Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 63)


— Где это ты так поранилась, черт возьми? — спросил Рассел, беря в свои руки перебинтованные ладони Тори.

— Да так, училась летать, — пробовала отшутиться девушка, — но у меня не очень-то получилось. — В этот момент она подумала об опухшем от странного пореза среднем пальце; скорее всего, она порезалась во время борьбы с собакой, и часть яда, которым был смазан сурикен, попала в рану.

— Фукуда тоже была на этой штуке, на которой ехала ты, — сказал Рассел.

— Я знаю, где искать Фукуду, — ответила Тори, увлекая Рассела за собой в глубь тоннеля. — Где-то здесь, недалеко, она оставила меня тогда на рельсах.

— На рельсах? — переспросил Рассел. — Но этот тоннель и все близлежащие тоннели заброшены, причем давно. — В этот момент послышался шум, земля завибрировала. Рассел посмотрел под ноги.

— Это внизу, что ли?

Тори кивнула.

— Чушь какая-то.

— Я тебя предупреждала — не вмешивайся!

— Но, Тори! Мы же приехали в Японию не за тем, чтобы ты сводила личные счеты, а для рассле...

— Именно поэтому мне нужно покончить с Фукудой! — взорвалась Тори. — Пойми, Фукуда знает, что я — в Токио, и она не даст мне ни минуты покоя! Неужели ты думаешь, что она позволит нам заниматься своими делами? Пока Тори говорила, глаза ее потемнели. В одном можешь быть уверен: кто-нибудь из нас обязательно умрет — или я, или Фукуда. Карма.

— Да хрен с ней, с этой кармой! — горячо возразил Рассел, — Вбила себе в голову ерунду!

— Да? Ты считаешь это ерундой?

— Знаешь, я могу сбить тебя с ног, положить себе на плечо и унести отсюда.

— Ну что ж, попробуй.

— Подумай, Фукуда водит тебя за нос; ты руководствуешься только эмоциями, и она прекрасно этим пользуется.

— Не становись мне поперек дороги, Расс. Я не отступлюсь.

Слейд молчал. Он сдерживал свою ярость, но это чувство пересиливало другое — страх за Тори. Рассел боялся за нее и толком не знал, что ему следует говорить или как ему следует поступить. «В одном можешь быть уверен: кто-нибудь из нас обязательно умрет», — повторял он про себя слова девушки, и от этих слов ему все больше становилось не по себе.

Наконец Рассел кивнул, неохотно соглашаясь с Тори. «Карма, — подумал он. — Что же, карма кармой, а я все равно буду присутствовать при решающей встрече Тори с Фукудой. Твоя судьба, дорогая коллега, теперь тесно связана с моей, и никто не разлучит нас».

Тори и Рассел продолжали идти вдоль путей, пока не наткнулись на поврежденный участок, где сверху на рельсы были накиданы доски, чтобы прикрыть дыру, образовавшуюся в результате поломки. Сквозь дыру был виден другой путь, проходивший на более низком уровне. Рассел опустился на колени и посмотрел вниз.

— Ого! Ничего себе! Далеко нам придется спускаться! Он раздвинул доски шире, достал моток веревки и, укрепив один ее конец в щели между шпалой и рельсой, бросил вниз. Веревка раскрутилась и повисла в пространстве. Рассел обхватил ее руками и соскользнул вниз, как по канату, помогая себе ногами, пока не добрался до конца. Там он повис, поджидая Тори, а она, когда веревка кончилась, стала спускаться, цепляясь за Рассела и, наконец, спрыгнула вниз. Рассел прыгнул вслед за ней. Они стояли на рельсах, а где-то близко слышался шум идущего поезда.

— Куда теперь? — спросил Рассел.

— Фукуда покажет, куда. Чем больше действий с ее стороны, тем лучше я узнаю ее тактику.

— Не нравится мне твоя карма, Тори.

Тори одарила Рассела улыбкой и сказала:

— Твой подход в корне неверен. Карма не может нравиться или не нравиться. Человек вынужден принять ее такой, какая она есть.

— Не знаю, как ко всему этому относиться.

— Расс, помнишь наш разговор о вымысле и реальности?

— Да. Но, по-моему, это к делу не относится.

— Если ты поймешь, почему это имеет к разговору о карме прямое отношение, тогда поймешь и про карму тоже.

— Это что, загадка дзэн?

— Ты имеешь в виду коан? — рассмеялась Тори. — В определенном смысле, думаю, что да. Шум идущего поезда наполнил тоннель.

— Поезд идет сюда? — спросил Рассел.

— Нет, это наверху.

— Значит, сюда поезд придет еще не скоро, — сделал вывод Рассел.

— Пусть Фукуда занимается расписанием движения поездов, — ответила Тори, направляясь в глубь тоннеля. — У нее это получается замечательно.

Рассел считал, что, позволяя Фукуде брать инициативу на себя, Тори поступает неправильно. И зачем она так делает? Сам он привык всегда атаковать первым, если, конечно, представлялась такая возможность. Почему Фукуда, а не Тори, устанавливает правила игры? Рассел многое в поведении Тори не понимал и принял решение при первом же удобном случае изменить ход событий. Впереди показался свет.

— Поезд?

Тори поставила ногу на рельс и не почувствовала никакой вибрации, как обычно бывает, если идет поезд.

— Нет, это Фукуда.

— Стой здесь, — приказал Рассел и так неожиданно и сильно оттолкнул Тори с пути, что она не успела оказать сопротивление. Стараясь держаться в тени, вытащив оружие, Рассел побежал в сторону, откуда шел свет.

«Идиот! — воскликнула про себя Тори, устремляясь вслед за Расселом. — А я еще, глупая, думала, будто он откажется от роли моего защитника! Он же обещал! И опять повел себя как последний дурак!»

Девушка услышала глухой звук и восклицание Рассела. Подбежав к тому месту, где он стоял, Тори увидела искусно замаскированное отверстие, сделанное недалеко от пути. Об него и споткнулся Рассел. Слейд лежал на правом боку и был

не в состоянии подняться, потому что его правая нога застряла в разветвлении двух рельсов.

— Не подходи к нему, — раздался окрик, и Тори остановилась на полпути. Не далее чем в четырех с половиной метрах от нее стояла Фукуда, держа руку на хромированном рычаге.

— Эта стрелка — рычаг ручного переключения, — грозно проговорила Фукуда. — Если ты только шевельнешься, я нажму на него, рельс сдвинется и раздавит твоему приятелю ногу.

— Скажи ей, пусть нажимает на рычаг, — крикнул Рассел Тори, лихорадочно шаря рукой в поисках пистолета, который выскочил у него из руки во время падения, и проклиная себя за собственную глупость и неосторожность. Наконец ему удалось сесть, он хотел освободить застрявшую ногу, но у него ничего не получалось, нога страшно болела.

— Чего ты хочешь? — спросила Тори у своего врага.

— Ты это прекрасно знаешь, — ответила Фукуда. — Я хочу твоей смерти. — Она поманила Тори рукой.

Тори на несколько шагов приблизилась.

— Достаточно! — скомандовала убийца.

«Она по-прежнему меня боится, — подумала Тори. — И не хочет, чтобы я подходила слишком близко. Хорошо, я это запомню. У Фукуды в распоряжении несколько видов оружия, и все равно она боится».

Тори попробовала пошевелить рукой, где был порез: три пальца совершенно онемели, а в мизинце было ощущение колющей боли.

«Боже мой! Я проиграла! Как я буду сражаться одной рукой?»

— Тебе не удастся спастись во второй раз, — заявила Фукуда, сверля Тори пронзительным взглядом черных глаз. — Признаюсь, мне приятно видеть тебя здесь снова. Я знала, что сурикены и собака не остановят тебя, но то, что ты сумела избежать гибели в шахте лифта и потом, на автостоянке, для меня — полная неожиданность. Не понимаю, как тебе это удалось. — Фукуда рассмеялась. — Все равно. Теперь это не имеет значения. Ты здесь, и здесь ты умрешь. Умрешь так, как угодно мне.

«Она блефует, — думала Тори. — В конце концов она человек, а не автомат». С этой мыслью девушка бросилась на Фукуду, успев еще подумать о том, сумеет ли Рассел хотя бы сейчас понять, почему она все время шла у своего врага на поводу, разрешая Фукуде выбирать все: тактику борьбы, время, место поединка. Тори видела, как широко раскрылись от удивления глаза Фукуды, как ее рука напряглась, нажимая на рычаг, но опустить его до конца она не успела: Тори изо всех сил схватила здоровой левой рукой руку Фукуды и сбросила ее с рычага. Спустя мгновение обе женщины, сцепившись в клубок, упали на рельсы. У Тори было преимущество — внезапность нападения, благодаря чему ей и удалось помешать Фукуде осуществить свою угрозу в отношении Рассела. Фукуда не предполагала, что между ними произойдет рукопашная схватка, поэтому ответила на атаку противника недостаточно быстро, из-за чего Тори выиграла время и сумела придавить Фукуду бедром. Фукуда отчаянно сопротивлялась, вцепившись пальцами в горло Тори. Девушка уперлась коленом в бедро Фукуды и вывернула его в сторону. Сухожилие, соединяющее бедро с низом живота, натянулось, а когда Тори провела при помощи ступни прием атеми, с треском разорвалось. Фукуда крикнула от боли, но хватку на горле Тори не ослабила. Наоборот, она умудрилась прижать Тори спиной к рельсу и надавила ей на трахею. Тори задыхалась. Правая ее кисть онемела, запястье, казалось, распухло и стало больше обычного размера раза в три. Боль из мизинца передалась в предплечье. Тори с силой пнула женщину коленом и почувствовала, что вывихнула Фукуде бедро. Фукуда, стараясь подавить острую боль, начала глубоко и тяжело дышать, используя метод дыхания е-ибуки. В этот момент Тори поняла, что только смерть может заставить Фукуду разжать пальцы. Мозг Тори начал заволакивать густой черный туман, и лишь усилием воли она заставила себя не потерять сознание. «Держись! — приказала она себе. — Держись!» Но в этот момент почувствовала спиной, прижатой к рельсу, сильную вибрацию: шел поезд.

* * *

Мокрый от пота, Рассел пытался вытащить из-под рельса ногу, но это ему никак не удавалось. Не мог он и дотянуться до своего пистолета, хотя тот лежал совсем недалеко. Рассел вытащил нож и попробовал с его помощью отодвинуть рельс, но он не сдвинулся с места. Рассел видел, как Тори и Фукуда сцепились в смертельной схватке, потом вдруг их тела замерли. Это было странно. Взгляд Рассела скользнул мимо сцепившихся тел, и он с ужасом увидел приближающийся поезд. «Матерь Божья! — прошептал он. — Мы погибли!»

* * *

Реальное и нереальное смешалось в сознании Тори. В мозгу, ослабленном недостатком кислорода, мысли беспорядочно вспыхивали и гасли, как всполохи молний на грозовом небе, случайно появились и неизвестно куда исчезали. Тори периодически впадала в беспамятство, хотя ее сознание полностью не отключалось, а тренированное тело продолжало бороться, однако периоды потери памяти с каждым разом становились все длиннее. Ей все труднее было возвращаться в действительность, усталые мозг и тело хотели отдыха. Тори с трудом преодолевала желание отказаться от борьбы и провалиться в мягкую уютную пустоту, в безвременное молчаливое пространство.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать