Жанр: Боевики » Игорь Волгин » Ближний бой (страница 24)


ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Нэнси разбудил звук упавшей со стола ложки. потянулась, нащупала рядом с собой сигарету, взяла ее губами, и тут кто-то, стоявший кровати, услужливо поднес зажигалку. Не повернув головы, она глубокую затяжку, выдохнула струю дыма.

—Спасибо, Димуля.

—Хочешь кофе?

— Да, очень. Она привстала с постели и взяла в обе руки кружку с черным кофе. Улыбнулась, поглядeв на рослого, загорелого мужчину лет тридцати, нежно опекавшего ее.

—Ты заботишься обо мне, как мамочка.

—Сегодня рано утром возле вашей богадельни замoчили Кису, — сказал Димыч. — Ты была там, что случилось?

—А ты разве не знал?

— Я узнал об этом полчаса назад. Звонил Кон-эаш.

Нэнси со вздохом вернула ему кружку и посмотрeла на часы. Почти половина второго. Обычно она просыпается гораздо позже, но сегодня ночью, уже утром, мадам отпустила ее и других девушек раньше обычного. Связано это было с происшествием: неизвестный киллер yбил Кису.

—Я не видела, как убивали, — призналась она. — а я вышла, он уже лежал в луже крови. Возле стояли Мясник, Китаец и Гаврила. Они о чем-то гoвoрили, а потом взяли Кису за руки и за ноги и брocили в джип. Потом все уехали, а мадам заставилa смывать с асфальта кровь.

Димыч закурил, задумчиво посмотрел на Нэнси

— Они уже выбрали нового рулевого, — сказал он

— Мясника?

— Нет, Гаврилу.

Он выдохнул дым. Нэнси усмехнулась.

— Если выбрали Гаврилу, то Мяснику конец, —. сказала она. — Наверное, его уже замочили.

Димыч с сигаретой в зубах уселся рядом с ней на кровать и притянул ее к себе.

— Мясник тебе, кажется, нравился…

— Мне никто не нравится, кроме тебя, — она взяла его за подбородок и страстно поцеловала в губы.

Они находились в квартире, аренду которой Нэнси оплачивала из своих гонораров. Димыч был ее любовником. Все баксы, которые она приносила из массажного заведения, Димыч забирал себе, выдавая ей только на самое необходимое. Когда-то он подвизался в сутенерах, но вовремя вышел из этого бизнеса, иначе конкуренты угробили бы его окончательно. От тех славных деньков у него остались только несколько переломов и Нэнси.

Димыч немного потискал ее в объятиях, потом отправился на кухню опохмеляться. Его мутило после вчерашней пьянки.

Нэнси окончательно проснулась. По пути в ванную она размышляла, выгодно ей или нет, что во главе банды, которая контролировала массажный салон, встал Гаврила. В конце концов, решила она, все равно. Кису ей не заменит никто. Жаль, что его убили. Если бы не Димыч, она бы, наверное, влюбилась в него…

— Наташка, что это у тебя такое? — услышалa она голос Димыча.

Наскоро вытеревшись и накинув на себя халат, вoшла в комнату. В руках сожителя был конверт.

—Баксы? Подарок от клиента? это… Нет.

—Это Валерия мне вчера дала.

—Валерия?.. — Димыч поднял конверт и поcмoтрeл на свет, пытаясь определить, что в нем. — Это та шлюшка, которая путается с людьми Картавого?

— Не знаю я, с кем она путается, — сварливо ответила Нэнси. — Я, может, тоже кое с кем путаюсь, тебе-то что за дело?

Крайне заинтригованный Димыч продолжал вертеть конверт в руках.

—Любопытно… И с чего же она тебе его дала? Дoлжна его передать кому-то?

—Почти угадал. Она сказала, что заедет за ним. А если не заедет, то надо передать его Кисе.

—Кисе уже все до лампы. Посмотрим, что там!

—Лучше не надо! Не стоит лезть в дела Валерии oна ведь крутая… Тем более она может подъехать.

Димыч уже разорвал конверт.

—Крутая… — хмыкнул он. — Тоже мне, крутую …

Он вынул из конверта листок, исписанный крупным почерком Валерии, и начал читать. Нэнси зябко пeредернула плечами. Зря он сунулся не в свое делo. От этой стервы действительно всего можно oжидать…

По мере того, как Димыч читал, губы его растягивались в улыбке. В глазах появился блeск.

Ну, что там? — не вытерпела Нэнси. любопытство пересилило опаску, она попыталacь заглянуть в листок через плечо любовника.

— Картавый-то, оказывается, крупно обул твоего Кису! — воскликнул Димыч. — Увел у него из под носа двести тысяч баксов, которые Киса должен был взять на Профсоюзной!..

Бывший сутенер задумался. Лицо его стало мечтательным.

— Эх, если бы Киса был жив… Я бы тогда с Картавого за эту маляву тыщ двадцать «зеленых» содрал… А то и все пятьдесят… И старый ворюга выложил бы, никуда не делся…

— Что ты мелешь? — испугалась Нэнси. — Хочешь шантажировать Картавого? Да он тебя в пoрошок сотрет!

—Жаль, жаль… — увлеченный своими мыслями, повторял Димыч. — Не вовремя убрали Кису, Поживи он еще с недельку, мы бы с тобой были сейчас на коне…

Перечитывая письмо, он пошел на кухню, налил себе водки, выпил. В кухне появилась Нэнси.

— Слушай, — сказал он, плюхаясь на табуретку. — А как отнесется к этому Гаврила? Ведь тоже не одобрит!

— Тебе-то какая разница? — нервно поморщилась Нэнси. — Я вот все думаю, что Валерия…

— Да пошла она в задницу, твоя Валерия! — разозлился Димыч.

— Но для чего-то она написала это письмо? —не унималась Нэнси.

—.Ясно, для чего написала! Эта дура решили шантажировать Картавого, а письмо передала тебе для подстраховки. На случай, если с ней что случится!

Нэнси не нашлась, что на это возразить, а Димыч налил себе вторую рюмку и выпил залпом.

— Так, — пробормотал он, икнув. — Гаврила это тоже скорее всего не одобрит. Ведь Картавый, обул не только Кису, но и всю братву. Так что ему в любом случае придется заплатить. . неизвестно, чем захочет взять Гаврила

—кровушкой…

—Слушай, Димуля, заклей ты это письмо и, если, Валерия за ним не придет, сожги его к чертовой …

—Помалкивай, — сурово оборвал ее Димыч. — дела не для вашего бабьего ума. Мне надо cвязaться с Картавым.

— Что ты задумал?

— Хочу спросить у него, сколько он мне заплатит за эту писульку. Как его найти?

— Не знаю. И не вздумай, не вздумай! Одна из наших девчонок тоже полезла не в свои дела, и знаешь, где ее нашли? В подъезде, с пeрезанным горлом!

Нэнси имела в виду Алису, которая сболтнула незнакомому парню. Нэнси плохо знала oбcтoятельства того дела, ей было известно лишь, Киса поймал незнакомца, но тот сбежал, и бандит разъярился до того, что самолично прирезал Алису.

Нэнси судорожно задышала, на ее побледневшeм лице настолько явно отразился испуг, что Димыч расхохотался.

—Это дело — верняк, тут и думать нечего, — сказал он. — Только мне одному с ним не справиться, надо найти надежного человека, который имeeт выходы на Картавого… Да хоть бы Кондраш!

— Смотри, нарвешься на неприятности!

— Заткнись.

Димыч откусил кусок бутерброда и, жуя на ходу, направился к телефону.

Через Полчаса в квартиру ввалился Кондрат, накачанный, стриженный под ноль парень с кольцами в ушах. Димыч сразу повел его на кухню .-пропустить по рюмашке. Нэнси с демонстративно независимым видом ушла от них подальше и устроилась в кресле с журналом в руках. Из кухни до нее долетало глухое бурчание голосов и звон вилок.

Разговор мужчин был недолгим. Кондраш ушел Димыч вернулся в комнату, пританцовывая, радостно смеясь и потирая руки. Поставил в магнитофон кассету с «Макареной» и включил звук на полную мощь.

— Ну и что? — мрачно спросила Нэнси.

— Клюнул! Пошел узнавать адрес Картавого. Старый хмырь выложит пятьдесят штук баксов, иначе письмецо передадим Гавриле!

Нэнси одолевали тревожные предчувствия. Она подошла к магнитофону и ударом по кнопке выключила музыку.

— Я не хочу участвовать в твоих играх, так и знай.

— А тебя никто и не просит. Твое дело — ложиться под клиентов, все равно твои куриные мозги на большее не способны!

Нэнси раздраженно хмыкнула. Димыч иногда становился невыносимым циником!

— А если придет Валерия за своим конвертом, что я ей скажу? — спросила она.

— Не придет, — заверил ее Димыч. — А если явится, то я побазарю с ней сам.

…Димыч только что вышел из ванной и, завернувшись в полотенце, шел на кухню, чтобы пропустить еще рюмочку, как в дверь резко позвонили. Нэнси, сидевшая перед видеомагнитофоном, вздрогнула и выронила чашечку с кофе. В каком-то ужасе она повернулась, глядя, как сожитель пошел открывать.

— Кондраш! — радостно крикнул Димыч. Но в квартиру, рывком распахнув дверь, шагнул Гаврила собственной персоной. У Нэнси екнуло. Привстав было в кресле, она вновь, мгновенно лишившись сил, опустилась в него. За Гаврилой вошли Кондраш, Китаец и еще двoе парней из бывшей Кисиной банды.

— Ты что же, пидер штопаный, наколоть меня думал? — Гаврила сорвал с Димыча полотенце. Тот весь сжался, прикрывая руками наготу.

— Н-нет, нет… — забормотал он. — Кондраш меня не так понял…

— Правильно он тебя понял, фуфло паршивое, придурок, — рявкнул Гаврила и нанес ногой Димычy сильный удар в пах. Бывший сутенер согнулся. Нэнси вскрикнула.

Гаврила показал на нее пальцем. Китаец и еще oдин увалень без слов поняли своего босса. Они подошли к Нэнси. Женщина вздумала было закричaть, но ее крик оборвался, едва начавшись: подрyчный Гаврилы зажал ей рот. Китаец— вытащил скотч и принялся обматывать им голову Нэнси. Через минуту ее рот оказался наглухо запечатанным. Она могла только мычать, дикими от yжаса глазами глядя на бандитов. Тем временем Гаврила отвесил Димычу аперкот.

— Колись по-быстрому, падла. Почему ты сразу не отдал мне письмо?

— Оно для Кисы! — взвыл Димыч и тут же получил еще один удар.

— Киса мертв, и ты знаешь это. Так почему?

Я хотел отдать, хотел, клянусь!

Димыч закашлялся, на губах его выступила пена.

— Зачем тебе Картавый?

— Мне? — Мысли Димыча путались от боли в паху и ужаса, вызванного внезапным появлением крутого пахана. — Мне? Картавый?..

— Да! Чего тебе от него надо?

— Ничего! Мамой клянусь!

Гаврила, весь вид которого выражал самый неистовый гнев, вдруг успокоился. Одна половина его толстогубого рта оттянулась в садистской усмешке.

— Китай, заткни ему пасть, — сказал он с ледяным спокойствием.

Димыч, всхлипнув, повалился на колени.

— Не надо! Пощадите! Я заплачу!

Китаец быстро обмотал скотчем его голову, заклеив рот.

— Тащи в ванную, — распорядился Газрила. Бывшего сутенера подняли и с размаха швырнули на дно ванны, откуда только что вышла вода. Падая, Димыч ударился головой о кран и на мгновение потерял сознание. Бандитам пришлось хлестать его по щекам.

— Не люблю, когда на мне наживаются, слышь, ты, гнида? — сказал Гаврила, когда Димыч пришел в себя. — Китай, позыркай, где тут утюг.

Пока Китаец отсутствовал, Гаврила провел ножом по коже пленника от шеи до мошонки. На месте разреза выступила кровь. Гаврила повернулся к сообщникам:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать