Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Максим Гарин » Комбат против волчьей стаи (страница 3)


Глава 2

На улице уже было темно, влажный асфальт искрился, машины, сверкая рубиновыми габаритными огнями, двигались в сторону Садового кольца.

Генерал Морозов огляделся, до его дома оставалось метров семьсот.

— Ну где же они, — тихо проворчал генерал, поднимая воротник и надвигая поглубже шляпу, почти на самые глаза.

— Главное чтобы меня никто не узнал.

Он отошел к дому и двинулся вдоль стены, опасаясь, что если пойдет посередине тротуара, то обязательно столкнется с кем-нибудь из знакомых.

Петр Иосифович держал руки в карманах плаща, двигался неторопливо, словно бы совершал свою обычную вечернюю прогулку. Пройдя квартал, он стал нервничать сильнее.

«Странно, странно, — подумал он, где же, будь он неладен, этот Панкратов.»

И не успел он додумать до конца мысль о Панкратове, как увидел мужчину в куртке из грубой черной кожи с мобильным телефоном в руке. Мужчина что-то говорил, поглядывая на генерала.

"Это еще кто такой? — подумал Морозов и именно в этот момент из узкой улицы бесшумно выкатился шестисотый «мерседес» и замер напротив генерала.

Морозов остановился, решая — справа обойти тот или слева. Дверца открылась.

— Сюда, Петр Иосифович, сюда, — услышал он негромкий бас Панкратова и вздрогнул, словно на него вылили ушат холодной воды.

— Секунду.

Он быстро юркнул в темный салон автомобиля, сел на заднее сиденье. Панкратов, небрежно закинув нога за ногу, испытывающе поглядывал на генерала.

— Добрый вечер, Петр Иосифович! — Панкратов подал руку, генерал ответил вялым рукопожатием.

— Что-то настроение у тебя не очень, а, Петр Иосифович? — спросил Панкратов, испытывая терпение собеседника — не о самочувствии же собрались они разговаривать.

— Настроение хуже некуда.

— А как дела в твоей конторе? — Панкратов задал еще один бессмысленный вопрос.

Генерал пожал плечами.

— Не знаю что и ответить, но бывали времена и похуже.

— Ладно, потом расскажешь. Трогай, — обратился Панкратов к водителю, рядом с которым на переднем сиденье сидел еще и охранник.

«Мерседес» медленно выехал на улицу, шурша шинами по асфальту.

— Заедь куда-нибудь, — бросил Панкратов водителю. — У нас разговор с Петром Иосифовичем. , Генералу не понравилось, что Панкратов громко называет его имя, отчество. Стеклянная перегородка между водителем, охранником и салоном бесшумно поднялась вверх.

— Теперь можем говорить, генерал, абсолютно спокойно. Не смотри ты по сторонам, это мои люди на улице были.

Генерал подумал, что даже в его службе, у него в конторе и то нет таких автомобилей, и даже ответственная операция не всегда обставляется так, как сейчас обставил рядовую встречу Панкратов.

Генерал Морозов понял, что его вели сразу, как только его машина выехала за ворота конторы, проверяли, нет ли хвоста, не следит ли кто-нибудь за генералом и нет ли с ним охраны. А когда генерал на перекрестке отпустил своего водителя, его еще вели пол-улицы, а затем мужчина, это генерал точно видел, связался по телефону с Панкратовым и тот выехал на «мерседесе» прямо наперехват, усадил даже не дав опомниться — Так как дела у тебя в конторе? — повторил свой вопрос Панкратов.

— Дела идут, контора пишет, — хмуро улыбнувшись, ответил Морозов.

— Это не ответ.

— Так это и не вопрос, Иван Антонович. Дел-то много, и не все они вас касаются.

— Вот о чем я хочу с тобой поговорить. Грядут серьезные изменения, у нас начали возникать проблемы с конкурентами, правда, это все отбросы общества: уголовники, рецидивисты, настоящие бандиты, на них даже клейма ставить негде. Мы их хотим потеснить с рынка, сперва попытались с ними договориться, но больно уж они несговорчивы.

— А я-то здесь при чем? — удивился генерал.

— Как это при чем? Неужели не ясно? Я хочу тебя попросить, чтобы не вмешивался. Обо всех своих операциях против них сообщал нам, чтобы наши люди случайно не под ставились.

— Кому именно? — спросил Морозов.

— Либо Сивакова, либо меня держи в курсе. Сейчас начнется передел рынка. Крупные партии должны пойти из Казахстана, там у нас уже все схвачено. Я, почему так откровенен с тобой, генерал, не догадываешься?

— Ну и почему же? — выдавил из себя Морозов.

Можно быть откровенным только в двух случаях: или ты доверяешь человеку так же, как самому себе, или же человек — не жилец на этом свете, и ты последний, кто с ним разговаривает.

— Да потому, что ты никуда не денешься, ты теперь с нами в одной связке, как говорится, в одной лодке, не считая собаки, хотя и собак достаточно плывет с нами в этой же лодке по денежной реке, но пока они не кусаются — беспокоиться нечего.

Морозов смотрел на тонкий кейс с кодовым замком, стоящий у ног Панкратова. Как правило, Панкратов носил в этом кейсе деньги.

— Не смотри, не смотри так, Петр Иосифович, денег у меня с собой нет. Вернее, нет наличными, а вообще-то, кое-что я тебе привез, как договаривались.

Панкратов взял портфель, положил на колени, повертел замочки, прикрыв их от глаз соседа, крышка открылась, и из кармашка Иван Антонович выудил толстыми пальцами, украшенными перстнями, и подал генералу Морозову белую карточку.

— Что это? — спросил генерал.

— Как договаривались. Смотри на сумму, есть номер счета, все как ты просил, на фамилию твоего племянника. Правда, я не знаю, где он работает, но ты же сам просил.

Генерал ознакомился с белой карточкой и сглотнул слюну. Сумма, проставленная в длинную строку, в полтора раза

превосходила его ожидания.

— Что, доволен? — перехватив растерянность во взгляде, осведомился Панкратов.

— Неплохо.

— Ты что, ожидал меньше?

— Честно говоря, да, — признался генерал.

— Мы же партнеры, мы же честные люди. Если обещаем, то за хорошую работу мы очень хорошо платим, а поработал ты отлично.

"Это, какие же партии наркотиков идут через них?

Уж точно, они их на аптекарских весах не взвешивают", — подумал генерал, попробовав в уме прикинуть цифры, но это ему не удалось, хотя, вообще-то, в арифметике он был силен.

«Я, скорее всего, получаю не проценты от дела, а разовые подачки. Сколько же имеют Панкратов и остальные?»

— Ты, я смотрю, доволен?

Генерал Морозов кивнул.

— Авансом получаю?

— Ни в коем разе. Это тебе благодарность за предыдущие услуги. В будущем все мы будем иметь намного больше.

Генералу хотелось спросить, сколько же именно, но промолчал.

— Да-да, намного больше. Здесь, в Москве, в твоем приходе, ты не сильно волнуйся, будет оседать малая часть, толика того, что пойдет на Запад. Так что ты не обессудь. Нам нужны деньги на непредвиденные расходы здесь. Ты же понимаешь, что возить деньги сюда с Запада — дело глупое и не очень интересное. Здесь в любой момент может произойти что угодно — очередная политическая реформа, переворот, опять какую-нибудь перестройку наоборот придумают политики, мать их так, поэтому деньги лучше всего хранить на Западе, а еще лучше держать в товаре. У тебя, наверное, ко мне есть дела?

— Да, есть, — сказал генерал.

— Я тебя слушаю. Может, выпьем? — Панкратов открыл бар, взял плоскую бутылку французского коньяка «Рими мартин» и показал ее генералу.

— Понемногу выпьем?

Генерал утвердительно кивнул.

— Сыро сегодня.

— Вот это другое дело.

Водитель вел «мерседес» так хорошо, что в салоне абсолютно не чувствовалось движения. Складывалось такое впечатление, что автомобиль вообще стоит. Лишь время от времени машина не сильно вздрагивала.

— Хороший у тебя шофер, — принимая бокал, сказал генерал Морозов.

— Плохих не держим. А теперь обрисуй мне ситуацию, что бы я от тебя, случаем, невозможного не потребовал.

— Понимаешь, Иван Антонович, министр на наше ведомство дуется. Надо заявить пару дел, достаточно громких, шумных, арестовать человек пятнадцатьдвадцать, какую-нибудь преступную группу, желательно с товаром, иначе, не усижу в кресле.

— Вот что ты задумал. Хорошо придумано, — сказал Панкратов, мгновенно оценив сообразительность генерала Морозова.

— Мне ничего другого не остается, кроме как думать.

— Правильно думаешь, Петр Иосифович, я тебе с этим помогу. Сдам пару чужих бригад, ввозящих и торгующих наркотиками, ты их захватишь. Было бы прекрасно, если бы твои удальцы, всех их перестреляли, всех до одного.

— Нет, ну что ты. Мне нужны.

— Я понимаю, тебе нужен красивый процесс, который будут транслировать по всем каналам, покажут в программах «Совершенно секретно», «Вне закона» или «В законе», как там у них, не знаю, в новостях расскажут, по НТВ, по ОРТ прокрутят. Я сразу же понял, что ты хочешь.

— Да, именно этого.

— Ну ладно, сдам тебе пару мелких конкурирующих фирм. Сколько тебе надо, чтобы у них оказалось наркотиков?

— Ну, хотя бы килограммов по десять-пятнадцать на круг.

— Круто берешь! Ты, наверное, знаешь, сколько стоит десять килограммов наркоты, хотя, возможно, и не очень точно.

— Знаю.

— Ну так прикинь, какие будут убытки. Тем не менее, ты нам помог пару раз, а мы поможем тебе.

Генерал Морозов мелкими глотками пил отличный коньяк, но ему казалось, что он пьет не ароматный напиток, а отраву, горькое лекарство. У него даже разболелась голова.

— Закури и не нервничай, — поняв состояние собеседника, — сказал Панкратов, — вон сигареты, бери кури, на меня не обращай внимания. В машине хороший кондиционер, так что дым глаза есть не будет.

А стекло не опускай, холодный ветер, сквозняк, боюсь простыть.

Генерал взял сигарету, прикурил, глубоко затянулся.

— Ну что, отпустило?

— Чуть-чуть, — кивнул Морозов.

— Значит, так, через неделю, а может, дней через десять в Москву придут две партии наркотиков, их привезут наши конкуренты. Можешь с ними расправиться, как захочешь и сумеешь. Всю информацию по ним я тебе дам, где, когда, сколько, кто привезет, на чем и откуда. А ты уж, Петр Иосифович, постарайся распорядиться знанием по-хозяйски, шум подыми, но сделай так, чтобы на нас никто и не смел подумать. Кстати, тебе куда? Домой?

Морозов кивнул.

— Куда же.

— Сейчас мы тебя подкинем. А еще, — Панкратов перехватил взгляд Морозова на циферблат своих дорогих часов, — ты, Петр Иосифович, не красуйся в своей конторе при таких дорогих часах, небось, у министра дешевле, а ты — какой-то генерал — носишь часы от Картье. Не стоит, я тебя прошу. Куда-нибудь, в другие места, выходя в туалет, например, можешь носить. Когда, кстати, ты покупаешь дом?

— Какой дом? — насторожился генерал Морозов.

— Как же, на двадцатом километре от города.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать