Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 82)


— Это необычный мир, правда? — спросил космонавт.

— Очень необычный, — согласился Марс. Он пытался побороть растущий в его сердце страх. Достаточно было того раза, когда Виктор напугал его, бросив в воду металлический шарик и сказав, что он из радия. Так на тебе, мало этого, сейчас он оказался наедине с Виктором, в воде, и неизвестно, что с этим треклятым космонавтом происходит. Еще превратится в какое-нибудь чудовище.

— Благодарю вас за то, что не включай свет, — раздался в темноте голос Виктора.

— Да что вы, не стоит благодарности.

— Теперь мне не нужно много света, чтобы видеть. «Голос у него вроде бы нормальный, — подумал Марс, но что такое он говорит?»

— И я начал видеть то, чего раньше никогда не видел, — продолжал Виктор.

Марс открыл было рот, чтобы спросить: «А что вы видите?», но слова застряли у него в горле. Он внезапно понял, что не хочет этого знать. Или какая-то часть его личности не хочет. И эта часть требовала от него немедленно вылезти из воды и уйти от бассейна как можно дальше. Марс сделал над собой усилие, чтобы подавить желание убежать, скрыться от опасности.

— Я могу видеть под водой с закрытыми глазами. И еще. Дельфин объяснил мне, что у меня развивается такой же слуховой аппарат, как у него.

— Все это одни фантазии, — выдавил из себя Марс, Но в его голосе не было уверенности. — Вы просто вообразили себе все это, Одиссей. Находитесь в плену у собственных выдумок.

— А свет среди звезд я тоже придумал, по-вашему? — Виктор близко-близко придвинул свое лицо к лицу Марса. От него пахло чем-то, напоминающим запах гвоздики. — Свет, исходящий от Бога. — Глаза космонавта казались сделанными из металла. — Значит, все фантазии, да? Тренировки, полет на корабле, испорченный скафандр, смерть Менелая — это я все придумал? Посмотрите кругом. Здание, где мы находимся, бассейн, дельфин, вы и я — это реально? Если бы я был материалистом, я бы с вами согласился, но мой опыт сделал меня человеком, далеким от материализма.

Голос космонавта, хотя и негромкий, звучал над бассейном подобно колоколу, или, во всяком случае, так казалось Марсу, лихорадочно соображающему, как бы ему превратить бесконечный монолог в диалог и обрести, таким образом, некоторое душевное равновесие.

— Должен сообщить вам, Одиссей, — сказал Марс, — что ваше спокойное существование здесь подходит к концу. Больше не будет наших бесед с глазу на глаз. — Марс вгляделся в лицо космонавта, стараясь прочесть на нем чувства Виктора, вызванные подобным заявлением. Точно так же он недавно изучал и лицо Наташи Маяковой, Марс с удовольствием отправил бы в Лефортово и Виктора Шевченко, но в данной ситуации не мог себе этого позволить, боясь вызвать возмущение космонавтов, живущих в Звездном городке. Восстановить против себя замечательных представителей космонавтики — национальной гордости России — было попросту неразумно, особенно в условиях крайне нестабильной обстановки в стране, вызванной частыми забастовками, демонстрациями в защиту россиян, оставшихся в ближнем зарубежье, требованиями переизбрать президента и правительство. Итак, по отношению к Виктору Шевченко Марс не мог применить свои обычные меры воздействия и вынужден был терпеть от космонавта то, чего ни за что бы не потерпел от других людей. — Вы очень умны, Одиссей, спору нет, но я еще умнее, — заявил Марс. — Я обнаружил тот источник, откуда вы черпаете свою информацию.

— Значит, решение изолировать меня исходило лично от вас?

«А, чтоб ты провалился!» — ругнулся про себя Марс, обозленный тем, что ничего не может прочесть на непроницаемо-спокойном лице космонавта.

— Да вы не волнуйтесь. Это временные меры, — сказал Марс Виктору. — Надо же наказать вас за ваш проступок. И я еще довольно мягко с вами обхожусь, а будь на моем месте другой человек, построже да покруче, вы бы так легко не отделались. Доступ к секретным личным делам, хранящимся в архивах Лубянки, по-прежнему закрыт.

— Я знаю, даже многие члены правительства не имеют доступа к этим документам.

— А ваше-то какое дело! — раздраженно крикнул Марс. — Мы здесь не для того, чтобы обсуждать подобные вопросы!

Заметив удовлетворенное выражение на лице космонавта, Марс тотчас же пожалел о том, что позволил себе сорваться.

— Я одного не понимаю, — спокойно сказал Одиссей, — правительство демократической России много раз всех заверяло, что на Лубянке не будут больше заниматься политическим сыском. Почему же вы продолжаете это делать?

— Мало ли что говорится. Политический сыск вечен, он необходим.

— Понятно. Значит, снова будете хватать людей по политическим мотивам и отправлять их в лагеря?

Марс с неприязнью посмотрел на обтянутое сероватой кожей лицо Виктора, потом жестким, чеканным голосом заявил:

— Да, будем. Мы уже взяли, например, вашего осведомителя, актрису Наташу Маякову.

— Под словами «мы взяли» следует подразумевать, что вы подвергли ее допросу с пристрастием, не так ли? И еще утверждаете, что строите правовое государство!

— Мы выяснили, от кого она получала секретные сведения, — продолжал Марс, не обращая внимания на слова Виктора. — Так вот, сведениями Маякову снабжал небезызвестный вам Валерий Бондаренко. Теперь источник перекрыт, и вам придется посидеть какое-то время без свежих новостей.

— Значит, придется.

— Не сомневайтесь.

— Замечательно. Наконец-то вы перестанете изображать из себя моего благодетеля,

эдакого добрячка, не будете больше мучить меня бесконечными дурацкими вопросами.

— Из-за предателя Бондаренко ситуация кардинально изменилась. Вполне очевидно, что... — не договорив, Марс замолчал и в ужасе взглянул на Виктора. Тот смотрел на него с застывшим выражением на лице, затем глаза космонавта закатились, и голова бессильно упала на левое плечо. Одновременно Марс почувствовал, как что-то холодное, шершавое, похожее на кожу морского животного, задело его ногу. Подумав, что это был дельфин, он оглянулся и обнаружил, что Арбат спокойно плавает в дальнем конце бассейна. В смятении Марс повернулся к космонавту и увидел, что тот уставился на него в упор.

— Что за чертовщина! — вскричал Марс. — Что вы тут устраиваете!

Виктор, открыв рот, начал издавать какие-то нечеловеческие звуки, выплевывать слова, не имеющие значения. Волосы на голове Марса от страха зашевелились, в голове молнией пронеслись слова Лары: «по-моему, он начинает меняться».

— Одиссей, вы в состоянии понимать человеческую речь? — обратился Марс к Виктору. Космонавт молчал. Тогда Марс позвал Лару, и она, быстро подплыв, вопросительно на него посмотрела.

— Представляешь, — показал Марс на Виктора, — минуту назад я обратился к нему, а он ответил мне на каком-то незнакомом языке. Такое раньше случалось? Он говорил на этом языке с тобой или Татьяной?

— Нет. Смотрите: что-то в его лице не то.

— Что не то? Что ты там увидела? — нервно спрашивал Марс, злясь на себя за свой страх, а заодно и на Лару.

— Глаза, они стали другими, — ответила Лара, подплывая ближе к Виктору.

Марс, вытянув руку, схватила Лару за купальник, притянул к себе.

— Какими другими?

— Прозрачными. Я могу видеть сквозь них.

— Чушь собачья! Только что они были никакие не прозрачные, а как у всех людей. — И все-таки Марс внимательнее всмотрелся в лицо космонавта, однако в полумраке ничего толком не разглядел, — нужно было приблизиться к Виктору, а Марс не собирался этого делать. Прекратив разговор, он подплыл к бортику бассейна и, ухватившись за перила, вылез из воды. Вид у полковника был не очень-то солидный: одежда намокла, ботинки были полны воды, галстук болтался, как веревка, и съехал куда-то на бок. Марс поежился в мокром костюме, почесал то место на ноге, о которое царапнулось что-то непонятное и шершавое.

— Лара, — позвал он, — где Ирина Пономарева?

— Не знаю, — ответила Лара, неотрывно глядя в глаза космонавта. — Она уехала отсюда совсем недавно.

— На машине?

— Кажется, да.

Марс удовлетворенно кивнул. В машине, в моторе, был встроен передатчик, благодаря которому легко было установить ее местонахождение. Следовательно, если найдется «Волга», найдется и Ирина.

— Мне нужна сухая одежда, — требовательно обратился Волков к Ларе.

— Сию минуту, — отозвалась молодая женщина и, выбравшись из бассейна, быстро скрылась в дверях, ведущих в жилые помещения.

Поджидая Лару, Марс стоял и смотрел на плавающую в отдалении фигуру космонавта. «Что с тобой происходит, Виктор? — про себя спрашивал он, — Во что ты способен превратиться? Человек ли ты? Ты и сам, видимо, на знаешь, ни кто ты есть на самом деле, ни что с тобой произойдет в будущем».

* * *

Валерий Бондаренко прятался в церкви на Большой Полянке. С ним был Сергей, На длинной деревянной скамье рядом с ним лежала дочка Валерия. Она не спала, а просто лежала с закрытыми глазами, на ее лице не отражалось абсолютно никаких чувств.

— Бог, наверное, испытывает нас, да? — спросил Сергей у Валерия. — Как-то мне не по себе.

— Испытание наше скоро кончится. Хорошо ли, нет ли, но кончится, — серьезно ответил ему Валерий.

— Значит, нас разоблачили? Им известно, что мы члены «Белой Звезды»?

— Как я могу знать? Марс Волков...

— Чтоб он провалился в преисподнюю!

— Марс Волков выжал из Наташи Маяковой все, но она, в любом случае, не могла ему сказать больше того, что знала. Нам нанесли серьезный удар, но это еще не значит, что вся организация в опасности. В принципе, дело обстоит не так уж и плохо. Только бы сотрудники с Лубянки не добрались до тех сведений, которые хранятся в памяти моего компьютера!

— А почему тогда вы выглядите так озабоченно, если организация в относительной безопасности?

— Потому что компьютер стоит у меня дома. Это рискованно.

— А что, там находятся все сведения о «Белой Звезде»?

— Все. Абсолютно все сведения, имеющие какое-либо отношение к деятельности нашей организации. В некотором роде это наш судовой журнал, подробный дневник. Я надежно спрятал эту информацию от любопытных глаз, но все-таки...

— Понимаю... но сейчас люди Волкова прочесывают всю Москву, пытаясь отыскать нас, и ни вы, ни я не можем пойти к вам на квартиру за компьютером. Но кого туда послать? Да и стоит ли подвергать этого человека риску попасть в лапы наших врагов?

— Послать можно любого члена организации. Или близкого мне человека.

— У вас есть кто-нибудь на примете?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать