Жанр: Боевики » Игорь Волгин » Ближний бой (страница 29)


Бандиты вышли из леса, в молчании пересекли поле и оказались на разбитой грунтовой дороге. Всходило солнце, рассеивался утренний туман. Гена запарился в куртке, но снять её не решался, потому что в ней лежал пистолет. Они пошли по дороге, стремясь как можно дальше уйти от места автокатастрофы.

— Баксы и рыжье поделим пополам, — сказал Гена.

— Я чувствую, тут немало, — заметил Сема. — Нам повезло.

— Главное — живыми выбрались, — и Штруп снова покосился на напарника.

Дорога впереди терялась среди полей. Через четверть часа их начал догонять запыленный «жигуленок». Штруп жестом попросил остановиться. Машина, поравнявшись с ними, затормозила. В ней сидели двое мужчин, судя по виду, — деревенские, ехали скорее всего на работу.

Тот, что помоложе, открыл дверцу.

— Нам в Москву надо, — благодушно улыбаясь, заговорил Гена. — Не подбросите? Ну, хоть в райцентр какой-нибудь, откуда можно до Москвы добраться? Все равно куда, не тащиться же по этой пыли…

Мужики согласились довезти их до Сергиева Посада. Сема с портфелями полез в заднюю дверь. Примеру напарника последовал и Штруп.

Прежде чем захлопнуть дверцу, блондин поглядел по сторонам. Местность пустынная — лес, поле, кругом ни души. Машина тронулась.

Когда дорога свернула в лесополосу, Штруп достал из кармана пистолет и выстрелил в затылок мужику, сидевшему рядом с водилой. Шофер от неожиданности бросил руль и от страха вжался в спинку сиденья.

— Вылазь из машины, быстро, — скомандовал ему убийца. — И этого убери отсюда. Тащи в кусты.

Дрожащий мужичок, суетясь, подхватил под мышки убитого и выволок из машины. Штруп тоже вышел, наблюдая, как позеленевший водила тащит труп своего приятеля.

— Туда, — стволом пистолета блондин указал на заросли лопухов.

Он покосился на машину, в которой с тремя кейсами остался Семен. Тот тоже вылез, с явным намерением пересесть за руль. Гена подался немного в сторону, чтобы наравне с мужиком держать в поле зрения и своего напарника. Так и есть, садится на переднее сиденье! Хочет слинять с деньгами.

Сема перехватил его взгляд, все понял, и рука его скользнула в боковой карман куртки и застыла. Раздался выстрел. Пуля прошила Семену грудь. Пистолет выпал из его судорожно вздрогнувшей руки, тело молодого бандита вывалилось из кабины и растянулось на дороге.

— Тащи, не оглядывайся! — крикнул Гена мужику, направляясь к подстреленному им молодому бандиту.

Сема был еще жив. Стеная сквозь сжатые зубы, он пытался дотянуться до пистолета. Штруп не торопясь подошел к нему.

— Эй, мужик, — позвал он, — сюда иди, быстро. Трясущийся водитель «Жигулей», который к этому времени уже схоронил в лопухах своего товарища, опасливо приблизился. Гена, улыбаясь почти ласково, взял Сему за волосы, повернул его голову лицом к себе и заглянул в глаза. Зубы Семы были плотно сжаты, в обреченном взгляде читалась злобная ненависть. Крутой, с замашками предводителя, он в будущем мог бы стать крупным воровским авторитетом. Убийца мстительно улыбнулся.

— Ты был хорошим бойцом, Сема, и я тебя уважал. Жаль, что так получилось. Но здесь слишком много денег… — Он вглядывался в темные глаза, Семы, следя, как тают в них проблески сознания. Губы умирающего шевелились, он пытался что-то сказать. — Единственное, что я могу сделать для тебя, — это помочь избавиться от страданий… Тебе ведь очень больно?! — с кощунством произнес Штруп.

Сема со свистом вобрал в грудь воздух и зашелся в мучительном кашле. Из раны на его груди хлестала кровь.

— Контрольный отстрел за левое yxo — и все пройдет, — улыбнувшись своей обаятельной улыбкой, которая так нравилась девушкам, блондин поднес пистолет к его виску. — Прощай, браток.

Грянул выстрел.

— Мужик, тащи этого туда же!

Спустя некоторое время труп Семы скрылся в лопухах. Гена направил пистолет на водителя «Жигулей». Тот упал на колени, срывающимся голосом залопотал что-то о беременной жене и двух детях. Он стелился по земле, готовый от страха лизать пыльные Генины кроссовки. Штруп поставил ногу ему на затылок и вдавил лицо мужика в землю.

— Тебе придется умереть, — негромко, как-то устало сказал бандит.

Мужик лежал перед ним неподвижно, дикий страх совершенно парализовал его. Штруп поднес к его голове пистолет, нажал на спусковой крючок, но вместо выстрела прозвучал сухой щелчок. Он вынул из пистолета обойму и досадливо поморщился: кончились патроны! Идти к машине за пистолетом Семы было лень, и блондин со всего размаху ударил несчастного рукояткой по голове. Брызнула кровь. Убийца для верности повторил удар, а затем, взяв водилу за ноги, отволок в кусты, ставшие братской могилой для троих…

* * *

Выход из потайного зала был только один: обратно, через подвал бандитской фазенды, где Олега наверняка поджидают подручные Картавого. Что же делать? Дожидаться, пока они взорвут дверь и войдут сюда? Подземное убежище, защитив его от погони, одновременно оказалось ловушкой. Но ничего другого не остается, надо попытаться вырваться отсюда. В кармане Беляева лежал пистолет, который ему оставил на память Дупель. Четырех пуль хватит, вероятно, только для того, чтобы попробовать взять бандитов на испуг.

Олег еще раз полюбовался

драгоценностями. Броши, колье, перстни, а под ними — золотые монеты с профилями императоров. Все это придется оставить здесь. Сундучок небольшой, но увесистый, от бандитов с таким не побегаешь. Когда-нибудь беглец вернется сюда, хотя шансов, что сундук дождется его, было мало.

Посветив фонариком, Беляев взял перстень с большим, прозрачным, радужно переливающимся камнем. Он подумал о Лене, и волна какого-то нежного умиротворения прокатилась по его телу. Он улыбнулся, вспомнив ее милое лицо и прядку волос над ухом, блеск ее красивых глаз. На него вдруг навалилась страшная усталость. Он не спал вторые сутки. Всю сегодняшнюю ночь он бегал по фазенде и подвалу, всю вчерашнюю — торчал у подъезда на улице Арцимовича… Его отяжелевшие ресницы закрылись, и в ту же секунду он вздрогнул: cпать нельзя! Надо выбираться отсюда, пока бандиты не взорвали дверь!

Он сунул перстень в карман, закрыл сундук. Подсвечивая себе фонариком, пересек зал и вполз на четвереньках в низкий проход, ведущий к потайной двери. Осветил створку. Она сомкнулась не до конца, ее что-то заклинило. Лужица крови внизу, у самого основания двери, начала подсыхать. Осмотревшись, Олег увидел справа рычаг. Выйти из подземного помещения оказалось гораздо проще, чем попасть в него! Странно, почему Дупель, когда ему заклинило ногу, не заметил этого рычага. Вероятно, он совсем перестал соображать от боли, иначе легко бы высвободился.

Беглец приставил к створке ухо и прислушался. За дверью было тихо. Бандиты либо затаились, ожидая, когда он выйдет, либо — что вероятнее всего — ушли за взрывчаткой, оставив здесь караульного. Как бы там ни было, надо рисковать.

Олег дернул за рычаг и выключил фонарик. В кромешной тьме он услышал, как заскрипел старинный механизм. Ожидая, что в открывающуюся дверь начнут стрелять, Олег бросился на пол и замер. Судя по звуку, дверь распахнулась настежь. Стояла полная тишина. Если кто-то и прятался в коридоре, то, видимо, предпочитал сидеть молча. Дверь, постояв несколько секунд в открытом положении, вновь начала закрываться. Олег бросился в проем, словно в воду с вышки, упал на битый кирпич, откатился в сторону и выстрелил наугад вправo и влево. Прислушался. Грохот выстрелов смолк, но в коридорах по-прежнему царила тишина. Никакого шевеления. Стараясь не шуметь, беглец, пригнувшись, нырнул в темноту. После некоторого блуждания по коридорам убедился, что в подвале никого нет…

Беляев отдышался, включил фонарь. Его блуждания сделались более осмысленными. Отыскав коридор, который был попросторнее и повыше остальных, он зашагал по нему и вскоре увидел впереди тускло-желтый свет. В знакомом ему чулане, где начиналось его путешествие по лабиринту, горела лампа. Олег, крадучись и держа палец на спусковом крючке, подошел к отверстию люка и выглянул в чулан. Там никого не было. Олег недоумевал. Куда делись бандиты?

Из чулана он вышел в прихожую. Пройдя в комнату, он убедился, что в доме что-то произошло. Вещи были разбросаны, окна перебиты, на полу валялось множество стреляных гильз. На веранде он увидел труп с простреленной головой. Это был Чиж, который, оставив свой пост у потайной двери, заработал пулю от людей Гаврилы. Впрочем, последних возле фазенды давно уже не было, братва погрузилась в машины и бросилась в погоню за Картавым. Остались только убитые и двое раненых. Олег увидел их, когда вышел за ворота. Один из них поднял залитое кровью лицо и проводил его каким-то пустым, обреченным взглядом.

* * *

День обещал быть теплым и солнечным. ГЬна, сидя за рулем «Жигулей», сохранял абсолютное спокойствие и временами даже улыбался, вспоминая о трех саквояжах, лежащих в багажнике. Он ехал в спортлагерь. Если его не остановят на каком-нибудь посту ГАИ, то все будет о'кей.

Откинувшись на сиденье и небрежно держа руль одной рукой, Геннадий размышлял о том, стоит ли ему вообще весь сезон, до самой осени, торчать в этом лагере? Используя свои знакомства в среде коммерсантов, он мог бы перевести деньги в какой-нибудь западный банк, а потом и сам отправиться следом куда-нибудь в Швейцарию или Испанию. Если в кейсах окажется больше миллиона баксов, он так и сделает.

А пока он отоспится, придет в себя, подсчитает добычу. Помимо всего прочего, было еще одно обстоятельство, которое влекло его в спортлагерь. Ему хотелось встретиться с Ирочкой Новосильцевой и сделать с ней то, о чем он мечтал все последние дни. Он чувствовал, да что там — был уверен, что она позволит ему сделать это. Девочка от него без ума. Невинный плод сам валится в руки, почему бы не вкусить его сладости?

Главное — действовать без лишнего нажима. Конечно, начать придется с самых невинных поцелуев… Глядя на шоссе, Штруп мечтательно улыбался, в паху нарастало приятное возбуждение. Скорее всего в лагере он не задержится. Но перед отъездом обязательно трахнет Ирочку. В любом случае.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать