Жанр: Боевики » Игорь Волгин » Ближний бой (страница 12)


— Знаю? — Штруп взглянул на него удивленно.

— Валерия.

При упоминании этого имени в мыслях Гены возник образ роскошной брюнетки, словно сошедшей со страниц модных журналов. Он познакомился с ней больше года назад на даче Картавого, их роман был коротким, но бурным. Это была красивая шлюха, в глазах которой таился яд. Она работала на Картавого. Гена до сих пор не мог забыть, как истекал кровью жирный жлоб, лежа с перерезанным горлом у ее ног. Даже он, Гена, вспоровший это горло, брезгливо отвернулся, а Валерия — нет! Закурив длинную коричневую сигарету, она спокойно смотрела, как барыга корчится, издыхая, на залитом кровью персидском ковре, и время от времени указывала Гене, в каких местах квартиры нужно посмотреть. Гена чистил квартиру этого толстяка по наводке Валерии.

— Сопила втюрился в нее сразу, как увидел, — продолжал Картавый, наливая себе еще коньяку. — Это было видно по его роже. Кстати, только из-за нее он остался в России. Он ведь хотел дать деру в Турцию. Там его Киса, конечно, не нашел бы. Но и от нас он был бы далековато…

— Валерия знает, что Сопила продал мне план налета на обменку?

— Я не такой дурак, чтобы говорить об этом бабе. Но ей мог растрепать сам Сопила!

— Тогда и она опасна для нас. Ты не будешь против, если я замочу их обоих?

На тонких губах Картавого зазмеилась улыбка.

— Она тебе когда-то нравилась.

— Ты же знаешь, что к женщинам я отношусь спокойно, — ответил Гена.

Картавый покровительственно похлопал его по плечу.

— Чем больше я тебя узнаю, тем больше ты напоминаешь мне своего отца! Все, что я делаю, я делаю ради тебя… И ради Памяти о моем друге…

Вор скорбно наклонил голову.

«Только ради меня? — мысленно усмехнулся Гена. — Ты и себя не забываешь. После налета на обменку я отвалил тебе столько, сколько ты от Кисы и за десять лет не получил бы!»

Вслух же он сказал:

— Борис, ты всегда можешь рассчитывать на меня.

— Сопила и Валерия живут на даче одни, — продолжал Картавый после подобающей траурной паузы. — Дача уединенная, кругом лес, так что работа твоя вряд ли будет трудной. И все же будь осторожней. Сопила — боец со стажем, да и Валерия, сам знаешь, тоже не подарок.

— Шеф, я разберусь с Сопилой и Валерией в лучшем виде.

— Потом приезжай сюда, расскажешь, как было. А осенью нас ждут Париж и несколько недель красивой жизни!

— Конечно! — улыбнувшись, сказал Гена. Получив от Картавого подробные инструкции, как добраться до дачи Сопилы, Штруп покинул гостиную. Картавый, покуривая, смотрел вслед своему подручному. Он любил этого крутого и циничного парня, похожего на хищника из семейства кошачьих.

За Геной закрылась дверь. Старый вор налил себе коньяку и выпил одним залпом.

* * *

Солнце уже заходило, когда Штруп, наконец, пазыскал убежище Сопилы. Машину он оставил в поселке за пять километров отсюда и весь путь до дачи проделал пешком, стараясь больше идти лесом, подальше от дорог.

Невдалеке за деревьями показалась коричневая крыша. Гена остановился, оглядываясь. Это, должно быть, и есть та самая дача. Весело щебетали птицы, лес вокруг был густым и безлюдным, что очень понравилось молодому хищнику…

* * *

В эти минуты Олег сходил с пригородной электрички на перрон маленькой дачной станции. Отсюда он направился к находившемуся невдалеке поселку. Сегодня утром он ездил к владельцу дачи, чей Телефон был указан на той бумажке. Старик быстро раскололся и дал ее координаты. Дача находилась не в поселке, а несколько в стороне, в самом лесу. Но Олег был уверен, что найдет ее. В конце концов, можно будет у кого-нибудь спросить дорогу.

* * *

Снимая эту дачу, Сопиле особенно понравилось то, что при ней была банька. Он любил попариться. Вот и сегодня, в этот солнечный жаркий вечер, когда делать было абсолютно нечего, он зашел оттянуться в низкое дощатое строение с чуть подгнившими стенами. Вдоволь нахлеставшись березовым веником, он лег в большую эмалированную Банную, наполненную горячей водой. Валерия была к бане равнодушна. Почти все свободное время она смотрела видеофильмы.

Сопиле было тридцать два года, он был высок, кряжист, имел выпирающее брюшко. Последние месяцы у него выдались нервными, иметь дела с Кисой было вообще непросто. Тот умел держать своих людей в постоянном напряжении, и теперь Сопила расслаблялся: каждый день — банька, водочка с солеными огурчиками, красивая грудастая баба. Чем не жизнь? Кису скоро замочат со всеми его братками, это как пить дать, и тогда Сопила безбоязненно вернется в Москву.

Из воды торчала только его голова с приоткрытым ртом и блаженно полузакрытыми глазами, когда дверь баньки со скрипом раскрылась и на пороге, в прямоугольнике слепящего солнечного заката, появилась высокая стройная фигура.

Сопила, фыркнув, приподнялся, мотнул головой, стряхивая с лица брызги. Фигура гостя казалась тенью, черным силуэтом.

— Привет, Сопила, — вкрадчиво сказал Гена. — А ты, я вижу, клево устроился.

Большое тело Сопилы напряглось, он выпростал из воды руку, вытер лицо и мгновенно узнал вошедшего. Это тот парень, которому он продал план налета на обменку. Они встречались всего пару раз на даче у Картавого. Зачем он приехал сюда?..

Занимаясь грязными делами, Сопила знал, что живет в постоянной опасности, и всегда был настороже. Но здесь, на даче, он позволил себе малость расслабиться и сейчас мысленно проклинал себя за это.

— Да, тут зашибись. — Сопила с трудом выдавил

улыбку и начал подниматься из воды.

— А что ты паришься один, без телки? — Гена шагнул вперед, держа руки в карманах широких боюк. — Позвал бы ее похлестать себя веничком.

Красавец Гена говорил спокойно, не сводя глаз с побагровевшего лица Сопилы. Тот, вылезая из ванны, одновременно отодвигался назад.

В остановившихся глазах Штрупа блестели две голубые льдинки, на губах застыла улыбка. Он не торопился. Ему нравилось наблюдать, как в жилы его жертв просачивается страх, и поэтому он растягивал удовольствие.

— Она сейчас придет, — запнувшись, проговорил Сопила и, набрав в грудь воздуху, закричал срывающимся голосом: — Лера!

Крик получился негромкий, какой-то блеющий.

— А что ты вылезаешь? — почти ласково сказал Гена, приблизившись к ванне. — Лежи. Я бы сам сейчас с удовольствием попарился.

Гена прищурился, разглядывая большую, с залысинами, голову Сопилы. Пальцы правой руки крепче сжали кастет, лежащий в кармане.

— В чем же дело? — сказал Сопила. — А то раздевайся, похлещемся. Тут у меня и венички припасены…

Он окончательно вылез из ванны, наклонился, и его рука нашарила веник. Гена не спеша начал обходить ванну, все время держа дверь позади себя и отрезая таким образом Сопиле путь к отступлению. Голый Сопила, шлепая ногами по деревянному полу, добрался до шайки. Схватив ее, он вдруг резко развернулся и запустил ее в незваного гостя. В следующий миг он прыгнул, надеясь использовать преимущество внезапного нападения, но Гена был готов к подобным выкрутасам. Хладнокровно, с чисто боксерской реакцией он отбил летевшую в его шайку. И почти тотчас рука его выскочила из Урмана, яростно рассекла воздух и обрушилась на подбородок Сопилы. Раздался характерный хруст сломанной челюсти. Силой удара Сопилу отбросило назад. Судорожно глотнув воздух, он рухнул навзничь. Гена снял с руки кастет и потряс в воздухе пальцами, заломившими после сильного удара. Не переставая улыбаться, он сделал шаг вперед и ударил Сопилу ногой в пах. Сопила глухо взвыл, схватившись обеими руками за мошонку, тело его импульсивно дергалось.

С минуту Гена разглядывал простертого у его ног окровавленного Сопилу. Тот часто, с надрывом дышал, из его разбитого рта сочилась кровь. Штруп несколько раз пнул его ногой в живот. Тот почти не реагировал на удары. Стекленеющие глаза Сопилы глядели в одну точку.

Гена носком кроссовки повернул его голову, разглядывая лицо.

— Дышит еще, — пробормотал он. — Живучий, падла.

Убрал кастет в карман, надел перчатки. Выглянул из баньки и осмотрелся. Кругом не было ни души. Из раскрытых окон дачи неслись звуки работающего видеомагнитофона. Гена удовлетворенно кивнул и вернулся к Сопиле. Нагнулся, взял eтo под мышки, поднял, дотащил до ванны и сбросил в нее.

В первые мгновения Сопила пытался ловить ртом воздух, но Гена, ткнув пальцем в лоб приговоренного, погрузил его в воду и держал так до тех пор, пока большое тело Сопилы, ничком распластанное в ванне, не застыло. Он убрал палец. Голова Сопилы застыла в воде. Обаятельный убийца снял перчатки, вышел из баньки и направился к дому.

Его красивое, нежное и одновременно мужественное лицо озаряла легкая улыбка, глаза блестели. Казалось, он спешит на свидание с любимой депушкой. Да так оно, в сущности, и было. Расправу с Валерией он предвкушал с каким-то садистским нетерпением. Он вошел в дом, миновал маленькую прихожую.

Валерия в одном легком халатике, накинутом на голое тело, лежала на диване, курила сигарету и смотрела на экран. Услышав шаги, она повернула голову. Ее карие глаза изумленно раскрылись.

— Гена! — воскликнула она. — Откуда ты взялся?

— Можешь считать, что свалился с Луны. Он шагнул к ней. Валерия хорошо знала этот взгляд из-под полуприкрытых ресниц и отрешенную улыбку. Так Штруп смотрел всегда, когда собирался кого-то убить. Женщину охватил внезапный, пробирающий до костей ужас. Она попыталась встать с дивана, но тело отказалось ей повиноваться.

Штруп медленно приблизился, глядя на нее сверху вниз. В кармане пальцы правой руки влезли в отверстия свинцового кастета.

— Я по-прежнему люблю тебя, — только и смогла пробормотать она.

Сильно колотящееся сердце готово было вырваться наружу. Все же она заставила себя улыбнуться.

Штруп ответил ей чарующей улыбкой. Валерия раскинула в стороны полы халата, показав свое обнаженное тело. Он оценивающе оглядел ее.

Валерия вся внутренне сжалась, в мозгу крутился вихрь панических мыслей.

— Тебя прислал Картавый? — пролепетала она. — А где Сопила?

Помутившийся взгляд Штрупа остановился на ее тонкой вытянутой шее. «Пожалуй, кастет тут не понадобится», — подумал он.

Гена вскочил на диван, обвил ногами бедра Валерии, с силой сжал руками ее большие, налитые груди. Острое, как ожог, желание заставило его содрогнуться. «Может, сначала трахнуть?» — мелькнуло в мыслях. Он вобрал в рот один из розовых сосков и резко, судорожно, сжал его зубами. Валерия вскрикнула от боли. Штруп почувствовал во рту солоноватый привкус крови. Сплюнул. «Эта сучка поняла, зачем я пришел. Хочет выиграть время. Не дождется…»



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать