Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 85)


— А как же я принесу компьютер сюда? Не могу же я разгуливать с ним по улицам?

— Конечно, нет. У тебя, случайно, нет машины?

— Есть, но не моя.

— Какая разница! Доберешься на машине. Слава Богу, кажется, удача повернулась к нам лицом.

* * *

— А как вы относитесь к американцам, капитан? Ненавидите?

— Да нет, — сказал капитан Николаев. — Я однажды разговаривал с американцем, разумеется, не во время службы. Нормальный хороший парень. Познакомился с ним недалеко от Кремля, мы довольно долго беседовали: он задал мне кучу вопросов. Его очень интересует Россия, но в нашей жизни ничегошеньки не понимает.

— Вот-вот, американцы абсолютно ничего не смыслят ни в политике, ни в экономике, ни в общественном развитии нашей страны.

— Так вы, как и Хрущев, хотели бы уничтожить Америку?

— Вроде того. Эта страна несет зло всему миру.

— Да бросьте вы! Что за дикие идеи? Америку нельзя уничтожить. Это супердержава. Куда с ней тягаться нашей полуразрушенной стране? Нас теперь никто не боится.

— Ну, не скажите... Римская империя, Византия, СССР? Такие великие империи пали, чем Америка лучше? Настанет и ее черед развалиться.

— В Америке люди хорошо живут, чего ей разваливаться? Это от нищей России все республики бегут...

— Разбежались потому, что Горбачев повсюду поддерживал националистов, а когда спохватился, было уже поздно... Правда, мы жили небогато, зато были уверены в своем будущем. Сейчас многие люди жалеют, что держава развалилась, тоскуют по «застою». А что мы получили в результате реформ? Экономика разрушена, страна не в состоянии прокормить собственный народ. Все воруют, мафия села нам на шею, люди пьют, кончают жизнь самоубийством, многие голодают, так как зарплату не выдают. Америка и Запад превратили нас в сырьевой придаток, скоро на полную катушку будут использовать нашу дешевую рабсилу. Партийные перевертыши предали страну... Да, социализм наш был несовершенным, но не будет здесь и капитализма. Думаете, Америке нужна сильная Россия? Нет, не потерпит она никакой конкуренции. Будем сидеть не на пальмах, а на елках. Страна третьего мира — вот что такое сейчас Россия. Банановая республика, где бананы жрут только богатые. Но и Америка тоже развалится. Где сейчас величие и мощь Рима? Канули в вечность, в небытие. Так и с Америкой будет. Вот где истина.

— Если бы мы знали, где истина! — капитан посмотрел на приборы и присвистнул от неожиданности.

— Что там? Какие-нибудь новости?

— Да, «Волга» Пономаревой тронулась с места.

* * *

До дома Валерия Ирина доехала без приключений. Прежде чем остановить машину, она объехала вокруг здания раза три: Валерий предупредил ее, что если сотрудники безопасности и оставят кого-то наблюдать за домом, то не более чем одного человека. Ирина постаралась принять все возможные меры предосторожности: припарковала машину у соседнего дома, зашла туда, спустилась в подвал и через десять минут уже находилась в подвале дома Валерия: несколько лет назад этот дом и соседний были одним целым, и после реконструкции подвал остался общим для двух зданий. Из подвального помещения Ирина поднялась в холл здания, но не стала пользоваться лифтом, а пошла на лестницу. Постояла там, прислушалась. Кто-то вышел из квартиры, хлопнула дверь. Запахло щами и сигаретным дымом. Тяжелые шаги протопали по коридору, затем открылась дверь, ведущая в коридор, послышалось гудение лифта. Лифт остановился и через секунду поехал вниз. В холлах обоих зданий теперь уже не сидели лифтерши-дежурные, следившие за всеми, кто входил или выходил из здания, им платили очень маленькую зарплату, и работать никто не хотел. Ирина поднялась по лестнице до нужного этажа. На площадке у лифтов никого не было. Женщина открыла дверь в общий коридор. Никого. Дверь в квартиру Валерия выглядела обычно, Ирина на мгновение заколебалась: может быть, ей лучше уйти, не рисковать? Повернуться и уйти тем же путем, что пришла, и никто не узнает, что она вообще здесь была. Вроде бы просто. Но Ирина не могла повернуть назад, она чувствовала себя ответственной за судьбы других людей, за будущее «Белой Звезды». Свобода не дается просто так, ее нужно завоевать. И если ей, Ирине, сейчас уйти, то куда она пойдет? К себе домой? Чтобы там дожидаться Марса Волкова, а потом отвечать на его вопросы? И что делать потом? Возвращаться на работу в Министерство просвещения? Немыслимо. Лучше подвергнуться опасности, чем возвращаться в свою прошлую жизнь.

Ирина еще немного постояла у двери, прислушиваясь. Где-то плакал ребенок, в какой-то квартире вдруг громко включили телевизор, зазвучала веселая музыка, потом внезапно затихла. Лифт двинулся вверх. Собрав все свое мужество, Ирина шагнула в коридор, прошла к двери в квартиру Валерия. Быстро вставила ключ в замочную скважину, повернула его, нажала на ручку и вошла внутрь. И сразу поняла, что здесь уже кто-то был, — в воздухе стояли чужие запахи: мужского пота и дорогого табака, — однако в квартире был полный порядок. Тот, кто обыскивал комнаты, аккуратно положил и поставил все вещи на свои места. Затаив дыхание, Ирина пошла на кухню, где должен был находиться компьютер. Он оказался на своем обычном месте у разделочного столика. Ирина выключила компьютер из сети, закрыла его и положила вместе с проводом в чехол, застегнула на чехле молнию. Неожиданно у входной двери послышались какие-то скребущие звуки, и Ирина встала как вкопанная, держа в руке чемоданчик. От страха ей стало дурно, к горлу подступила тошнота. Не помня себя от ужаса, Ирина осмотрелась вокруг: «Я погибла! — подумала она. — Господи, помоги!» И тут Ирина увидела, что недалеко от кухонного окна по стене дома идет пожарная лестница. Женщина распахнула окно, выбралась наружу, держась одной рукой за лестницу и не выпуская из руки

чемоданчик, а другой закрыла за собой окно, прижалась спиной к грязной бетонной стене. Ирина посмотрела вниз — до земли было далеко, — тогда она закрыла глаза и заставила себя думать о чем-нибудь приятном. Она вспомнила, как в детстве ходила вместе с матерью в церковь, как слушала пение хора, молитвы. Жаль, что нельзя было вернуться в детство.

Ирина вздрогнула, услышав мужские голоса, донесшиеся из кухни, и открыла глаза.

— Она была здесь? — спросил мужской голос.

— Наверное. Входная дверь открыта, капитан, — ответил другой голос.

— Обыскать квартиру, — приказал первый голос. Ирина повернула голову, стараясь заглянуть в окно кухни, увидела там молодого человека и удивилась, как это ее могли выследить. Неужели она привела за собой хвост? Или за квартирой следили?

— Никого нет, капитан.

— Зачем же она сюда приходила, а?

Молчание.

— Что-нибудь пропало?

— Персональный компьютер.

— Ах, компьютер! Если эта баба уйдет, Волков с нас три шкуры спустит.

Сколько же в квартире людей? Ирина могла лишь предполагать. Эти люди почему-то напомнили ей больших муравьев, заползающих на расстеленное на земле одеяло, и спастись от этих надоедливых насекомых не было никакой возможности.

Выждав довольно долгое время, Ирина начала осторожно спускаться по лестнице вниз, стараясь не выронить компьютер и каждую минуту боясь или упасть, или оказаться замеченной снизу. Однако ничего особенного не случилось, и Ирина благополучно добралась до тротуара и пошла по Телеграфному переулку. Начался дождь, но Ирина не побежала к своей машине, а укрылась под аркой ближайшего дома и там стояла, зажав чемоданчик между ног, чтобы прохожие, не дай Бог, не обратили на него внимание.

Ирина внимательно вглядывалась в лица редких прохожих, в окна проезжающих мимо машин. В небе раскатисто прогремел гром, и стало темно, как ночью. Несколько раз сверкнула молния, на мгновение осветив дома и улицы; дождь превратился в ливень. Ирина больше не могла стоять под аркой; ей казалось, что чем дольше она там стоит, тем быстрее ее найдут, единственное свое спасение она видела теперь в том, чтобы добраться до машины. Ирина выскочила из укрытия и побежала под проливным дождем к тому месту, где была припаркована ее «Волга».

Путь был неблизкий, а бежать было трудно, потому что дорога была разрыта. На пути Ирины встретились старушки с авоськами в руках, уличная торговка с газетой на голове, окруженная ящиками с вялой редькой и свеклой, заливаемыми потоками воды. Один раз Ирине показалось, что за ней кто-то идет, и она в страхе нырнула в подъезд полуразрушенного здания, прошла через груды битой плитки и всякого мусора к черному ходу, выглянула наружу. Никого. Она чуть не расплакалась, — сказывалось нервное напряжение, страх и усталость. Затем женщина подумала о том, что пока, слава Богу, она еще на свободе, и от этого ей стало немного легче. Она снова вышла на улицу, под дождь. Вернее не на улицу, — Ирина попала во двор, грязный, неблагоустроенный. Чемоданчик с компьютером с каждой минутой становился почему-то все тяжелее и тяжелее, оттягивал руку, но Ирина старалась об этом не думать. Пройдя двор, она повернула налево и пошла по улице. Откуда-то вынырнул черный «Зил» и медленно поехал Ирине навстречу; она в ужасе повернулась и побежала обратно во двор, спряталась, но так, чтобы видеть машину. Черный «Зил» остановился недалеко от двора. Ирина в тот момент пожалела, что она не маленькая девочка и не может спрятаться в каком-нибудь крохотном закутке, где ее никто никогда бы не нашел. Ей было так страшно, кровь так сильно стучала в висках, что, казалось, этот стук разносится по всей улице. «Зил» стоял на месте и никуда уезжать не собирался. Сквозь дымчатые окна машины ничего нельзя было разглядеть. Правда, Ирина и не хотела знать, кто там сидит внутри, в этом ужасном «Зиле», заметили ли ее из машины, что собираются делать. Или они играют с ней, как кот с мышью? Но наконец черная машина тронулась с места и вскоре скрылась из виду.

Ирина вышла из укрытия и направилась в сторону, противоположную той, куда уехал «Зил». Когда она проходила мимо церкви, ей страшно захотелось войти внутрь, опуститься на колени, снова помолиться за всех — за Валерия, за Одиссея, за себя. Но на это времени у нее не было, и она просто обратилась к Богу с молитвой, не заходя в церковь, а постояв недолго около нее. Завернув за угол, Ирина увидела свою «Волгу», но подходить к ней не стала, а осмотрелась — на улице вроде бы никого не было. «Волга» стояла на том же месте. Но почему-то Ирине машина уже перестала казаться единственным спасением, надежным убежищем. Ведь не кто иной, как Марс Волков, дал ей эту машину. А вдруг «Волга» находится под постоянным наблюдением? Тогда на ней ехать нельзя. Что же делать? Ирина растерялась. В машину садиться было рискованно, но и добираться до церкви, где прятался Валерий, на общественном транспорте или пешком, когда вокруг рыскали ищейки, было опасно. В конце концов Ирина решила все-таки поехать на машине, торопливо открыла дверь и плюхнулась на сиденье водителя. Лобовое стекло автомобиля сильно запотело, и, вытирая его рукавом пальто, Ирина подумала о том, что сама она только что вошла в машину, и от ее дыхания стекла так быстро запотеть не могли. Значит, в автомобиле находится кто-то еще? И тут ей на плечо опустилась тяжелая рука, раздался голос:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать