Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 61)


— Догадывается Фукуда или нет, не имеет значения. Мы должны войти в музей и схватить ее.

Пока они поднимались по гранитным, отделанным сталью ступеням, Рассел, шедший следом за Тори, взял ее за плечо и повернул лицом к себе.

— Ты ошибаешься, Тори. Это имеет значение. Если Фукуда знает, что мы приближаемся к ее логову, она будет готова к встрече с нами. Поэтому нам следует изменить нашу тактику.

— Пусть так. Что ты предлагаешь?

— Во-первых, нас мало. Почему не привести больше людей?

— Исключено, — покачала головой Тори. — Мы не можем привлекать к себе внимание. Чем больше будет людей, тем скорее вмешается токийская полиция. Придется обойтись малыми силами.

Рассел подумал над доводами Тори, а потом тихо сказал, так, чтобы слышала только она:

— Мне не по вкусу вендетты. Со всех точек зрения они противопоказаны для здоровья.

Тори коротко кивнула.

— И мне они тоже не нравятся. — На мгновение выражение ее лица смягчилось, и она спросила:

— У тебя когда-нибудь чесалось сильно какое-нибудь место, которое ты не мог достать? А представь, что ты вдруг добрался до этого зудящего места, а кто-то уговаривает тебя не чесать его? Понимаешь, что я имею в виду? Со мной происходит сейчас нечто подобное.

— Ладно. По крайней мере, я могу присматривать за тобой.

Все трое поднялись по лестнице и остановились у входной двери. Дверь была закрыта, но не заперта. Рассел быстро осмотрел замок, но не нашел следов повреждения. Никто замка не вскрывал. Как же Фукуда проникла внутрь? При помощи своего ключа? Или она большой спец по замкам? Перед тем как войти в музей, Рассел проверил свое оружие: кольт 32-го калибра, легкий нож и металлическая цепь с деревянными ручками на концах. Проверка ничего ему не дала: Рассел все равно чувствовал себя неуютно. После всего, что он услышал о Фукуде, его воображение рисовало необыкновенную женщину, неуловимую и страшную. Он ощущал в воздухе запах страха, исходящий от Хитазуры и Тори, и от этого ему стало еще хуже. Противно и тревожно.

Тори шла впереди, уводя своих спутников все дальше в глубь музея, и думала о Сун Цзу. «Если у вас нет возможности самому выбрать поле боя, — писал он, — постарайтесь выбрать для военных действий время». Тори боялась, что сейчас она лишена обеих возможностей, если только Фукуда знает о том, что она здесь.

Вскоре они оказались в громадном зале, где располагалась основная экспозиция музея. Совершенно невероятных размеров зеленые оконные стекла тянулись вверх этажа на три; снизу казалось, что это не окна, а древние военные знамена, развешанные по стенам средневекового замка.

Тори, Рассел и Хитазура проходили мимо великолепных образцов оружейного искусства Японии Х — XIX веков и ощущали на себе особую атмосферу старины. Вдруг Тори остановилась и прислушалась: она уловила слабый звук, похожий на шелест ветра в ветвях деревьев. Звук постепенно становился громче, пока не превратился в гортанный, глухой рык, который можно сравнить разве что с рычанием льва, готового наброситься на свою жертву и безжалостно растерзать ее.

— Что это такое, Господи? — прошептал Рассел. Коротко остриженные волосы у него на затылке зашевелились.

— Она где-то здесь, недалеко, — глухо произнес Хитазура.

— Е-ибуки, — объяснила Тори. — В карате существует два способа дыхания. Е-ибуки — один из них, используемый в атаке.

— На курсах в Виргинии ничего подобного нам не рассказывали, — с обидой в голосе произнес Рассел.

— Естественно, откуда им такое знать? — заявила Тори, напряженно вглядываясь в пространство перед собой. — Участие в «боевых действиях» приносит-таки некоторую пользу, правда?

Сквозь зеленые стекла проникал неясный, рассеянный свет. Неровными полосами растекался он по помещению, создавая неприятную, зловещую атмосферу; выхватывал из темноты то старинную железную кирасу, то разукрашенный древним орнаментом кавара панцирь, сделанный из находящих друг на друга слоев кожи и по твердости не уступающий металлу. Каждый вид оружия имел свою ленту или повязку, с помощью которых в средние века различали ранги военных.

Глаза Тори понемногу привыкли к полумраку, и она разглядела стоящую на постаменте в конце зала статую. Она была облачена в военные доспехи императрицы Дзинго, детали которых были соединены между собой при помощи красных шнурков. Вглядевшись внимательнее, Тори с изумлением увидела, что голова статуи, облаченная в рогатый шлем, повернулась, а в следующую секунду фигура в старинных доспехах спрыгнула с пьедестала и двинулась навстречу Тори. Угрожающий звук Е-ибуки наполнил зал.

Рассел был начеку. В мгновение ока он вытащил кольт и выстрелил прежде, чем Тори успела крикнуть «Нет!». Ему было все равно, что хочет сейчас Тори; он должен был защитить ее от Фукуды и поскорее прекратить кровавую бойню, которая вот-вот начнется между двумя женщинами.

Тори успела лишь заметить, как фигуру в доспехах выстрелом отбросило назад, затем зал осветила яркая вспышка взрыва, и ударная волна сбила их всех с ног.

Тори показалось, что кто-то с силой толкнул ее в грудь, в ушах звенело.

Фукуда была мастер на небольшие, но эффективные взрывы, и сейчас продемонстрировала врагам свое мастерство. Тори понимала, это лишь начало, что в данный момент Фукуда не собиралась встречаться со своими противниками лицом к лицу. Тот факт, что она использовала в качестве камуфляжа старинные доспехи, говорил о ее осведомленности: она заранее знала о непрошеных

гостях и подготовилась к встрече наилучшим образом; несмотря на то, что Тори и Рассел сделали все возможное, чтобы сохранить в тайне свой приезд в Токио. Фукуда была в курсе их визита, а это могло означать лишь одно — сеть ее осведомителей расширилась, увеличилось количество контактов. И, наконец, право выбора места встречи осталось за ней, и она выбрала Киндзи-то, замысловатое здание-пирамиду, внутренние помещения которого она, по всей видимости, хорошо изучила. Итак, Тори и ее друзья находились на незнакомой вражеской территории, имели дело с опасным, и хорошо подготовленным врагом, и поэтому им следовало быть вдвойне осторожными. Фукуда, несомненно, припасла для них не один сюрприз. Единственное, чего всегда избегала Фукуда, — это фронтальных атак, предпочитала косвенные, обходные пути.

Когда Тори пришла в себя и шум в ушах исчез, она услышала стон. Перекатившись на другой бок, она спросила:

— Расс?

Стон повторился. Тори, с трудом встав на колени, подползла к лежавшему на полу Расселу и помогла ему сесть.

— Ты в порядке?

Рассел, посмотрев на Тори затуманенным взглядом, кивнул. Она поискала глазами Хитазуру, но его нигде не было видно. Куда он мог запропаститься? Странно.

Тори встала, Рассел поднялся следом за ней.

— Как все глупо, — фыркнул он.

— Что глупо?

— И зачем я выстрелил? Поспешил, как дурак.

— Да, получилось забавно.

Они тщательно обыскали все помещение, но Хитазуры и след простыл, как будто его никогда здесь и не было. Рассел вопросительно посмотрел на Тори.

— Нет-нет, только не говори мне, что он нас предал, не хочу этому верить!

— Я тоже не хочу, но, посуди сама, получается так, что он завел нас в ловушку.

Продолжать поиски не имело никакого смысла, и Тори с Расселом отправились дальше, в глубь здания. Они шли осторожно, стараясь не шуметь, и вскоре вышли в узкий коридор. Вокруг стало уже совсем темно. Рассел вытащил из кармана фонарик и протянул Тори. Она включила фонарь и остановилась как вкопанная. Свет выхватил из темноты блестящую металлическую нить, натянутую поперек коридора на высоте человеческого пояса. Тори дотронулась до Рассела и безмолвно указала на провод: если бы они наткнулись на него в темноте, то обязательно бы поранились. Тори опустилась на колени, потом легла на спину. Рассел сделал то же самое. Направив свет фонаря вверх, лежа на спине и стараясь не задеть проволоку, Тори стала медленно продвигаться вперед. Неожиданно она почувствовала, как непонятная сила надавила ей на плечи, а по коже головы словно побежали мелкие острые иголочки. Девушка пыталась повернуть голову, чтобы увидеть, что мешает ей двигаться, но так и не смогла этого сделать.

— Расс, — шепотом позвала она, — ползи сюда! Рассел подполз у ней поближе и хотел уже ползти дальше, как девушка прошептала:

— Стой! Я на что-то натолкнулась! Посмотри, что это.

— Еще одна проволока! На уровне твоих лодыжек.

— Понятно, Вторая проволока — для тех умников, которые заметят первую.

— Что будем делать? Я могу оттащить тебя назад.

— Ни в коем случае! Я чувствую, что во второй проволоке, за которую я зацепилась, при малейшем нажиме с моей стороны появляется странное напряжение; если ты оттащишь меня, может сработать какое-нибудь устройство.

— Ладно. — Рассел, используя тело Тори в качестве опоры, перелез через вторую проволоку.

— Не дотрагивайся до проволоки руками, — предупредила Тори. — Ты моментально порежешься.

— Минутку. — Рассел лег на живот, вытащил нож и лезвием оттянул проволоку от спины Тори к себе, стараясь, чтобы провод сохранил то же напряжение, что и раньше. — Теперь можно.

Тори быстро отскочила от проволоки, и сразу же Рассел почувствовал, что странное напряжение внутри провода теперь передалось ему, — ощущение было такое, словно рядом проходила линия тока. Тори уже подползла к Расселу сбоку и сказала:

— Я буду сзади. По моему сигналу уберешь нож от провода.

— Ты что?!

— Не беспокойся. Положись на меня.

Рассел на секунду закрыл глаза, чтобы успокоиться. По его лицу струился пот, руки дрожали от напряжения.

Тори дотронулась до Рассела:

— Считаю до трех. Готов?

— Готов.

— Один, два, три. Давай!

Рассел убрал нож; одновременно Тори с силой рванула Рассела к себе и оттащила его как можно дальше от проволоки; и в этот момент что-то со свистом пролетело мимо его лица, послышался странный звук. Тори осветила фонариком стену, к которой крепился провод, и увидела, что в нее воткнулся сурикен — небольшой дротик — это он пролетел мимо Рассела, когда изменилось натяжение провода, — острие дротика было чем-то смазано, скорее всего ядом.

— Только женщина способна на такое, — прошептал Рассел, утирая с лица пот.

— Да, — отозвалась Тори. — Хитро придумано.

— Дьявольски хитро. Не удивляюсь, что Хитазура слинял. Эта женщина, Фукуда, — исчадие ада.

— Да. И она послана мне в наказание. Я ничего не могу изменить — такая моя карма. В своей предыдущей жизни я наверняка грешила, причем много.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать