Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 83)


— Есть. Одна женщина.

— Да что вы! Опять женщина! Разве недостаточно Наташи? Неужели вам безразлична ее судьба?

— Нет, конечно, далеко не безразлична.

— Вот видите. Извините, но я вам кое-что скажу: вы чересчур эмоциональны, и эта ваша эмоциональность...

— До добра не доведет. Да, я знаю, Сергей, но ты пойми, не могу же я манипулировать людьми, словно они пешки на шахматной доске.

— Не можете, а сами собираетесь двинуть новую пешку в ход — толкнуть эту неизвестную мне женщину в пасть ко льву.

— Я постараюсь объяснить ей, что необходимо сделать, но умолчу о причинах, о главном. У нее будет выбор: помогать мне или нет.

— Выбор? Вряд ли. Если она — ваша любовница, то она пойдет в огонь и воду, если вы ее попросите.

— Не надо преувеличивать, Сергей. Она взрослый человек.

— А Наташа? Она что — не взрослый человек? А делала все, что вы ей говорили. И пострадала за всех нас.

— Наверное, я был неправ, пользуясь Наташиным ко мне отношением так безрассудно.

— Неправы? Почему? Вы неправильно меня поняли, Валерий. Вы поступали так, как должны были поступать в интересах общего дела. Вам нечего стыдиться.

— А я в этом не уверен.

— И зря. Вспомните Марса Волкова — без вашей помощи и Наташиной, конечно, тоже, «Белая Звезда» давно пропала бы — этот монстр на Лубянке сожрал бы нас с потрохами.

— Не знаю, Сергей. Возможно, ты и прав. Не знаю.

— Войны, революции требуют от людей жертв. Приходится идти на жертвы, что остается делать?

— Нет, Сергей. Революции еще никому, ни одной стране, ничего хорошего не принесли. Достаточно нашему государству и Великой Октябрьской. Ты что, хочешь чтобы те ошибки, которые совершили наши деды и прадеды, повторились? Нет, мой дорогой. Никаких жертв во имя революционных идеалов и благородных целей. С насилием необходимо кончать, раз и навсегда. Сейчас в стране плохо, но зачем один режим сменять другим, таким же? Понимаешь, о чем я говорю? Согласен со мной?

— Я с вами, Валерий, До конца. Валерий ласково похлопал Сергея по спине, но мысли его были далеко.

— Бедная Наташа, — прошептал он, глядя в темноту перед собой, — твоя боль велика, но ты страдала не зря. Пусть Волков схватил тебя, но он наивно полагает, что твоя роль заключалась только в снабжении информацией Виктора Шевченко, всей правды он пока не знает. — Валерий посмотрел на Сергея. — Пока.

* * *

— Он ушел?

— Да.

Ирина вышла из душевой, где Лара спрятала ее, когда Татьяна пришла с известием о том, что Марс Волков находится в здании. Прошла к бассейну, спустилась в воду.

— Пусть тебя не пугает то, что ты слышала обо мне, — сказал Одиссей.

— А почему я должна пугаться? Они отплыли на середину бассейна. Вслед за ними плыла Лара.

— Марс искал тебя.

— Он не говорил, зачем я ему нужна?

— Неужели надо было ему сообщать, где ты? — спросила Лара.

— Но что он хочет?

— Он думает, что ты можешь знать место, где прячется Валерий Бондаренко, — объяснил Одиссей.

— Если он найдет Валерия, его арестуют, — сказала Лара.

— Господи, как я боюсь, — пожаловалась Ирина.

— Не волнуйся, милая, — Виктор положил руку Ирине на плечо, и она почувствовала его тепло. — У тебя есть ангел-хранитель, который тебе поможет.

— Вот-вот. И Наташа тоже говорила мне про своего ангела-хранителя, и где она сейчас? — Ирина закрыла глаза. — И почему на свете есть насилие, боль, страдания, смерть?

Из бассейна донесся плеск воды: четыре живых существа, связанные единой невидимой нитью, плавали рядом.

— Это виновата человеческая природа, — сказал космонавт.

— Нет, неправда, ты ошибаешься, — возразила Ирина.

— Люди все время чего-то хотят, не довольствуясь тем, что имеют: денег, власти, влияния, хотят править другими людьми, другими государствами. И так без конца, понимаешь? Человечество обречено на такую судьбу из-за своей порочной натуры.

— Неправда, — повторила Ирина. — Ты говоришь, словно Бог, приговоривший людей к вечному наказанию.

— Волков тоже обвинил меня в том, что я хочу быть Богом. Но я этого не хочу.

— А чего же ты хочешь? К чему стремишься?

— К свободе. Вроде бы просто, правда? Только люди загнали эту свободу, точно краба, в сачок, и он карабкается, карабкается, а выбраться никак не может.

Ирина собиралась ответить, но тут услышала громкий всплеск воды, — это Татьяна прыгнула в бассейн. До этого она стояла на страже, чтобы в случае необходимости предупредить всех. Виктор, Лара и Ирина обернулись к Татьяне.

Показав рукой на Ирину, Татьяна сказала:

— Ей надо уходить.

— Сейчас? — спросил космонавт.

— Немедленно.

— Но куда же мне идти? — Ирина готова была расплакаться. — Я не хочу никуда уходить.

Виктор обратился к Ларе:

— Сделай так, чтобы она вышла из здания незамеченной, поняла?

Лара кивнула и поплыла к выходу из бассейна, за ней — Татьяна.

Ирина посмотрела на космонавта.

— Мне действительно нельзя больше здесь оставаться?

— Да, тебе надо уходить.

— Я не пойду. Надоело. Все время кто-то приказывает мне, как я должна поступать. Я не игрушка, в конце концов.

— И ты хочешь свободы?

— Хочу.

— Все мы мечтаем о свободе. Даже дельфин. И все-таки, если ты сделаешь так, как я тебя прошу, то поможешь всем нам.

— Тогда конечно, как я могу отказаться? Я ухожу.

— Ты смелая женщина.

— Но куда мне идти?

— Не знаю. Но так лучше, Ирина. Иди.

Ирина смотрела на Одиссея, еле сдерживая слезы. Он подплыл к ней ближе, обнял, крепко поцеловал в губы.

— Только возвращайся поскорее, — прошептал он. — Мне без тебя очень плохо.

Ирина ничего не отвечала, не слушала его, только смотрела ему

в глаза, разговаривала с ним без слов, так, как она недавно научилась. Молча они поплыли туда, где их уже ждали Лара и Татьяна.

— Пора, — сказал Виктор.

Лара и Татьяна наклонились к воде, помогли Ирине вылезти. Нужно было спешить.

* * *

— Скажите, капитан, — спросил Марс, — что для вас имеет первостепенное значение?

— Суверенитет и безопасность России.

— Вы ответили, не задумываясь.

— А о чем задумываться?

Марс важно кивнул. Разговор происходил в его рабочем кабинете, где он уже в течение двенадцати часов занимался прослушиванием записей разговоров с людьми, подозреваемыми в причастности к организации «Белая Звезда». Капитан возился с новейшим электронным оборудованием.

— Хорошо быть уверенным в себе, капитан, — сказал Марс. — Но самоуверенность с годами проходит. Вам, кстати, сколько лет, тридцать пять?

— Тридцать два.

— Ну, вы еще совсем мальчик. Молодость есть молодость, она берет свое. — Марс загадочно улыбнулся. — Вот и наш переходный период от социализма к капитализму претерпевает трудности. Это естественно. Болезнь роста... Капитализм наш еще очень молод и неопытен. — Рот Волкова скривился, словно он съел какую-нибудь тухлятину. — Интересно, а как вы относитесь к американизации России?

— Американизации России?

— Я вам не советую этого делать, капитан, — рявкнул Марс. — Вы можете притворяться перед своими начальниками, но передо мной нечего изображать послушного исполнителя. Меня вы не обманете. Я знаю, что вы умны, знаю, где вы учились и что изучали. Ваша любовь к исторической науке тоже для меня не секрет. Так же, как и то, что ваши исторические изыскания привели вас к выводу о полной несостоятельности официальной истории, ее несоответствии реальным историческим событиям.

— Но, прошу вас...

— Минуточку, капитан. Я не собираюсь выдавать ваш секрет. Только не делайте вид, что не понимаете значения слов «американизация России», хорошо? Военные сейчас занимаются попрошайничеством, требуют у Думы увеличить расходы на армию. А где взять деньги? Наши органы безопасности тоже влачат жалкое существование. Прежний Комитет госбезопасности разогнали, облили его грязью и сейчас все постоянно суют нос в нашу работу. Выдают американцам такие секреты, что подумать страшно. Раньше за такие дела расстреливали и правильно делали. А что творится в промышленности? Заводы и фабрики стоят. Колхозникам за работу не платят, а страну наводнили импортные товары и продукты. Это не реформы, а американизация страны!

— Вы считаете, что страну губят намеренно? — спросил Николаев.

— Вне всякого сомнения! — ударил кулаком по столу Марс. — Я не хочу сказать, что раньше у нас не было недостатков, но мы, по крайней мере, мечтали о совершенном обществе. Сейчас же у нас происходит самая настоящая криминальная революция. Что сейчас творится в нашей стране? Ее разворовывают все кому не лень. Культура в загоне. Мы выбрали правителей, которые не заботятся о сохранении национальных культурных ценностей! Американцам больше не нужно никаких «Голосов Америки», «Свободной Европы» и прочих радиостанций, занимающихся подрывной деятельностью. Сам президент делает за них всю работу.

— Это ваш субъективный взгляд на вещи. И наглядная иллюстрация того, как личное восприятие человека искажает суть событий.

— Что ж, ваш ответ соответствует всем требованиям дипломатии. Вы закапываете в землю свои таланты, находясь на военной службе, мой дорогой капитан.

— Как вам, наверное, известно, моя служба не отнимает у меня много времени, и я имею возможность тратить его сообразно своим интересам.

— И все равно я не понимаю, капитан, как вы можете любить историю, которую постоянно переписывают?

— А я думал, что вы-то как раз не против реформ.

— Вы интересный человек, капитан. Видимо, вы, как и я, считаете истину неуловимой, постоянно ускользающей от нас.

— Я вообще затрудняюсь дать определение того, что есть истина на самом деле.

Марс рассмеялся.

— А вы похожи на айсберг, капитан: большая часть вашей личности скрыта от людей. — Марс кивнул на электронную аппаратуру, с которой занимался капитан Николаев. — Что-нибудь новенькое?

— Да все то же самое. «Волга» Ирины Пономаревой находится на старом месте — в шести кварталах от вашего дома. Я поставил четверых своих людей следить за машиной.

— Да? А кто вас об этом просил?

— Никто. Просто я подумал, что так будет луч...

— Вы неправильно подумали, капитан. Немедленно отзовите ваших людей. Оставьте только одного человека на посту. Пономарева не знает, что я — сотрудник безопасности. Если она заметит кого-нибудь из ваших, — а она обязательно их заметит, будьте уверены, — она и на пушечный выстрел не подойдет к машине. Ясно?

— Да.

Пока Николаев выполнял его указания, Марс думал об Ирине. К сожалению, за ней не так пристально следили, как, скажем, за Наташей Маяковой. Он правильно делал, что не доверял Ирине, подозревая ее в симпатиях к Америке, но и прекрасно воспользовался ее беспринципностью, заставив работать на себя — против Валерия Бондаренко, чтоб он пропал, этот предатель! Ирина потрудилась на славу, выследив Бондаренко и Маякову. Вспомнив о Бондаренко, Марс бессознательно стукнул ладонью об стол. Капитан Николаев удивленно посмотрел на своего начальника:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать