Жанр: Боевики » Андрей Воронин, Максим Гарин » Комбат против волчьей стаи (страница 7)


Борис Рублев рассуждал, глядя сквозь чисто вымытое стекло кухонного окна на ночной город.

— Как это что? У тебя авторитет. Я подумал, может, ты полковнику Бахрушину позвонишь. Ведь вы с ним приятели.

— Приятели-то, приятели, даже можно сказать, друзья, — буркнул Комбат, — но беспокоить серьезного человека.

— А зачем вообще тогда друзья есть? Они же Сашку убьют.

— Ну, если его там в Кандагаре не убили, если он перевал прошел, в ущелье лазил, я думаю, и в милиции его не убьют.

— Да, убить-то может и не убьют, а вот посадить могут. А пацан сейчас один.

— Пацана жаль, — сказал Комбат, — пойду одеваться, а ты пей чай. Надеюсь, ты с машиной?

— С машиной, с машиной, Иваныч.

— И отделение знаешь?

— Знаю, да что толку. Я там одного сержанта спросил, так он говорит, что Пехоту перевезли.

— Куда? — уже из прихожей спросил Комбат.

— Куда-то в управление по незаконному обороту наркотиков.

— Ладно, разберемся, — спокойным голосом очень серьезно сказал Комбат, — вот погоди, оденусь и разберемся.

Одевался Рублев быстро, по-военному, словно бы ему через минуту надо было идти в атаку. Он похлопал по карманам, ключи, сигареты, зажигалка, документы были на месте.

— А Бахрушину? — напомнил Подберезский.

— Сейчас позвоню, — Комбат взял трубку телефона, оперся спиной о стену и быстро набрал, неуклюже тыкая пальцем в маленькие кнопочки телефонный, номер полковника Бахрушина.

— Ну, ну, давай, — словно бы подзадоривая телефон, пробормотал Борис Рублев. — Странно, дома его нет, длинные гудки.

— А еще какой-нибудь телефон есть? — спросил, нервно куря сигарету, Подберезский.

— Конечно, есть и не один. Сейчас позвоню в машину, хотя какая к черту машина, сегодня же выходной у людей.

— Ну, позвони, позвони, Иваныч, дело не терпит отлагательства, забьют мужика.

— Не забьют, Андрюха, не боись, я тебе уже говорил, бормотал Рублев, тыча пальцем в кнопки телефона. — так, рабочий, — сказал он, прикладывая трубку к уху — короткие гудки. Значит, на месте не сидит, разъезжает. Странно, что он делает в выходной день?

— Работает, работает. Набирай еще раз.

Сброс, затем повтор, Борис Рублев выполнял все операции четко так, как он обращался с автоматом или пистолетом, со всеми вещами, от которых зависела его жизнь.

Наконец, телефоны соединились.

— Добрый вечер, — бодрым голосом сказал Борис Рублев в трубку, услышав недовольное ворчание Леонида Васильевича Бахрушина.

— Кто это? — переспросил Бахрушин. — А, Борис Иванович! Сколько лет, сколько зим! Куда запропастился? Я уже сам хотел тебе звонить, — совершенно изменившимся голосом быстро заговорил в трубку Бахрушин.

Комбат даже представил себе, как рука полковника Бахрушина вытряхивает из пачки сигарету.

— Чего беспокоишь? Стряслось что-нибудь?

— Да, Леонид Васильевич, неприятность.

— У тебя неприятность? Или у друзей? Когда у тебя самого проблемы, ты ко мне обращаться не любишь, — словно бы не веря услышанному, произнес Бахрушин.

— Да, не у меня, полковник, у моего приятеля, у парня из моего батальона. Рыжий такой Саша Шмелев, Пехота кличка.

— Пехота так Пехота, а в чем, собственно говоря, дело?

— Милиция его забрала.

— Наверное, было за что, — сказал полковник Бахрушин.

— Говорят, что не по делу.

— Как это не по делу? — немного шутливым тоном переспросил Бахрушин.

— Не по делу, да и все, вешают на него всяких собак, а он мужик серьезный. Бьют его в милиции, Андрюха говорит.

— А Андрюха откуда знает? — принялся уточнять и наводить справки полковник.

— Он приехал ко мне минут десять назад, лица на нем нет.

— Не может того быть, Борис Иванович, что лица на Подберезском нет. По-моему, лицо у него всегда на месте. Привет, кстати, передай. В каком отделение твой боец?

— В каком отделении? — переспросил Комбат у Подберезского.

Тот обрадовано потер руки и вывалил всю информацию, какую знал.

— Подъезжай к управлению, я-то, дурак, домой направлялся. Вместе заедем, заберем.

— Буду, — буркнул Комбат.

— Я выеду на своей машине, — сказал Бахрушин, — ждите у входа возле ворот.

— Так там нельзя стоять.

— Скажи, что полковник Бахрушин приказал.

— Понял, — ответил Комбат. — Побежали, Андрюха, Бахрушин, думаю, поможет.

Хлопнула дверь, щелкнул замок. Комбат абсолютно бесшумно пружинистыми прыжками двинулся вниз по лестнице. На площадке второго этажа остановился.

— Подберезский, ты что, ходить тихо разучился.

Гремишь, людей разбудишь. Уже ночь, как никак.

— А, хорошо, хорошо, — извиняющимся тоном ответил Подберезский, — просто спешу, ни о чем другом думать не могу.

— А надо бы, Андрюха.

— Они уселись в машину Подберезского, и тот взглянул на Рублева.

— Куда, командуй, Иваныч.

— Давай, вперед в центр. Знаешь, где контора Бахрушина?

— Знаю, — спокойна ответил Андрей, вдавливая педаль газа.

— Да не гуди ты мотором, потише, я же тебе говорил, люди спят.

— Понял, понял, Комбат.

Машина медленно вырулила со двора на улицу, и здесь уж Подберезский показал все, на что был способен он как водитель, и на что был способен его автомобиль.

Минут через тридцать они стояли на другой стороне улице напротив железных ворот. Те, словно бы по мановению волшебной палочки, открылись и черная «волга» с тремя антеннами, с темными стеклами медленно вырулила на проезд.

Комбат попросил Подберезского посигналить фарами, а сам высунулся и помахал рукой.

Черная «волга» полковника Бахрушина остановилась рядом, полковник, опустив боковое стекло, махнул рукой:

— Давай, Борис Иванович,

садись ко мне. По дороге расскажешь.

Рассказ много времени не занял. Ведь, собственно говоря, никакой такой особенной информации Комбат не знал.

— Сейчас разберемся. Я все-таки твой должник.

Должен тебе, Иваныч, как земля колхозу.

— Да будет вам, Леонид Васильевич, никто никому ничего не должен.

— Если ты так говоришь, то я согласен.

Минут через двадцать пять черная «волга» полковника Главного разведывательного управления Леонида Васильевича Бахрушина уже подъехала к крыльцу семнадцатого отделения милиции.

— Пойдешь со мной? — спросил Бахрушин.

— Надо? Тогда пойду.

— Как знаешь.

Огромный Борис Рублев и маленький широкий в плечах, почти круглый полковник Бахрушин поднялись на крыльцо. Их остановил сержант в камуфляже.

— Куда?

Бахрушин запустил руку в карман пиджака и показал удостоверение. Документ произвел должное впечатление, все-таки Главное разведывательное управление — это не какая-нибудь завалящая контора, а организация серьезная, такими документами без дела не щеголяют, и если полковник пожаловал к ним в отделение, значит, что-то стряслось.

Сержант в камуфляже двинулся впереди гостей.

— Кто тут главный? — почесав висок, спросил Бахрушин.

— Майор Погорелов. Он сегодня дежурит.

— Тогда мне к нему, — сказал Бахрушин.

Майор Погорелов размещался в маленьком кабинетике. Письменный стол был завален папками. Когда сержант постучал, а затем открыл дверь, майор лишь поднял голову и устало заморгал глазами.

— Ну что? — буркнул он сержанту.

— Тут к вам полковник, и с ним еще один.

— Какой полковник?

— Из ГРУ, — прижав указательный палец к губам, прошептал сержант.

Когда Бахрушин вошел в кабинет, майор поднялся из-за стола, вытер вспотевшие ладони о брюки; и на его лице появилась на всякий случай несколько заискивающая улыбка.

— Бахрушин, — коротко представился Леонид Васильевич, — а это майор Рублев.

— Понятно, ; — кивнул майор в милицейской форме, — чем могу быть полезен?

— Тут вот такое дело. — Взял на себя инициативу Бахрушин и присел в кресло рядом с письменным столом, — ваши орлы, майор, взяли несколько часов назад одного человека.

— За сегодняшний вечер и ночь много кого взяли, полковник. Швали развелось в городе не меряно.

— Не того вы человека взяли, майор.

— Не того или нет, по поведению решают.

Борис Иванович Рублев подошел к столу и оперся на него своими огромными кулачищами.

— Не того, майор, взяли. Я за этого парня головой отвечаю.

— За кого парня? — все еще не понимал майор в милицейской форме.

— Вы взяли Александра Шмелева, а он, скорее всего, ни при чем.

— Шмелева? Этого бандита? Да он двоих моих оперативников в больницу отправил. Таких, вообще, на месте убивать надо.

— Не кипятитесь, майор, — спокойным голосом сказал Бахрушин и быстро заморгал глазами, — давайте разберемся.

— А что здесь, собственно говоря, разбираться.

Взят с поличным, у него нашли наркотики, оказал сопротивление при задержании, буйствовал, выражался нецензурно, избил двух сотрудников. Мы его с трудом задержали.

— Где он сейчас?

Майор милиции посмотрел на давно некрашеный потолок своего кабинета и широко развел руки:

— А мы его передали в региональное управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Пусть они с ним разбираются. Он теперь их клиент.

— В управлениизаместителем у него полковник Савельев Сергей Сергеевич.

— Ну что ж, спасибо и на этом.

Когда Рублев и Бахрушин подошли к машине, их уже ждал Подберезский.

— Ну как? Что? Где Пехота?

— Ничего, Андрюха, не получилось. — Недовольно пробурчал Рублев. — Майор какой-то совсем…

— Надо было ему сказать, у Пехоты же два ордена.

Он же боец, настоящий солдат, герой, можно сказать.

Тогда бы.

— Милицию не интересует, герой он или инвалид.

Им начхать. Ты в налоговую тоже ордена свои вместо доходов предъявляешь?

— Да, погодите вы, — недовольно махнул рукой полковник Бахрушин.

Он сел в машину, взял в руки телефон.

— Сергей Сергеевич, — повторил он имя-отчество, — все еще полковник, странно, знаю я этого человека.

Алло, алло. Сергей Сергеевич, вас приветствует Бахрушин Леонид Васильевич, помните?

— Ага, помните. Ну что ж, тогда прекрасно. Слушай, Сергей Сергеевич, тут получилось такое дело.

Где-то у тебя сейчас мой один человек.

— Какой человек? И чего так поздно? Нет, завтра уже не смогу. Давай сегодня решим этот вопрос.

— …

— Не можешь сам решить? Так ты что не начальник?

— …

— Ах, начальник у тебя есть, сам не можешь решить такой простой вопрос?

— …

— Да-да, Шмелев Александр.

— …

— Значит, не можешь? А что тебе нужно, чтобы ты смог?

— …

— Хочешь, чтобы позвонил генерал? Да как-то неохота беспокоить генерала. Они, небось, уже спят.

А у меня дело не терпит отлагательства. На неприятности можете нарваться вместе со своими людьми.

— …

— Все чисто, все по закону, говоришь? Нет, Сергей Сергеич, ты же знаешь, закон что дышло, куда повернешь, там…

— …

— Вот правильно. Хорошо, что ты знаешь эту пословицу. Я сейчас подъеду, будь добр, дай команду.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать