Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 73)


Итак, вероятнее всего, Наташа уже находится в следственном изоляторе. А если это так, ей там быстро развяжут язык, заставят рассказать все. Значит, времени у Валерия мало. Он не надеялся на то, что Наташа будет героически молчать, так как знал, что в следственном изоляторе бьют...

Валерий приехал в Архангельское, избежав слежки; обогнув чудесную усадьбу и березовую рощу, он вскоре уже подъезжал к интернату, но не стал парковать машину на стоянке, а оставил ее в дорожной колее, диагональю идущей через лес, в укромном, незаметном месте. Перед тем как выйти из машины, Валерий еще недолго оставался в ней, не выключая мотора, прислушиваясь к говору синиц, жужжанию насекомых. Лесная жизнь шла, как обычно, ничего в ней не менялось, и каждый день походил на предыдущий. Мир и покой. А что готовило будущее Валерию? Он вытащил кобуру, достал пистолет. Оружие было сделано в Германии и работало отлично. Валерий заткнул пистолет за пояс и вышел из машины, направившись в сторону интерната. С пистолетом за поясом идти было не очень-то удобно, но для личной безопасности это было лучше, чем держать оружие в кобуре.

Валерий заодно проверил и свой нож — достаточно ли у него острое лезвие. Около интерната было тихо, ничего подозрительного Валерий не заметил, видимо, сотрудники безопасности еще не успели приехать и окружить здание. Обходя широкие ступени, ведущие к входу, Валерий почти убедил себя в том, что с Наташей все в порядке, что она каким-то образом сумела выкрутиться или пока еще не успела рассказать на допросе абсолютно все, что знала. В интернат Валерий вошел через неприметный служебный вход, и сразу же в нос ударили неприятные резкие запахи, но на этот раз он не обратил на них никакого внимания, осторожно поднялся на третий этаж и постоял у двери, ведущей с лестницы на этаж, напряженно вглядываясь вдаль — нет ли кого. Откуда-то появился человек, по виду — явно сотрудник органов, прошел по коридору до двери комнаты, где находилась дочь Валерия, открыл ее и вошел внутрь. Сердце Валерия упало: бедная, бедная Наташа. Она все им рассказала! Но, вероятно, это случилось не так давно — в противном случае здание было бы оцеплено к приезду Валерия. Время шло, и Валерий, стараясь не шуметь, снова выглянул в коридор, посмотрел налево — никого, посмотрел направо — и увидел еще одного сотрудника, охранявшего вход в комнату. Валерий стремительно прошел по коридору и, подойдя к охраннику, сказал:

— Мне нужен доктор Калинин. Вы его не видели?

Охранник открыл рот, чтобы ответить, но не успел ничего сказать: острый нож воткнулся ему в грудь между третьим и четвертым ребрами и пронзил сердце. Охранник безмолвно повалился на Валерия, и тот быстро оттащил труп по коридору в комнату одной древней старухи, находящейся в коматозном состоянии. Обыскал карманы охранника, взял себе его удостоверение и оружие и бесшумно выскользнул из комнаты. Дойдя до комнаты дочери, Валерий вошел внутрь. Второй сотрудник органов безопасности успел лишь крикнуть: «Стоять на месте», а затем в изумлении посмотрел на нож, торчавший из его груди. Упав на одно колено, он вытащил пистолет, но Валерий пинком выбил оружие из руки раненого. В следующую секунду тот схватил ногу Валерия за лодыжку и с силой потянул к себе, Валерий не удержался на ногах и упал, а сотрудник безопасности уже был сверху, из раны на его груди сочилась кровь, и Валерий понял, что лезвие ножа при ударе задело кость, поэтому ранение не стало смертельным. Сотрудник безопасности вцепился пальцами в горло Валерия, стараясь задушить своего противника. Валерий ударил его коленом в пах; враг дико закричал, вытаращив от боли глаза и плюясь кровью, но продолжал давить большими пальцами на горло Валерия. Тогда Бондаренко три раза провел удар ките в грудь противника и почувствовал, что на третий раз сломал ему ребра. Сотрудник мешком повалился на пол, а Валерий вскочил и подбежал к кровати, на которой лежала дочка.

Никогда он не был так рад увидеть ее бледное, безрадостное лицо. Схватив девушку в охапку, он вышел из комнаты в коридор; коридор был пуст, и Валерий, быстро пройдя его, дошел до лестницы и стал спускаться вниз. Через семь минут он уже находился рядом с машиной. Оставив дочь в машине, Валерий поспешил обратно к интернату — надо было закончить еще одно дело. Обогнув здание, он устремился к лужайке, где часто отдыхал, когда приезжал к дочке. Обернувшись на здание интерната, он увидел через распахнутые двери главного входа деловито снующих медсестер, занятых обычным своим делом; кто-то из них поддерживал больного, кто-то катил перед собой инвалидное кресло. Невдалеке стояла группа врачей, и Валерий заметил среди них доктора Калинина. Почти в тот же момент и доктор заметил Валерия. Лицо врача побледнело, и он начал торопливо пробираться между своими коллегами в направлении, противоположном тому, где стоял Валерий. Валерий побежал к лужайке, кинулся к лавочке, на которой всегда сидел парнишка с родимым пятном на щеке. Лавочка была пуста, и тут, случайно посмотрев на большую одинокую березу и мимо нее в лес, Валерий заметил, что за подростком, которого он искал, гонятся двое людей. Парнишка бежал в лес, но было ясно, что скрыться от своих преследователей он не сможет. Валерий вытащил оружие, встал на одно колено и, держа пистолет обеими руками, прицелился и выстрелил два раза, Двое мужчин упали.

— Товарищ! — раздался голос за спиной Бондаренко. Валерий резко обернулся и увидел доктора Калинина, бегущего по лужайке. Он показывал на Валерия пальцем. Врач кричал, не переставая. Валерий выстрелил, и доктор Калинин, взмахнув руками, упал ничком на землю. Прежде чем убитый успел коснуться лицом земли, Валерий уже мчался к березовой роще и, добежав, услышал окрик:

— Руки вверх!

Валерий встал как вкопанный и поднял руки.

Из кустов вышел парнишка с родимым

пятном.

— Валерий! — радостно воскликнул он.

— Ну ты меня и напугал, — облегченно вздохнул Бондаренко, опуская руки. — Привет, Сергей. Что это ты тут делаешь, прячась по кустам?

— Я хотел убедиться, что вы выбрались отсюда без проблем. Метко вы стреляете!

Они дружно рассмеялись, но Сергей, внезапно посерьезнев, спросил:

— Что случилось?

— Пошли, — сказал Валерий, увлекая парня за собой. — Наташа в Лефортово.

— Но как же они узнали? Неужели среди нас находится предатель? Если это так, мы пропали.

Пробираясь между деревьями, Валерий и его товарищ вышли на заброшенную дорогу, у обочины которой была оставлена машина.

— Давай без паники, — строгим голосом посоветовал парнишке Валерий.

— Это все Волков, я уверен. Я его за версту чую, — ответил тот. — Хитрая лисица. Сколько людей он провел, не счесть! Обаятельная скотина.

И в этот момент Валерий подумал об Ирине.

* * *

Разделаться с Деке оказалось очень просто. Он не сопротивлялся. Кои, уходя, подвесила его труп вверх ногами в лаборатории, которая находилась за татуировочной мастерской. Лицо Деке, изуродованное до неузнаваемости, находилось все-таки в лучшем состоянии, чем его тело.

Прошло всего лишь двадцать две минуты с тех пор, как Кои вошла в лабораторию Деке, полную необычных запахов: формальдегида, серной кислоты, ацетона и других. Эти запахи связывались в воображении Кои со смертью, мгновенным разрушением, и она довольно долго втирала разные ядовитые жидкости в тело юноши, словно он был не человек, а цыпленок, предназначенный для жарки, и Кои натирала его не химикалиями, а специями.

Женщина спустилась в метро, села в поезд. Стены подземки и вагонов поезда пестрели рекламными объявлениями; реклама была везде: на больших плакатах, свисающих с потолка, на флагах, развевающихся над головой, даже на поручнях, за которые держались пассажиры поездов. Кои без разбора читала все объявления подряд, но их смысл не доходил до нее, Она как бы находилась вне времени, вне реальности, жила в своем собственном пространстве, путешествовала не по темному тоннелю подземки, а по тоннелю иного мира. Ум Кои не был занят ничем, лицо ее застыло, превратилось в маску божества, которое так нравилось Большому Эзу: жалость и удовольствие, слитые воедино.

Женщина вышла из метро на станции Хамако. Здесь начиналась вражеская территория, и следовало соблюдать особую осторожность. Словно наяву, Кои слышала голос Большого Эзу: «Во-вторых, наш долг — наказать Хитазуру за его преступления против членов моей семьи. В-третьих, следует стереть с лица земли Тори Нан. Уничтожить ее, чтобы впредь не вмешивалась в наши дела. Кроме того, эта женщина убила Фукуду».

Деке рассказал Кои о том, как к нему приходила Тори Нан в сопровождении мужчины по имени Рассел Слейд и расспрашивала о металлическом шарике, который принесла с собой. Шарик был сделан из гафния, что выяснилось после тестов, проведенных в лаборатории за татуировочной мастерской. Недавно американец пришел снова вместе с Хитазурой, на руках они несли Тори, которая была без сознания. Как сообщили мужчины, Тори была ранена отравленным сурикеном; яд был органического происхождения, в его состав входили токсичные вещества, выделенные из рыбы-фугу и аконита. Как правило, отравление этим ядом заканчивалось смертью.

Тори Нан повезло — в кровь попало очень небольшое количество яда, и благодаря этому и еще сильному организму девушки, смерти удалось избежать. Кои узнала от Деке название больницы, в которую поместили Тори. Больница принадлежала Хитазуре и была расположена недалеко от станции метро «Хамако». Сначала Деке не хотел говорить, где находится больница, но Кои заставила его сделать это, превратив лицо и тело Деке в кровавое месиво.

Кои без труда нашла больницу. Она представляла собой современное, геометрически правильное высотное здание из железобетона с узкими прорезями окон. При больнице имелся небольшой дворик, пройти в него нужно было через окованные железом ворота. Во дворике высилась одинокая криптомерия, выращенная умелыми руками мастера бонсай, были разбросаны группы камней, из-за чего двор казался большего размера, чем он был на самом деле.

В течение сорока пяти минут Кои наблюдала за зданием больницы, за всеми приходящими и выходящими из здания людьми, за машинами, приезжавшими туда и парковавшимися на другой улице, а не на той, на которой стояла больница. Людей Хитазуры Кои не видела, но знала, что они должны быть где-нибудь поблизости. Прежде чем проникнуть внутрь здания, Кои хотела выследить охранников, и через час после того, как она начала наблюдать за домом, ее терпение было вознаграждено. Она приметила человека, который ходил вокруг больницы, причем довольно быстро, из чего Кои заключила, что он — не единственный охранник. Где-то были еще люди, но их она не видела. Внимательно следя за поведением охранника, Кои думала о том, что ей вряд ли удастся пробраться в больницу, не привлекая его внимания. С самого начала она подумала о крыше, именно таким путем — через крышу — она сможет попасть в дом, и теперь, спустя час, склонялась к первоначальному мнению: единственный ее шанс — крыша. О главном входе и думать было нечего, а у черного входа стоял автомобиль с двумя охранниками. Кроме того, из соображений безопасности, Хитазура, скорее всего, поместил Тори Нан на верхнем этаже.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать