Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Глубокий поиск (страница 1)


Никитин Юрий

Глубокий поиск

Юрий НИКИТИН

ГЛУБОКИЙ ПОИСК

Неудобства начались с первых же минут. Администратор почему-то очень уж тщательно изучал мою трудовую книжку, трижды перечитывал анкету. Естественно, это меня раздражало. Мне пятьдесят пять лет, доктор наук, у меня ряд серьезных научных работ. Я не отвечаю за того балбеса, каким был в шестнадцать лет, когда бросил школу и завербовался в Коми АССР на лесоразработки. И ничего общего также не имею со слезливым юнцом, который после несчастной любви - тьфу! - едва не покончил с собой, бросил прекрасный вуз, только бы не встречаться с предательницей, после чего два года работал на подсобных работах, разгружал вагоны. Но это все, как и ряд других вывихов молодости, отмечено в трудовой, закреплено печатями. И для бюрократа это важно.

- Да, - сказал администратор медленно, - вы успели попутешествовать...

- Последние пятнадцать лет я работаю на одном месте, - ответил я сухо. - Извините, но я глубоко разочарован своим визитом. Мне очевидно послышалось, что речь шла о каком-то важном эксперименте. Теперь я вижу, что я зря теряю время, которого у меня не так уж много. До свидания.

Я поднялся, коротко поклонился. Администратор изумленно вытаращил глаза. Я сунул трудовую книжку в карман и быстро направился к двери. Он догнал меня уже у самого выхода.

- Ну что же вы так? - сказал он удивленно, ухватившись за мой рукав. - Зачем же так круто? Я не спрашиваю о ваших работах, потому что и так хорошо их знаю. Изучил даже, хотя не все понял. Мы тоже считаем вас в числе наиболее обещающих ученых, потому и обратились к вам с предложением принять участие в эксперименте! Мы собрали о вас данные...

- Любопытно бы взглянуть, - остановился я.

- Э-э, такое всем любопытно. Человек больше всего любит читать про себя! Это исключено. Впрочем, после окончания эксперимента... не понимаете?

Смешно, но я попался именно на эту удочку. Очень хотелось прочитать, что же думают обо мне коллеги, друзья, родственники. Каким я выгляжу со стороны? Какое впечатление произвожу?

Заведующий лабораторией Жолудев вошел в мою комнату замедленно, с осторожностью. Я уже слышал, что у него под сердцем застряла пуля, давит на какой-то клапан. Жизнь на волоске, но на операцию не идет: организм изношен, не выдержит. Десять лет работы врачом в арабских странах не прошли даром, а в благодарность - автоматная очередь в упор от террориста... И то счастье, что выжил!

- Давайте я сразу введу вас в самую суть, - сказал он бесцветным голосом. - Мы, как вы слышали, кафедра экспериментальной психологии... Избавлю вас от научных терминов, ибо на языке нормального человека мы занимаемся усовершенствованием человека.

- Ого, - казал я саркастически. - И далеко продвинулись?

- Не смейтесь. Я же сказал, что занимаемся, но не сказал, что добились чего-то. Человек - это не новая модель телевизора или холодильника. Да и мало кто знает, что такое - усовершенствовать. Спортсмены тоже совершенствуют, так они говорят, но мы-то знаем что их усилиями здоровые дети, которые могли бы вырасти учеными, писателями, музыкантами, попросту превращаются в дебилов с огромными мускулами...

Бесстрастности хватило ненадолго, он заговорил горячо, обидчиво, я невольно ощутил симпатию. К неудачникам всегда чувствуешь симпатию, к тому же я и сам разделял его отношение к спортсменам. Не только потому, что меня самого природа обделила если не ростом, то тугими мышцами, пришлось самому наращивать.... А если и потому, что с того? Все равно спортсменов не люблю.

- Если не поздно посовершенствоваться, - сказал я, - то я готов. Да-да, это не спорт, человек может и должен совершенствоваться до конца жизни. В чем заключается эксперимент?

- Несложен, уверяю вас. Вас поместят в отдельную комнату, уложат в ванну с особым раствором, чтобы уравновесить гравитацию. Земное тяготение, говоря проще. Вы не должны чувствовать тела, это отвлекает... Температура будет подобрана так, чтобы не жарко, и не холодно. Словом, будете парить в невесомости подобно космонавту. Кормить будут подготовленными растворами... Это совершенно безболезненно, уверяю вас! Прямо в кровь. Но вы ничего не почувствуете.

Я кивал, запоминая. Спросил настороженно:

- Но что я должен делать?

- Искать контакты, - ответил он просто. Перехватив мой недоумевающий взгляд, пояснил. - Есть гипотеза... уже почти теория, что наш мозг способен выходить в подпространство... Назовите его гиперпространством, внепространством или как угодно, но суть в том, что мозг способен уловить больше, чем самые сверхчувствительные приборы. И мы очень на это рассчитываем.

Я спросил в приподнятом расположении духа:

- Хорошо бы... Но почему я? К вам, как я знаю, ломились многие.

Он развел руками, в глазах появилось странное выражение, тут же исчезло. То ли хотел сказать, что я лучше, то ли еще что, но выражение глаз почему-то напомнило мне, с каким видом администратор листал мою трудовую книжку.

Я полагал, что день-другой буду привыкать к ванне, растворам, но едва меня опустили в эту теплую воду, как сразу перестал ощущать тело. А когда закрывал глаза, то ощущал себя, как, наверное, чувствовал бог-творец, зависший в черной пустоте.

Иногда становилось страшновато, я распахивал глаза, белый потолок и угол стены действовали успокаивающе. Веки опускались будто сами, снова погружался в полусон-полудремоту. В темноте плавали цветные пятна,

круги, кольца, иной раз чудилось, что со мной пытаются установить контакт, я бросался мысленно навстречу... и всякий раз видел, что это очередные глюки.

Но к концу недели показалось, что нащупал во тьме нечто живое. В той странной черноте нет расстояний, я не знал - рядом ли это нечто или же за тридевять галактик, но тут же бросился жадно пробиваться сквозь непонятные барьеры, страстно взывал к чужому разуму, чувствам, мысленно заверял в дружелюбии...

Ответ пришел смутный, не словами и не образами, а скорее чувствами:

- Кто... кто это?

- Я, - закричал я, - человек разумный!.. Мыслящее существо... дружелюбное и открытое... Я хочу с тобой общаться!

Некоторое время я ощущал только красновато-розовое свечение, потом оформилось нечто, что я с некоторой натяжкой назвал бы даже образом:

- Кто... откуда... Какой?

Торопливо, захлебываясь словами и мысленными образами, я спешно передал, что я - человек, двуногий, с планеты Земля, что вертится вокруг Солнца, а Солнце эта такая звезда, что вертится на заднем дворе одной из захудалых галактик, а та галактика находится на краю Метагалактики... Еще нес какую-то чушь, ибо не силен в астрономии, но я просто боялся потерять контакт, потому вываливал и вываливал уйму информации, пока ответ не пришел настолько ясный, что я поперхнулся на полуслове-полуобразе:

- Понятно... Землянин. Русский. Эксперимент в лаборатории Жолудева...

Я едва не утонул в ванне, настолько удивился, начал барахтаться, но контакт не оборвался, связь чувствовалась, наконец я сказал растерянно:

- Если вы это знаете...

- Еще бы, - ответил мысленный голос. Я уловил в нем досаду. - Вместо того, чтобы отыскать братьев по Разуму, мы отыскали друг друга... Интересно, сколько нас лежит в ваннах, вслушивается и внюхивается?

Я пробормотал:

- Жолудев мне ничего не говорил...

- А вы спрашивали?

- Н-нет...

- И я не спрашивал. Да и какая разница? Чем больше выйдет на поиск, тем больше шансов..

Голос то слабел, то усиливался, но слышимость оставалась достаточно четкой, я слышал чужой голос даже сквозь шум крови в висках.

- Но это уже шажок, - сказал я, скрывая разочарование. - Я что-то не слыхивал, чтобы люди могли обмениваться мыслями... Или хотя бы образами. Может быть, надо сперва научиться понимать друг друга, а потом пробовать понять чужих в космосе?

- Это аллегория, - ответил голос уверенно. Я сразу представил себе человека средней молодости, сильного и уверенного в собственной правоте, успевшего сделать карьеру, пусть не самую высокую, но обогнавшего одноклассников, а сейчас идущего к цели уверенно и напролом. - Но будем искать... Время у нас еще есть...

Жолудев если и удивился, что мне удалось установить мысленную связь с таким же испытуемым, то не отреагировал ни положительно, ни отрицательно. Просто кивнул, поинтересовался не кажется ли вода холодной, не добавить ли соли, а когда ушел, я с новой энергией бросился искать голоса в черноте подпространства.

Второй, кто откликнулся на зов, был такой же испытуемый. Я ощутил сильное разочарование, потом пришла успокоительная мысль, что если кого-то, скажем, в Австралии положить в ванну с таким же подобранным раствором, то и с ним свяжусь... может быть. Пусть не космос, но все откроется возможность мысленной связи через континенты. А там, глядишь, можно будет научиться и без ванн...

Жолудев однажды сказал благожелательно:

- Не истязайте себя так... Может быть, как раз в момент расслабления получится лучше. Кроме того, нелишне посоветоваться... обменяться опытом... или хотя бы впечатлениями с теми, с кем удалось связаться... Хотя, гм, вам они могут не понравиться...

- А кто они? - насторожился я.

Жолудев пожал плечами, взгляд ушел в сторону:

- Понимаете ли... Нам важна психика... Нам не важно, кем человек работал, какую музыку любит.

- Понятно, - прервал я. Не люблю, когда в разговоре мелькают "понимаете ли", "знаете ли", "видите ли", это крайне невежливо, культурный человек никогда не оскорбляет этими словами собеседника. - Мне тоже не важен пол, возраст, и кто сколько сидел в тюрьме. Но если они лежат вот так же в ваннах с теплой водой, мне есть о чем с ними переброситься словцом. Если, конечно, это не нарушит чистоту эксперимента.

- Не нарушит, - ответил Жолудев.

Он чуточку замялся, я тут же спросил настороженно:

- Что-то не так?

- Нет-нет, все в порядке, - сказал он поспешно. - Только крохотный пустячок... У меня просьба... Вы называйте их по номерам, хорошо?

- Хорошо, - ответил я с недоумением. - Если это важно...

- Важно, - улыбнулся он. - Вдруг да в минуту откровенности вы исповедуетесь друг другу в каких-то грешках... Пусть не стыдно будет потом. Вы друг друга не знаете!

- Обещаю, - сказал я. - И это все?

- Все, - ответил он со странной улыбкой.

На этот раз я сосредоточился на первом голосе, представил его интонации, образ того человека, и, к моей радости, через минуту негромкий голос произнес:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать