но добраться до него было делом крайне сомнительным.

– Это тебе не язык говяжий, – с сомнением оглядывая широкий, как ковер, и толстый, как матрас, пласт мяса, сказал Порнов. – Я надорвусь, а его не подниму…

– Если использовать рычаг… – начал кибер.

– Какой рычаг, видел же, в какой спешке сматывались! – отрезал Порнов. – Хотя палку бы какую мог захватить; у того же Киплинга у моряка целый плотик был…

– И подтяжки, – выдал памятливый кибер.

– Ты меня долго еще изводить намерен? – осведомился Порнов. – При чем здесь подтяжки? Подтяжки – это символ житейской сметки; как без подтяжек, колпака и трубки китобоя трудно представить, так и без природной хитрости – моряка и солдата…

– Ответ формализован, – перебил его кибер. – Уточнений не требуется.

– Вот и ладушки, – сказал Порнов, – взаимопонимание достигнуто. Теперь давай помозгуем, как нам быть…

Он присел на диванчик напротив, тот рефлекторно вздрогнул; легкая волна

прошла по складке.

– Два пальца на корень языка, – проворчал Порнов; тут же его осенило. Рискуя полететь головой вниз, он вскарабкался с ногами на скользкую плоскость складки, и – «была не была!» – легонько подпрыгнул на месте. Земля под ногами ощутимо дрогнула, складка слегка вспучилась, ее верхняя часть забилась, как флаг на ветру.

Порнов прыгнул еще раз, теперь уже изо всей силы; к удивлению его, на этот раз многотонный ломоть мяса едва дрогнул.

– Привык, – понял Порнов.

– Слушай, у тебя керосина на сколько осталось? – спросил он кибера.

– При минимальном уровне ионной тяги энергии в скафандре на три секунды, – заметил кибер.

– За глаза хватит, – обрадовался Порнов. – Значит, так; я влажу на этот сундучок с секретом; ты запускаешь ранец на полную мощность на одну миллисекунду; можешь?

– Хоть на микро… – согласно ответил кибер.

Так они и поступили; Порнов осторожно, чтоб не потревожить, влез на уступ, кибер приготовился включить ионную тягу.

– Смотри, не подведи, – сказал Порнов, – второго дубля может не получиться…

Тут же он убедился в правоте своих слов. После мгновенного удара ионных струй язык рванулся вверх так, словно в него иголку воткнули; Порнов, как ядро из катапульты, пролетел через всю заходившую ходуном залу и чуть не врезался в переднюю стену; чуть – потому что на месте ее оказался холм холодной воды, невольно проглоченной чудовищем; Порнов, как серфинг, взмыл на его верхушку и помчался назад.

Глоток холодной воды успокоил судороги желудка; Порнова перестало крутить и гонять по полу; вынув шлем из воды, он уставился на место своего катапультирования.

– Где ты пропадал так долго?! – было первое, что он услышал.

– Опять, наверное, водку пьянствовал!

– Мич! – ошеломленно произнес он. В двух шагах от него на диванчике восседала Мич в скафандре; за стеклом шлема заспанно моргали ее глаза; она зевала. – Ты-то здесь что делаешь?!

– Я здесь живу! – был ответ.

– Я же тебя только что по телику видел; какого черта! – возопил он, ничего не понимая и для верности тыча пальцем в скафандр Мич.

– Как тут громкость убавляют? – в свою очередь осведомилась девушка. – Ты так кричишь, что у меня уши закладывает…

– А что же мне, молчать, что ли? – удивился Порнов. – То ты в черном кимоно голая коктейли пьешь, то в скафандре под вот таким одеялом знай себе дрыхнешь…

– Ты очень некультурный, – сказала Мич, сладко потягиваясь, – во-первых, не дрыхнешь, а спишь, во-вторых, не голая, а обнаженная, в-третьих… Что же в третьих?.. ах, да! В третьих, черное кимоно с чайными розами вот здесь и здесь? – она показала рукой на грудь и плечи.

– Именно!

– Это Броу. Я помню этот ее любимый халатик, – сказала Мич. – Ты спутал меня с моей сестричкой-близняшкой.

– Ты не говорила, что вы близняшки, – пробовал возражать Порнов; нынешнее открытие его совсем не радовало. Счастливый финал, окончание рейса, которые он себе успел нарисовать, начали медленно, но верно отдаляться.

– Разве? Ну, значит, забыла; сам бы мог догадаться; ты же видел Лео… Правда, мы очень похожи?

– По-моему, так не очень.

– Ну, а Броу – очень; говорю же – близнец; все, хватит! – возмутилась Мич. – Ты что, мне не веришь?!

– Верю – не верю, теперь-то какая разница, – уныло заметил Порнов; горячий душ и ледяное мартини таяли в бесконечной дали. – Это что же получается; выходит, я все три дня с твоей сестрой общался?…

– Расскажи, расскажи, – необычайно оживилась Мич, – как она тебе…

– Да я все больше через компьютер общался, – не понял ее оживления Порнов, – через радио…

– Понятно, что не через постель, – хихикнула Мич за стеклом шлема. – Но все же, как она тебе показалась?

– Вот нам сейчас говорить с тобой не о чем, как о твоей сестре!..

– А о чем же еще нам говорить?

– Например, о тебе.

– А что я, у меня все нормально… Тьфу, что это я; у меня как раз все хуже некуда, лежу тут, как в могиле; все бока отлежала.

– Нет уж, ты начни сначала, – попросил Порнов. – С того самого момента, как из кресла выпала.

– Да что тут рассказывать? Ну, выпала, закувыркалась вниз; приводнилась удачно, на ноги. Ушла под воду, думала – утону, но нет, всплыла. Давай смотреть, куда грести; вижу, впереди из воды вулкан торчит; голос в скафандре сказал, что до него километр – я обрадовалась. Еще он сказал, что с тобой связи нет – я расстроилась. Делать нечего, поплыла к земле; метров уже сто оставалось, когда из воды выскочила эта дура и проглотила меня. Я посидела, покручинилась, спросила у робота, что делать; он сказал, что система жизнеобеспечения у нас исправна, можем в ките хоть целый год жить. Я решила, что год – это слишком; решила дождаться, когда кит всплывет, и потом уж из него выбраться. Тут меня стало в сон клонить; если ты помнишь, меня этот гад («Любимое слово твоей сестры», – вставил Порнов; Мич согласно кивнула.) среди ночи поднял; вот я и решила доспать; как у вас говорят – себе на шею; среди ночи придавило меня этим языком – ни вздохнуть, ни охнуть – в переносном смысле, конечно; скафандр крепкий, что ему сделается! Вот, собственно, и все… Открываю глаза – тут ты стоишь!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать