Жанр: Боевики » Игорь Волгин » Ближний бой (страница 17)


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

В гостиной на втором этаже подмосковного особняка Картавого горел неяркий свет. Старый вор стоял у раскрытого окна, навалившись руками на подоконник, и тяжелым, остановившимся взглядом смотрел в темноту.

На востоке за лесом разливалась утренняя заря. В потемках смутно угадывались деревья, коробка гаража, ограда и гориллообразная фигура Утюга у ворот.

Послышалось урчание автомобильного мотора. Картавый видел, как силуэт Утюга поплыл вдоль стены и скрылся из поля видимости. Вор пересек остиную и подошел к противоположному окну. Внизу створки ворот автоматически разъехались в отороны. На территорию дачи вползла «шестерка» Штрупа. Стоя за ширмой, Картавый наблюдал, как с переднего сиденья вылезает Геннадий, а сзади выбираются из машины два его парня. Оба рще мальчишки, на вид им нет и двадцати. Юная бандитская поросль, взращенная Геной в спортлагере «Сокол».

— Все сделано как надо, — сказал Штруп, входя в гостиную. — Работенка оказалась не из легких. Там всюду темень, горел только один фонарь у входа. Киса, на наше счастье, остановился как раз под ним.

Вовец внес закуску, поставил на стол тарелки и рюмки. Картавый налил себе и Гене коньяку.

— Садись, — велел он и сам развалился в кресле, взяв двумя пальцами с тарелки грибок и отправив себе в рот.

Гена сел. Вовец устроился рядом с боссом.

— Ну, а если бы он не остановился под фонарем, а прошел мимо, тогда что? — спросил любопытный Вовец, пока его хозяин закусывал.

Гена пожал плечами, улыбнулся своей обворожительной, немного циничной улыбкой. — У нас все было предусмотрено, — объяснил он, обращаясь скорее к Картавому, чем к его слуге. — При выезде на улицу они получили бы несколько гранат от Семы. Тогда братва не отделалась бы одним Кисой.

— Ладно, сейчас ты хорошо сработал, — сказал вор. — Полчаса назад мне звонил Мясник. Они думают, что это мытищинские.

— Что я говорил! — воскликнул Вовец. Законник недовольно покачал головой.

— И все же смерть Кисы не исправила твоей оплошности.

Генина рука с рюмкой замерла в воздухе.

— Валерия? — спросил он. В голосе его проскользнула тревога.

— Именно, — Картавый выбрался из кресла и подошел к окну. — Эта сучка подохла за пару часов о Кисы. Она сама придумала себе ловушку и четко я нее угодила. До чего же иногда бабы бывают глупы!

Известие о гибели Валерии стало для Штрупа приятной неожиданностью.

— Как ее убрали? — спросил он.

— Эта дура стала нас шантажировать, — с удовольствием пустился в объяснения Вовец. — Или мы, значит, тебя мочим, или она доносит на нас Кисе. Захотела, значит, посмотреть на твой труп. Ну, мы ей показали… — Широкий рот Вовца расплылся чуть ли не до ушей. — Пригнали заминированную машину! Она сунулась в багажник, смотреть, значит, на тебя… — Он беззвучно захохотал. — А босс ей еще говорит: мы, говорит, голову Штрупа в отдельный пакетик положим, чтоб ты могла взять с собой, на память… — Вовец давился от хохота. — И еще сто тыщ баксов сверху… Ой, дура баба, дура!..

Гена, глядя на него, тоже засмеялся.

— Звездануло так, что для крематория ничего не осталось!…

— И все равно, замочить ее надо было раньше, еще на даче, вместе с Сопилой! — раздраженно перебил Вовца хозяин, отворачиваясь от окна. — Баба-то она дура, да из-за своей дурости могла подстроить нам подлянку! А если она и правда написала это письмо?

— Какое письмо? — не понял Штруп. — Ну, она захотела подстраховаться, — начал объяснять Вовец. — Сказала, что напишет письмо Для Кисы и передаст его в надежные руки. И если мы ее, значит, чпокнем, то письмо передадут прямо Клее.

— Может, она на испуг брала, — предположил Гена.

— Не похоже, — сказал Картавый, начиная ходить по комнате.

Вовец неодобрительно посмотрел на Штрупа.

— Вот видишь, как ты облажался! Ее тогда еще надо было мочить, сучку! Что, если она правда написала свою маляву?

Гена молчал, глядя на Картавого.

— Допустим, она действительно написала это письмо, — негромко заговорил Картавый, как бы рассуждая сам с собой. — И что же теперь будет? Ведь Киса труп. У его братвы нет рулевого и не будет до тех пор, пока они не соберутся на сход-няк…

— Там и собираться-то уже некому, всех Кисиных перешмаляли мытищинские, — заметил Вовец. Картавый взглядом заставил его умолкнуть.

— Допустим, — повторил законник, — она написала это письмо и кому-то передала. У кого в конце концов оно окажется? У нового рулевого. И как он поступит?

Картавый вопросительно посмотрел на Вовца.

— Зависит от того, кого выберут, — ответил «секретарь».

— Правильно. А кого они выберут?

— У них только двое настоящих крутых остались — Мясник и Гаврила, — сказал Вовец. — Все остальные — так, лажа.

— Мясник и Гаврила, — задумчиво подтвердил Картавый. — Они обязательно поцапаются за руль. Если возьмет Мясник, то нам нечего бояться. Мясник верит мне. Все можно будет свалить на Сопилу. А если возьмет Гаврила?

— Хреново, — сказал Вовец.

— Гаврила недогадливей Мясника. Если он узнaет об этой истории с налетом на обменку, то не просечет, кто сегодня зашмолял Кису. Тут и сраться нечего. В тот же час вся братва будет…— Картавый показал пальцем в пол, — и нам гранты. Поджарят на паяльнике.

В комнате повисла напряженная тишина. Вор в мягких тапочках бесшумно прохаживался от окна к окну.

— Босс, а может, и нет никакой малявы? — робко подал голос Вовец. — Может, Валерия нас на испуг брала?

— Всегда надо быть готовым к

худшему, — Картавый уселся в кресло, плеснул себе в рюмку коньяку и выпил одним залпом.

— Когда у них сходняк? — нарушил Гена затянувшееся молчание.

Картавый посмотрел на часы. Было четыре утра.

— Наверное, уже начался.

— Если выберут Гаврилу, поступим с ним как с Кисой, — сказал Штруп. Картавый усмехнулся:

— Если успеем.

— Сразу надо было дело делать4 — брызнув слюной, злобно тявкнул на Гену Вовец. — Поди теперь шмаляй их всех!

Штрупу он был противен. Демонстративно отвернувшись, Гена посмотрел на окно.

— В восемь обещал звякнуть Мясник насчет результатов сходняка, — сказал Картавый.

— А если звонка не будет? — спросил Вовец.

— Тогда будем думать.

— Чего думать, линять надо отсюда, пока Гаврила нас не застукал.

Картавый согласно наклонил голову.

— Возможно, придется поступить и так. Если выберут Гаврилу, то мы, пожалуй, переедем отсюда на фазенду. Выждем несколько дней, посмотрим, как поведет себя новый рулевой.

— Точно, — поддакнул всегда готовый поддержать босса Вовец. — Может, и не было никакой малявы. Валерия так, дурочку с нами играла…

Картавый усмехнулся, положил руку Штрупу на плечо.

— Не горюй, парень. Всякий может облажаться, не с тобой одним такое. А в Париж мы все-таки поедем!

Штруп тоже натянуто улыбнулся.

— Гаврила долго не протянет, я тебе обещаю, — сказал он.

— Ступай отдохни. Ты не спишь толком уже вторую ночь. А мальцам своим скажи, что без благодарности не останутся. Замочить Кису — великое дело.

Когда Гена ушел, старый вор закурил сигарету, глубоко затянувшись.

— Мясника объявят рулевым, — уверенно сказал Вовец.

Картавый поднял на него водянистые глаза.

— Ты в этом уверен?

* * *

Телефонный звонок заставил Ханыгу скатиться с кровати. Нога зацепилась за простыню и потащила ее за ним. Прихрамывая и щурясь от утреннего света, Ханыга подошел к телефону и снял трубку.

Через пару минут он положил ее на рычаги и вернулся к кровати. На ней у стены, похрапывая, спал Чифирь.

— Слышь? — Ударами кулака он попытался разбудить пьяного напарника, но тот упорно не хотел просыпаться. — Слышь, чего говорю? Сегодня Кису замочили, снимаем засаду, все!

После посещения Олегом квартиры на улице Арцимовича Киса усилил засаду — здесь круглые сутки дежурило четверо его бойцов. Вскоре, однако, их число сократилось до двух. Еще оставалась вероятность того, что сюда наведается Сопила, но главным образом Киса держал здесь людей из-за Олега. Как знать, может, тот парень, который нагнал такого страху на его команду, снова заявится сюда? Хотя надежды на это было немного.

Вчера Ханыга с Чифирем перебрали спиртного. Особенно переусердствовал Чифирь. Он вообще был самым пьющим из Кисиной братвы, за что и получил свою кличку.

— Подъем, пидер! — Ханыга стащил его с кровати. Чифирь замычал и открыл глаза, которые осоловело уставились в одну точку. — Слышал, чего те говорят? Кису замочили, а нам сейчас надо ехать на сходняк, быстрее ехать! Если не поддержим Гаврилу, рулевым станет Мясник! Хочешь этого, да? Мясник с тебя семь шкур спустит, будешь на него горбатиться, как Папа Карло… Ну, двигай же, недоносок…

Он выволок засыпающего на ходу Чифиря в ванную и подставил его голову под струю холодной воды. Чифирь промычал что-то невнятное, задергал плечами, стал чихать и отплевываться.

— Одевайся, — приказал Ханыга. Он был за старшего в их маленькой бригаде и любил в разговорах с Чифирем начальственно повышать голос. — Одевайся живее и едем!

Чифирь натянул на себя штаны и майку. Глаза его слипались, он брел по коридору, держась рукой за стену. Ханыге пришлось поддерживать его за плечо.

Когда они проходили мимо комнаты, где спала Татьяна, Ханыга ударил в ее дверь кулаком.

— Погоди, сука! Я еще доберусь до тебя! Три дня назад, когда число дежуривших в квартире сократилось до двух человек, Ханыга принялся домогаться хозяйки. Татьяна его отшила, а потом пожаловалась Кисе. Тот велел Ханыге не трогать ее. Киса не хотел ссориться с Татьяной. У нее были связи в бандитском мире, до Сопилы у нее был в любовниках даже вор в законе. Ханыга затаил на нее злобу. Он перешел к тактике мелких наскоков, умышленно портил вещи в квартире, изводил Татьяну намеками и угрозами, а когда бывал выпивши, мог и нож ей показать. Его терзала обида. Он считал себя хозяином в квартире и на этом основании должен был спать с красивой телкой, а не с этим прыщавым пропойцей Чифирем.

— Слышь, ты? — рявкнул он, еще раз стукнув в дверь. — Кису твоего замочили! Мы уходим, но я скоро вернусь и возьмусь за тебя всерьез, можешь заранее подмываться!

Из комнаты не донеслось ни звука. Ханыга подтолкнул Чифиря ударом в спину.

— Шустрее, хмырь. Спишь на ходу, как лошадь.

Они спустились на лифте и вышли из подъезда. Было очень рано. Солнце только взошло. Улица после легкого ночного дождичка была чиста и пустынна.

Ханыга повел Чифиря к машине. Их видавший виды «жигуль» был припаркован у газона. Ханыга раскрыл дверцу и затолкал напарника на заднее сиденье.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать