Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 48)


— Эй, я не хочу ссориться, — оскалив зубы в недоброй улыбке и внезапно выпрямившись, сказал Грег японцу. — Разве есть закон, запрещающий разговаривать с красивыми девушками?

— Эта девушка принадлежит мне, — ответил якудза. Он стоял совершенно неподвижно, держа одну руку около отворота пиджака; другая его рука висела вдоль тела.

— Ты ошибаешься, приятель. Рабство отменили почти сто лет назад.

— Америке весь мир пока не принадлежит.

— Да? Но и Японии тоже.

— Это пока.

Тори подошла к брату.

— Прекрати, Грег! Нечего обсуждать здесь разницу в обычаях двух стран.

— Женщина, отойди! Это тебя не касается, — прорычал якудза, отталкивая Тори от Грега.

— Пошел к дьяволу! — крикнула Тори, моментально забыв все, чему ее учили. — Раз ты угрожаешь моему брату, значит, будешь иметь дело со мной.

Якудза медленно повернулся к ней лицом.

— Ишь ты, какая умная, а это ты видела? — он показал Тори пистолет. — Так что двигай отсюда...

Не дав парню договорить, Тори ударила его кулаком в солнечное сплетение. Глаза якудзы широко раскрылись от удивления, ударом его отбросило назад. Грег потянулся за пистолетом якудза, но в этот момент левая рука японца вцепилась ему в предплечье. Словно в замедленной съемке Тори видела, как якудза целится в Грега... и схватила японца за правую руку, державшую оружие. Помогая себе левой рукой, отклонила кисть противника в сторону, и в этот момент щелкнул взведенный курок. Якудза с силой ударил Тори в живот. Взвыв от боли, она снова бросилась на него, и тут раздался выстрел.

По лицу японца разлилась внезапная бледность; он пробормотал что-то непонятное — среди шума голосов и грохота музыки слов разобрать было нельзя, — и упал на пол; из раны ручьем потекла кровь, она расплывалась по полу темно-красным цветком — цветком смерти.

Тори наклонилась к японцу и потрогала его шею. Затем схватила Грега за руку и стала проталкиваться с ним сквозь толпу, дальше и дальше от лежащего неподвижно тела; вокруг нее мелькали сине-желтые огни, причудливо изменяя тени на стенах, а под потолком, словно живые, колыхались разноцветные оригами, и злые, враждебные лица смотрели им вслед...

Наконец брат и сестра выбрались из бара на улицу, на свежий ночной воздух, но Тори продолжала торопить Грега: «Идем скорее!»

Грег медлил и колебался.

— Подожди, может быть, тот парень ранен... А вдруг он умрет? Я думаю, нам не следует так спешить.

— Грег, он уже мертв. Я проверила — у него не было пульса. Если мы задержимся тут, нас убьют. Тот парень был из могущественного преступного клана якудзы, понимаешь? Якудза очень опасные люди.

Грег выглядел смущенным.

— Но мы попытаемся объяснить... Они должны понять, — возразил он.

— Они ничего не должны. Родственники парня понимают только одно — гири, священный долг. И их священный долг заключается теперь в том, чтобы уничтожить нас. Пошли, ради Бога! — Тори изо всех сил тянула брата от бара. — Если мы даже сейчас побежим, я не уверена, что нам удастся уйти от погони! Ну давай же! Скорее!

...Кто застрелил молодого якудзу? Тори? Грег? Или он сам случайно выстрелил в себя? Теперь этого никто никогда не узнает. Налицо один простой факт: смерть наступила в результате огнестрельной раны...

Спустя какое-то время Тори и Грег сидели в грязной забегаловке, каких разбросано по всему Токио великое множество.

— Надо же! Подумать только! Вот это да! — не переставая восклицал Грег. — Чтобы ты защищала меня, Тор! Обычно случалось наоборот!

— Дурацкая ситуация. Нам немного не повезло, — кисло возразила Тори. — Такое не должно было произойти.

— Но тем не менее это произошло. Непредсказуемость судьбы! Такая уж наша жизнь, наверное. Надо было мне приехать в эту страну, где я ни разу не был, о которой ничего не знаю, с культурой которой совершенно не знаком, и вляпаться в историю. Видимо, это моя судьба. Или карма, правильно?

— Не должно было этого случиться, — упрямо повторила Тори. — Если бы ты не...

— Нет, нет. Дело не в этом. Я увидел кое-что. То, что должен был увидеть.

— Да ну тебя. Ни черта не понимаю, о чем ты сейчас говоришь, — возмутилась Тори. Она все еще злилась на брата и не могла опомниться от всего того, что произошло. Девушка и раньше терпеть не могла оружия, а теперь и вовсе возненавидела его. Тори посмотрела в глаза Грега, сидящего напротив нее за столом, и увидела в этих ангельских сине-зеленых глазах то же самое выражение, что и несколько лет назад, после того, как чуть не утопила брата по его же собственной просьбе.

Тори почему-то показалось, что стычка с якудзой, опасная ситуация с выстрелами, смертью возбудила Грега, понравилась ему. Может быть, даже не столько понравилась, сколько вызвала у него чувство гордости. «Неужели это правда? — спрашивала себя Тори. — Разве могут быть у моего брата такие примитивные эмоции? Нет, нет, не верю! Блестящий, замечательный, всегда положительный Грег, американский астронавт, и вдруг такое? Исключено». И все-таки Тори никак не удавалось убедить себя в обратном, потому что в глазах Грега она видела подтверждение своих мыслей.

— А что тут непонятного? — продолжал рассуждать Грег. — Ты-то как раз должна понимать. Ты у нас самая загадочная личность в семье. Поэтому ты и отправилась сюда учиться, а? Я, наоборот, чистой воды прагматик. Математик, пилот, скоро полечу на Луну, надеюсь, что скоро. Но перед полетом я приехал в Японию, чтобы повидаться с тобой, Тор. — Он посмотрел

на сестру. — А ты говоришь, что ничего не понимаешь.

— Так оно и есть. Грег кивнул.

— Ладно. Я думаю, что после того, как ты смело защищала меня сегодня, ты заслужила награду. Я расскажу тебе одну вещь, хорошо? Кроме того, мы прилично надрались сегодня, так что все равно. — Грег глубоко вздохнул. — Насколько я понимаю, ты всегда считала, что я обожаю плавать, нырять и другие водные упражнения.

— Да, конечно, — ответила Тори, озадаченная словами брата. — У тебя это отлично получается.

— Не всегда так было, — ответил Грег. — Мальчишкой я, к примеру, боялся нырять. Отец страшно стыдил меня за мою трусость. Я боялся даже подойти к вышке, не то что прыгнуть с нее в воду, И однажды вечером он пошел со мной в Олимпийский плавательный комплекс. Эллис и его фирма оборудовали систему освещения в комплексе, оформили экстерьер и так далее, ну, ты понимаешь, поэтому он мог в любое время прийти туда. Он взял меня за шиворот и поволок на вышку. Я уже к тому времени догадался, что он собирался со мной сделать, и ревел во весь голос. Мне даже сейчас стыдно вспоминать об этом. Я так боялся, что описался от страха. Отец дотащил меня до самого края вышки, наклонил мне голову и я посмотрел вниз. В воде отражались дуги огней, и она была ужасно далеко внизу! Мне стало так страшно, что у меня застучали зубы, я еле держался на ногах, так что отцу пришлось поддерживать меня, чтобы я не упал.

— Вперед! — кричал он мне. — Единственный способ научиться нырять — это нырнуть! Прыгай!

— Не хочу, не буду! — ревел я.

— Мал еще, чтобы знать, чего ты хочешь! Делай, как я говорю!

И с этими словами он спихнул меня с вышки. Грег содрогнулся.

— Боже, как же долго я летел, пока не упал наконец в воду! Я и сейчас помню, как свистел ветер у меня в ушах, как стремительно проносились мимо окружающие бассейн строения... Мне кажется, один раз я увидел отца: он стоял на самом краю вышки, смотрел на меня и улыбался. Хотя, вполне вероятно, мне лишь показалось, что я его видел, не знаю. Дно бассейна, расчерченное линиями, было видно очень хорошо, словно воды в бассейне совсем не было, и это дно стремительно приближалось. Наконец мое тело ударилось о воду и быстро ушло вниз, дыхание перехватило... Затем отец подошел к краю бассейна, до которого я кое-как доплыл, и вытащил меня на бортик. Я был вялый, мягкий, как мешок с мукой, но отец только и сделал что хлопнул меня пару раз по спине, чтобы убедиться, что в легких не осталось воды. И мы снова поднялись на вышку. На этот раз я не плакал и, сцепив зубы, чтобы не стучали, сам прыгнул в воду. К четвертому прыжку у меня ломило от боли все тело, но я уже с интересом выслушал инструкции отца, как следует нырять.

Грег мрачно взглянул на сестру.

— Таким вот образом я научился прыжкам в воду, а потом даже полюбил плавать и нырять.

— Но это ужасно! Как ты мог полюбить все это после того эксперимента, который отец поставил над тобой?

— На этот вопрос я до сих пор пытаюсь найти ответ.

...Откуда-то донесся голос Рассела Слейда:

— Тори! О чем ты задумалась?

И Тори вернулась из прошлого в настоящее, в кофейню, где она сидела вместе с Расселом.

— Я... — Тори сделала видимое усилие, чтобы окончательно стряхнуть с себя воспоминания о прошлом. — Я размышляла о том, что рассказал нам Деке про гафний.

«И зачем я вру ему?» — подумала она.

— О том, какие возможности откроются для определенного сорта людей, сколько зла будет сделано благодаря этому металлу.

— Да уж, только нечего забивать голову ночными кошмарами, я так скажу. Лучше постараемся сделать так, чтобы кошмары никогда не стали реальностью. Кто стоит за всей этой историей с гафнием — вот что необходимо поскорее выяснить. Поможет ли нам Хитазура?

— У него мы и спросим, Расс, — ответила Тори, поднимаясь из-за стола.

Добиться аудиенции у Хитазуры оказалось практически так же трудно, как найти сокровища в пирамиде Хеопса. Хизатура был крайне осторожным человеком — враги даже считали, что осторожность у него приняла форму паранойи, но так говорили его враги, явно завидуя ему, и их зависть лишь говорила в пользу последнего. Никому еще не удалось совершить покушение на жизнь Хитазуры, следовательно, его система самозащиты и охраны была необыкновенно эффективной. С другой стороны, такая неуязвимость вовсе не означала, что Хитазура сидел без дела. Помимо всего прочего он был еще и могущественным оябуном, хотя обычно этого поста достигали люди гораздо более зрелого возраста. Не желая делить свою власть с подчиненными, Хитазура успел в течение трех лет уволить двух из них, обнаружив, что подчиненные преданы иенам гораздо больше, чем ему самому.

Тори свела знакомство с Хитазурой десять лет назад, когда она и ее брат скрывались от якудза, горевших страстным желанием отомстить наглым американцам за смерть одного из своих отпрысков. Якудза были главными соперниками клана Хитазуры, и друг Тори — тогда еще совсем юный и не занимавший поста оябуна — взялся защитить ее и Грега от неожиданно появившихся у них могущественных врагов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать