Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Глаза Ангела (страница 91)


— Эту, как вы выразились, бабу никак не могут найти, — раздался громкий голос космонавта.

Марс встал, подошел к бассейну на негнущихся ногах, рявкнул:

— Кто вам это сказал?

Виктор молчал, продолжая спокойно плавать в соленой воде.

— Я спрашиваю, кто вам это сказал? Дельфин защелкал, предупреждая об опасности. Марс вытащил пистолет, прицелился в голову Виктора:

— Или ты мне ответишь, или я вышибу твои мозги, гад!

Ирина подбежала к Марсу, взяла его руку, держащую пистолет, мягким голосом попросила:

— Марс, пожалуйста, не надо.

— Мне никто ничего не говорил, — донесся из бассейна голос космонавта. — Разве вы не помните, что успешно лишили меня моего источника информации. Повторяю, никто мне ничего не говорил, и мне это не нужно. Я могу читать ваши мысли.

— Что такое?!

— Вы упустили вашего заклятого врага, не так ли? Не отрицайте, я знаю. Вижу это по вашему лицу, искаженному злобой и ненавистью. Вы приложили массу усилий, чтобы найти Бондаренко, и что же в результате? Вы так же далеко от него сейчас, как были в начале.

— Молчать! — взревел Марс, и Ирина поняла, что он боялся, как бы космонавт не назвал его места работы. Волков не подозревал о том, что Ирина давно знает об этом. Она отпустила руку Марса, присела на корточки у бортика, всмотрелась в лицо космонавта, поймала его взгляд и долго-долго смотрела ему в глаза. Между ними шел молчаливый диалог, пока Ирина не произнесла тихо: «Достаточно, Одиссей, зачем ты его провоцируешь?»

Космонавт нырнул и поплыл в противоположную от Марса и Ирины сторону; дельфин последовал за ним.

— Как ему удается так долго находиться под водой? — недоуменно спросил Марс.

— Возможно, он — наполовину дельфин, — пошутила Ирина, но, взглянув в лицо Марса, пожалела о своей шутке: Волков не собирался иронизировать на эту тему. Ирина вспомнила также последний разговор Марса и Одиссея, свидетелем которого она была, и поняла, какую тактику выбрал космонавт в борьбе против своего мучителя.

— Пойдем, — Ирина потянула Марса за руку, — убери оружие — зачем оно? Пойдем, Марс, давай, не упрямься. — Она, как ребенка, увела его от бассейна, а затем вернулась к своей работе: все сведения, нужные Марсу, были записаны в памяти умной машины, и он с нетерпением ждал, когда Ирина сможет найти их.

* * *

— Ожидание — хуже всего, — заявил Рассел.

— Ты, конечно, думаешь о капитане, — сказала Тори, — до сих пор считаешь, что он намеревается использовать нас как ищеек?

— Хотел бы я доверять ему так же, как доверяешь ты, Тори.

— Видишь ли, в Эстило и Хитазуре я тоже была уверена. Разговор между Расселом и Тори происходил на двадцать первом этаже гостиницы «Россия», в ресторане. Они сидели за столиком у окна и ждали, пока их обслужат. Из окна открывался чудесный вид на Красную площадь, собор Василия Блаженного, как всегда, нарядный и красивый.

— Хитазура — хитрая лиса, и обманул всех, не только тебя. А Эстило... Возможно, ты напрасно на него так сердита. Подумай, без его помощи мы бы вряд ли смогли добиться того, чего добились.

— Наверное, ты прав, но... Бедный Ариель, как жалко, что он погиб.

— Очень жалко. Пытался, докопаться до правды и поэтому погиб.

Тори достала из кармана фотографию, положила ее на стол, разгладила смявшиеся уголки.

— Посмотри, Рассел. Я раньше не говорила тебе об этой фотографии. Ее мне дал Ариель перед смертью. Для него этот снимок имел огромное значение.

— Обычная фотография, — Рассел вгляделся в снимок. — Это Сан-Франциско?

— Да. Дом Ариеля находится совсем близко от парка, который ты видишь на фотографии.

Рассел взял фотографию, взглянул на ее обратную сторону и прочел дату: «21 марта».

— О, Господи! — неожиданно вскрикнула Тори и выхватила снимок из рук Рассела.

21 марта, вот оно что! Тори поняла, почему то число, когда Бернард летал в Сан-Франциско, показалось ей знакомым, — такая же дата стояла на обороте фотографии Ариеля! Тори внимательнее всмотрелась в людей на заднем плане фотографии. В левом углу, недалеко от неизвестной пары, она увидела мужчину и только теперь узнала его. Это был Бернард Годвин, Она сказала об этом Расселу, и тот, еще раз посмотрев на снимок, согласился с Тори.

— Ариель выследил Бернарда, — сказала она.

— Похоже на то, — кивнул Рассел.

— И за это был убит.

— Думаешь? — Рассел с сомнением покачал головой. — Что-то еще должно быть, Тор. Пусть Ариель засек Бернарда в Сан-Франциско, но что с того? Разве Бернард не мог поехать в этот город по делам, на свидание с какой-нибудь женщиной, отдохнуть и так далее. Существует масса вариантов. — Он изучал снимок еще какое-то время, потом вернул его Тори. — Кто эти двое, парочка неизвестных?

— Я пыталась их разглядеть, но парочка находится от фотографа дальше, чем Бернард, однако, похоже, что эти двое направляются к Бернарду, а?

— Нужно спроецировать снимок на экран и увеличить фотографию насколько возможно. Но для этого необходима лаборатория.

— На Лубянке, я думаю, много разных лабораторий. Не хочешь воспользоваться?

— Замечательное предложение. Обязательно обращусь туда за помощью, — усмехнулся Рассел. — Знаешь, Тор, этот капитан Николаев все-таки кажется мне сомнительной личностью.

— Нет, Рассел, в данном случае ты не прав. Капитан доказал нам, что ему можно доверять.

— Значит, я очень недоверчивый человек.

— Нет, — Тори взглянула на Рассела, — ты не недоверчивый. Ты осторожный.

Тут к столику подошла официантка и приняла

заказ.

— Темнеет, — сказала Тори, глядя в окно на позолоченные купола знаменитого собора, отливающие тусклым светом в лучах заходящего солнца. — Москва — холодный город, даже летом.

— Наверное, в этом виноват не только климат, — усмехнулся Рассел. — Да-а... Ожидание — хуже всего. Не выношу сидеть просто так и ждать.

— К сожалению, нам больше ничего не остается делать, Расс. Мы вынуждены ждать ответа от миссис Куйбышевой. Придется потерпеть.

— Если этот ответ вообще придет. Бондаренко скрывается, и, вообще, такая ситуация... Вряд ли у членов организации много возможностей...

— Ситуация как раз такая, как было сказано в сообщении, полученном от «Белой Звезды». Отчаянная. Сигнал о помощи был отправлен Хитазуре. А приехали мы.

— Все это прекрасно, только вот хотел бы я знать, что известно о нас на Лубянке? Знает ли капитан о том, что «Белая Звезда» послала сигнал о помощи. А вдруг работникам службы безопасности удалось расшифровать код, используемый «Белой Звездой»?

— Капитан нам многое рассказал, с его точки зрения, разумеется.

— Тори, Николаев тоже из этой службы.

— Ну и что? Он — живой человек. И несчастный. Хочет избавить свою родину от зла, понимаешь? Он даже чем-то похож на нас. Запутался в паутине лжи, как муха, и всеми силами старается выбраться из этой паутины.

— Боже мой, Тори, я так страстно желаю, чтобы ты оказалась права!

Тори снова повернулась к окну, посмотрела вниз, на город. Какой чужой была Москва! Тори хорошо помнила рассказы своего отца, услышанные им еще от деда. Отец любил рассказывать ей об уральских лесах, где водятся волки и другое зверье; о храбрых жителях грузинских деревень; о смелых солдатах, сражающихся с морозом в холодных просторах Сибири. Как сильно эти рассказы отличались от того, с чем она столкнулась в Москве! Тори терпеть не могла, когда отец говорил с ней по-русски, хотя и понимала, что он делает это, желая помочь ей. Она ненавидела и занятия русским языком, и все, связанное с Россией. А теперь, находясь в чужом и несимпатичном ей городе, мечтала о том, чтобы отец оказался рядом и разговаривал с ней не на английском, а на русском языке, и показал ей Москву, и чтобы они вместе гуляли по улицам, но... Тори даже не знала, понравилось бы отцу в Москве, если бы он приехал сюда. Скорее всего, он тоже был бы разочарован современным городом, страной, патриархальный образ которых он все еще носил в своем сердце.

Когда с ужином было покончено, на улицах стемнело, и Рассел сказал:

— Зря мы не отправились в Звездный городок вместе с капитаном, Тор.

— Поздно об этом жалеть.

Официантка принесла счет на маленьком подносе. Тори взяла поднос, счет и неожиданно обнаружила на подносе маленький сложенный листочек бумаги, лежавший под счетом, Она взяла его в руки, развернула и, прочтя содержание записки, радостно посмотрела на Рассела:

— Пошли, Расс. Нас ждут дела.

* * *

— Ирина, — позвал Марс, — подойди ко мне.

Ирина, с удовольствием оторвавшись от компьютера, за которым сидела уже довольно долго, поднялась из-за стола, подошла к Марсу. Он стоял в тени, и она не видела его лица.

— Сюда, — открыл он дверь в комнату. — Я хочу поговорить с тобой, пока Одиссей спит.

Ирина послушно кивнула, стараясь сохранять спокойствие. Сердце у нее колотилось сильно, и она пожалела, что не умеет, подобно тибетским монахам, прекращать на время его биение.

— Что говорил тебе космонавт о том, где он берет информацию?

— Информацию? — Ирина недоуменно посмотрела на Марса. — Я думала, что он получает сведения от Наташи Маяковой.

— Получает, да. Но она была курьером, не более. Его снабжает информацией другой человек или люди. Он постоянно в курсе происходящего, слишком много знает. Откуда? Вот вопрос. Наташа виделась с ним не чаще одного раза в неделю. Я вижусь с ним гораздо чаще, и у него всегда наготове что-то новенькое для меня.

— Он мне ничего по этому поводу не говорил, а заставить его это сделать я не могу.

— Он не упоминал в этом смысле Лару или Татьяну?

— Нет.

— А он выглядел подозрительным, когда ты расспрашивала его?

— Нет. Я не спрашивала его об этом прямо. И мысли его заняты другим.

— Чем?

Ирина отвела взгляд в сторону.

— Знаешь, он очень сексуально активен. Понимаешь, что я имею в виду?

— А-а...

— Ты сердишься?

— Спроси меня об этом через полчаса.

— А что произойдет в ближайшие полчаса?

— А через полчаса я буду точно знать, была ты в союзе с Бондаренко против меня или нет.

— Да ты что? Ведь Валерий работает на Лубянке. Разве ты не знаешь, что сотрудники безопасности вызывают у меня отвращение?

— Должен сказать тебе, Ирина, что я не чувствую к тебе того доверия, какое хотел бы чувствовать.

— Странно, ты здесь стал совсем другим и разговариваешь со мной по-другому.

— Дело не в том, здесь или там. Бондаренко объявил мне войну. И я должен держаться настороже. Война — дело нешуточное. — Марс двигался с обычной присущей ему грацией, как дикий кот, но Ирина заметила, что он старается держаться ближе к двери. — Я тебя предупредил, Ирина.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать