Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 72)


«С саблей Хитазура не напал, — подумала Кои, — а напал с пистолетом, из-за угла. В каком мире мы живем? Если умерли понятия о чести, зачем тогда вообще жить?»

Кои стояла у Общественного информационного центра. За сегодняшний день она приходила сюда уже в третий раз; долго кружила по городу, меняла транспорт, заметая следы, скрываясь от погони.

В центре было шесть CRT-мониторов, подсоединенных к новейшему компьютерному оборудованию, и Кои подошла к одному из них. Электронной ручкой она дотронулась до секции с надписью: «Читай», На экране появился список четырех действий на выбор. Кои выбрала действие номер два: «Информация для ваших друзей под кодовым словом». Строчки исчезли, и на экране появилась просьба:

«Введите кодовое слово». Кои написала электронной ручкой слово «ками», которое сообщил ей Большой Эзу, и через секунду уже читала «электронную записку»: «Деке, татуировщик. Синдзюку». Кои торопливо нажала на кнопку выключения, и «записка» мгновенно исчезла в недрах электронной памяти громадного компьютера, а сама Кои быстро растворилась в огромном городе.

* * *

— Сначала скажи мне, Волков пришел с тобой или ты одна? — обратился Одиссей к Ирине с вопросом, когда она скользнула с бортика бассейна в воду. — Отплывем подальше, на середину.

— Я пришла одна.

— А где Волков, ты знаешь?

— Понятия не имею. Он мне ничего не говорил. Космонавт посмотрел на Ирину непонятным, загадочным взглядом.

— А что такое? — спросила она, чувствуя себя крайне неуютно.

— Интересно, что тебя привлекает в Марсе Волкове?

— Привлекает?

— Да.

Ирина обратила внимание на то, что дельфин к ним не приближался, а беспокойно плавал в стороне, словно не желал участвовать в неприятном разговоре.

— Я обещала, что не буду тебе лгать, и поэтому отвечу честно: у меня нет семьи, я фактически одинокая женщина. У Марса семья есть. Он познакомил меня со своими родными, и я больше не испытываю такого острого одиночества, как раньше. А родственники Марса — очень милые, приятные люди. И я чувствую себя у них в безопасности.

— Не понимаю.

— Чего ты не понимаешь? Я разве плохо объяснила?

— Объяснила ты хорошо, но я не понимаю, как можно чувствовать себя в безопасности в обществе сотрудника секретных органов?

— Ты имеешь в виду Валерия?

— Какого Валерия?

— Ну, как же. Валерия Денисовича Бондаренко, полковника, в данный момент возглавляющего Отдел N, который занимается националистической организацией «Белая Звезда».

Слова Ирины произвели на Виктора потрясающий эффект. Наступило гробовое молчание, не слышно было ни единого шороха, ни всплеска, ни дыхания. Молчание, осязаемое, тяжелое, сковало все вокруг, и Ирине показалось, что внизу, под ней, зияет зловещей черной дырой глубокая пропасть, в которую она начинает проваливаться...

— Что я особенного сказала?

Сердце ее неистово билось в ожидании ответа, но Одиссей молчал. Казалось, даже время вдруг замедлило свой бег. Молчание стало таким невыносимым, что Ирина готова была закричать от нервного напряжения. И тут космонавт наконец спросил:

— От кого ты узнала про Отдел N?

— От Марса.

— А то, что Бондаренко возглавляет этот отдел, тоже Марс тебе сказал?

— Не совсем. Марс показал мне документ, секретный, и там было написано, что Валерий Бондаренко — руководитель отдела N.

— Боже, Боже, спаси и помилуй! — Одиссей закрыл глаза, а дельфин, как бы в ответ на его отчаяние, подплыл ближе, но не издал никаких звуков, сочувствовал молча. Потом посмотрел на Ирину с выражением, которое больше всего походило на изумление.

— Да ты можешь мне наконец объяснить, в чем дело? — возмутилась женщина.

Одиссей так на нее посмотрел, что Ирина не поняла, чего в его взгляде больше: жалости или гнева.

— Даже не знаю, как лучше объяснить, — медленно начал он. — Думай не думай, ничего не придумаешь. Значит, вот что, Ирина. Тебе известно, что в этом помещении, где мы сейчас находимся, полно подслушивающих устройств, как и в других местах в этом здании. Исследования, которые проводятся надо мной, курируют органы безопасности. Лара и Татьяна — сотрудницы этих органов. Какой из всего вышесказанного ты можешь сделать вывод?

— Ты хочешь, чтобы я попыталась уговорить Марса прекратить это? Я, конечно, попробую...

— Ирина, пойми, Марс Волков — высокопоставленный сотрудник органов.

Сначала Ирина подумала, что ослышалась, так неправдоподобно прозвучало это заявление. А вдруг Одиссей решил пошутить?.. Хотя вряд ли, слишком серьезное у него было лицо.

— Ты смеешься надо мной? — спросила Ирина, чувствуя себя полной дурой. — Такого не может быть. Я собственными глазами видела документы...

— Документы были фальшивые или, вернее, поддельные. То есть, я не сомневаюсь в том, что Марс показал тебе настоящие бумаги, только он или кто-то другой, откуда мне знать, изменили имя полковника.

— Невозможно! Нет-нет, не верю!

— Хорошо. Давай я позову сейчас Лару и Татьяну, и они подтвердят...

— Не нужно! — остановила его Ирина, уже читая правду в глазах Одиссея. — Прошу тебя! Не нужно ничего делать!

Неожиданно Ирина вспомнила, как ходила с Марсом на «Три сестры» Чехова, и в антракте завела разговор о Наташе, желая узнать мнение своего «приятеля» об актрисе, а он отозвался о ней довольно пренебрежительно и сказал, что не помнит ее фамилии. А когда Ирина выследила Наташу до Звездного городка и случайно встретилась там с Марсом, между ними произошел следующий диалог:

«Каким это делом ты занята, интересно?» «Я ехала за черным „Зилом“ прямо из Москвы». «За машиной, в которой приехала Наташа Маякова? Чего ради?»

«А ты знаешь эту

женщину?»

«Разумеется. Я знаю всех, кто заходит в это здание». Получалось так, что тогда, в театре, Марс лгал. Ирина содрогнулась от страха. Черная пропасть под ней разверзла свою страшную пасть и нетерпеливо ждала, когда же наконец Ирина упадет в нее... Боже, Боже мой! Что же делается на свете? Ирину охватил страшный озноб, ей стало дурно, к горлу подступила тошнота. В следующий момент началась рвота, и Одиссей быстро подтащил Ирину к краю бассейна и держал ее голову над бортиком, чтобы рвотная жидкость не попала в воду. Легким свистом он позвал Лару с Татьяной, на зов мгновенно явилась Лара.

— Твой любимый Волков заимел еще одну жертву, — сказал ей космонавт.

Лара подошла к бортику, вытащила Ирину из воды, уложила и отправилась за пылесосом — убрать грязь.

— Ты как, нормально? — обратился к Ирине Одиссей, когда Лара ушла. Дельфин подплыл к тому месту, где лежала Ирина, и, выпрыгнув из воды, дотронулся круглым носом до плеча женщины.

— Пока нет, — глухо ответила Ирина. — Чувствую себя отвратительно, — Она села и хотела еще что-то добавить, но Одиссей приложил палец к губам, напоминая о подслушивающих устройствах.

Вернулась Лара и начала уборку.

— Сколько времени вы работаете в органах? — спросила Ирина у молодой женщины.

— Да всю свою сознательную жизнь, — ответила Лара. — И Татьяна, кстати, тоже.

— А как долго вы работаете под началом Марса Волкова?

— С тех пор, как было организовано все это с целью выяснения причин и последствий того неудачного полета на Марс.

— Вы со всеми так откровенны? — спросила Ирина Лару.

— Нет, только с вами, — ответила Лара. Уборку она закончила, но пылесос не выключила.

— Мне кажется, — сказал космонавт, — Лара и Татьяна немного изменились с тех пор, как стали работать здесь.

— Да, — кивнула Лара. — И мы не все докладываем начальству.

Ирина улыбнулась.

— Я смотрю, у вас тут дружная команда собралась.

— В определенном смысле ты права, — ответил Одиссей. — Однажды Волков, чтобы завоевать мое доверие, отключил подслушивающие устройства. Но меня не обманешь. У него в одежде был крохотный магнитофон, и мне это было прекрасно известно. В следующий раз я заставил его раздеться и зайти в воду, а Лара, пока он плавал со мной в бассейне, сделала копию с кассеты, записанной на этом магнитофоне. Хочешь послушать? Там много интересного...

Ирину вдруг как током ударило, ее охватила паника и страх, а краска сбежала с лица.

— Ирина, тебе что, плохо?

— Я сделала одну ужасную вещь, Одиссей. Ужасную. Я следила за Наташей Маяковой и обнаружила, что она тайно встречается с Валерием Бондаренко, и рассказала об этом Марсу. Понимаешь? Я ему все рассказала!

В наступившей тишине пылесос монотонно и нудно гудел. Одиссей повернулся к Ларе и жестко сказал:

— Иди и позвони.

Лара, явно удивленная подобной просьбой, спросила:

— Ты уверен, что так надо?

— Быстро, Лара. Иди.

И молодая женщина послушно отправилась звонить.

* * *

Когда Наташа не пришла на свидание, Валерий сразу понял; что-то случилось. Он, не раздумывая, сел в машину и поехал в Архангельское, но не обычной дорогой, а другим путем, и еще перед этим покружил немного, чтобы убедиться, что за ним нет слежки. Все время, пока ехал, Валерий думал о Наташе. Когда он ждал ее в фойе театра, где они обычно встречались, у него появилось нехорошее предчувствие. Он ждал и ждал, сгорая от нетерпения, а Наташа все не показывалась. Это могло означать только одно: произошли неприятности. Между Наташей и Валерием было условлено, что в случае, если один из них не сможет прийти на свидание, он должен оставить письмо с предупреждением в отделе корреспонденции до востребования на почтамте. Перед каждой встречей Валерий отправлялся на почтамт и проверял, нет ли на его имя письма. Перед последним, несостоявшимся, свиданием Валерий, как обычно, ходил на почтамт — письма не было.

Наташа была человеком аккуратным и не могла забыть про письмо. Значит, какие-то совершенно неожиданные события помешали ей прийти. Валерий не имел возможности навести справки о Наташе в театре, не привлекая к себе внимания, поэтому он сразу же отказался от этой мысли и ушел, огорченный и взволнованный, надеясь, конечно, на лучшее, но в глубине души предчувствуя самое плохое. Позднее он позвонил Наташе домой из телефона-автомата. Трубку снял какой-то мужчина и официальный голосом поинтересовался, кто спрашивает. Ошарашенный Валерий быстро положил трубку на рычаг и посмотрел на нее с отвращением, словно она превратилась в змею.

Всю дорогу из Москвы в Архангельское Валерий сосредоточенно думал, просчитывал возможные варианты, как шахматный игрок. Усилием воли он заставил себя забыть про Наташу, потому что, во-первых, ничего не мог для нее сделать в данный момент, а во-вторых, понимал, что ее судьба уже решена и изменить что-либо будет вряд ли возможно. Наташа была опытным конспиратором, многому научилась у Валерия и стала практически профессионалом своего дела. К сожалению, и профессионалам не всегда удается выходить сухими из воды, В чем-то Наташа, наверное, совершила ошибку. В чем? Сейчас у Валерия не было времени выяснять это, ему предстояло заняться решением других важных дел. Вот только удастся ли ему опередить своих врагов?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать