Жанр: Научная Фантастика » Леонид Оношко » На оранжевой планете (страница 17)


Сергей бросил в воду сухую веточку. Течение подхватило ее. Сергей едва поспевал за своим «корабликом», над которым, словно вымпел, развевался овальный коричневый листок.

Метров через сто веточку прибило к левому берегу, и она застряла в камышах, но Сергей продолжал идти вниз по течению.

Река изобиловала поворотами. Многочисленными излучинами своими она напоминала сильно растянутую спиральную пружину. Поток извивался то влево, то вправо, будто спасался от невидимого преследования или пытался сбить с толку каких-то врагов.

Мелководье сменяли темные омуты, отлогие песчаные берега чередовались с крупными обрывами. На перекатах река пенилась и бурлила, потом воронки исчезали, поверхность выравнивалась, становилась зеркальной.

Наконец, устав петлять, река, сжатая каменными берегами, исчезла под кольцевым валом. От этого места до пещер было километра три-четыре. Венеряне, сновавшие около белых утесов, казались отсюда гномами.

* * *

Весь этот и часть следующего дня Сергей посвятил тщательному изучению исполинской круглой впадины. И неизменно путь ему преграждали то водяные потоки, питаемые озером, то гладкие, почти отвесные скалы.

Осмотр кратера привел Сергея к неутешительным выводам. Он находился в «идеальной» естественной ловушке. Вскарабкаться на крутые, почти отвесные стены нельзя. Вот почему венеряне ничем не ограничили его свободы. Они великолепно понимают, что ему не удастся убежать.

«Я имею теперь возможность, — думал Сергей, — сколько угодно вдоль и поперек бродить по дну кратера, но это иллюзия свободы — деться мне некуда. Раньше или позже я вернусь к пещерам. Меня загонит в их логовище голод».

Положение казалось безнадежным. И все-таки в сердце не угасала надежда. А вдруг… Вдруг произойдет землетрясение и часть кольцевого барьера рухнет. Вдруг разразится небывалый ливень и бурные потоки воды пробьют себе проход среди скал.

Много этих «вдруг», одно несбыточнее другого, рождалось в воображении Сергея. Он рвался на свободу, всеми фибрами своего существа жаждал ее и готов был использовать любую возможность для бегства.

Он подолгу простаивал на берегу реки, в том месте, где чистые, голубые воды ее исчезали среди скал. Река текла медленно, неторопливо. Сергей тоскливыми взорами провожал островки пены, уносимые течением. Хотелось броситься в воду и последовать за ними.

Глава XV.

У ТРОГЛОДИТОВ

Свобода, которой нельзя воспользоваться. — Странные сооружения. — Догадки Сергея. — В туннеле. — Чудовища над головой. — Секрет разгадан. — Циклопические машины. — Почему бы не попытаться? — Вниз по течению.

С утра троглодиты куда-то уходили. Вблизи пещерного селения оставались только немощные, морщинистые старики, седые старухи и малолетние дети.

Это давало возможность Сергею беспрепятственно ходить по всему цирку, пересекая в различных направлениях низкорослые заросли. Во время этих скитаний он натыкался на полузанесенные илом каналы, потрескавшиеся каменные плотины, обломки металлических колес, длинные возвышения, похожие на насыпи, ржавеющие механизмы, криволинейные рычаги, пустотелые шары, наполовину погруженные в тинистый грунт.

Никого из троглодитов возле остатков сооружений и машин Сергей не встречал. Очевидно, они не знали назначения всех этих предметов, не имели никакого отношения к тем, кто некогда отлил, отковал или обтесал из каменных глыб все то, что приводило в удивление Сергея.

Как— то, заметав на берегу озера старика, он показал рукой на колесо со спицами, торчащее из воды. Старик тотчас же отвернулся, на лице его появилось выражение отвращения и страха. По-видимому, остатки гидротехнических сооружений вкушали ему суеверный ужас.

Сергей глянул на венерянина и вздохнул. Ему стало жаль троглодитов. Почти все они производили на него впечатление слабоумных. Редко можно было уловить отблеск мысли в их маленьких мышиных глазках, движения их были медлительные, вялые. Оживлялись они только во время еды, сопровождающейся визгливыми криками, оплеухами, щипками. Даже в детях было что-то старческое. И не разум, а инстинкт руководил их действиями.

«По всей вероятности, — думал Сергей, — передо мной далекие потомки некогда культурного народа, не устоявшего перед натиском орд жестоких завоевателей. Кочевники разорили города коренного населения и принудили уцелевших искать убежище в глубине утесов. Здесь горожане дичали и вырождались. Скудная пища и всевозможные заболевания тормозили умственное развитие побежденных, участились случаи рождения кретинов, эпилептиков, идиотов. Возможно также, что пещеры, в которых они поселились, были прорыты водой в толщах горных пород, содержащих радиоактивные вещества, и троглодиты из года в год подвергались воздействию гамма-лучей. Они поглощали вредные вещества вместе с пищей и подои, вдыхали их с воздухом. Вещества эти поражали нервные волокна, способствовали нарушению деятельности желез внутренней секреции, И вот, в результате всего этого, века спустя после нашествия, на берету водоема сидит слабоумный старик, разум которого можно сравнить с угольком, еле тлеющим под слоем сивого пепла».

Однажды Сергей забрел в юго-западный угол кратера.

Здесь, в кустах, он наткнулся на колодец, огражденный невысоким каменным барьером. Круглое отверстие его было полуприкрыто массивной крышкой, испещренной бурыми чешуйками ржавчины. Уходящие в неведомую глубину цилиндрические стенки были сложены из плит фиолетового камня, хорошо подогнанных друг к другу.

В плиты были вбиты прямоугольные скобы, отстоящие одна от другой примерно на три четверти метра. Рассеянный дневной свет освещал только верхние скобы, остальные тонули в синей полутьме.

Серповидный зазор между стенкой колодца и краем крышки был настолько широк, что через него можно было проникнуть в колодец.

С минуту Сергей колебался, потом, обхватив обеими руками край стенки, стал спускаться. Сперва ноги его висели в воздухе, затем он нащупал носками ботинок ближайшую скобу и встал на нес.

«Начало удачное, — подумал Сергей и, ухватившись за самую верхнюю скобу, опустил правую ногу еще ниже. — Буду продолжать спуск. Очевидно, колодец соединяется с каким-то горизонтальным туннелем».

По мере спуска темнота вокруг него сгущалась, а светлый серп над головой уходил все дальше.

Скоб оказалось тридцать. Потом ноги уперлись в каменное дно — глубина колодца была ненамного больше двадцати метров.

Когда глаза Сергея свыклись с полутьмой, он убедился, что первоначальное предположение оказалось правильным — вправо и влево от него тянулся широкий проход овального сечения.

Сергей пошел влево. Ему казалось,

что в этом направлении его отделяет от основания кольцевого вала меньшее расстояние, чем в противоположном.

Постепенно туннель расширялся и делался выше. Поначалу Сергей вынужден был идти согнувшись, а локти его задевали за боковые стены; метров через двести до сводчатого потолка нельзя было дотянуться даже кончиками пальцев, а проход резко расширился.

Наконец Сергей очутился в круглой пещере. С вогнутого, похожего на огромное блюдо, потолка ее лился слабый зеленоватый свет.

Присмотревшись, Сергей понял, что потолком пещеры служит дно озера, состоящее яз какого-то прозрачного зеленоватого вещества. Сквозь волокнистые слои, пронизанные извилистыми жилками, были явственно видны толщи спокойной прозрачной воды. Смутными тенями проплывали над головой шарообразные синеватые существа с многочисленными щупальцами, делающими их похожими на клубки змей. То всплывали на поверхность, то опускались на дно какие-то двухвостые полуметровые чудища с головами скорпионов и туловищами уховерток, и, сворачивая петлями тонкие пятнистые тела, судорожными толчками перемещались беспозвоночные, напоминающие больших пиявок.

На глазах Сергея все эти уродливые обитатели водоема дрались, кусали, рвали на части друг друга. Сильные умерщвляли слабых, большие — пожирали маленьких.

Минут пять Сергей наблюдал за тем, что происходило в этом огромном аквариуме, затем стал осматривать стены пещеры. Одна из них, вертикальная, плоская, напоминала экран. На расстоянии метра от пола в нее были вделаны два симметрично расположенных кольца. Между ними темнели небольшие круглые отверстия, перемежающиеся с бугорками, сходными с головками заклепок. Все они были расположены на одной вертикальной линии и как бы соединяли разносторонние белые треугольники, обращенные вершинами в противоположные стороны: нижний — вверх, верхний — вниз.

Сергей осторожно дотронулся до левого кольца и чуть повернул его. Оно бесшумно поддалось его усилию. В пещере сразу же потемнело. Что-то иссиня черное, выдвинувшись из потолочного карниза, заслонило часть дна водоема, словно шторой задернув почти всю левую половину аквариума.

Заинтригованный происходящим, Сергей повернул правое кольцо. Теперь затемнилась вторая половина водоема. Обе сегментные шторы почти сомкнулись. Слабый свет пробивался только в узкую щель между их кромками. В пещере стало совсем темно. Сергей начал шарить рукой по стене, чтобы повернуть какое-нибудь кольцо в обратную сторону и раздвинуть шторы. При этом он наткнулся на шляпку одной из заклепок. Та тотчас же ушла в стенку, точно спряталась в ней, а из круглого отверстия вырвался узкий пучок света и, расходясь конусом, упал на противоположную стену пещеры. На ней возникла голова уродливого трехглазого существа, широко разинувшего зубастую пасть. Рогатая морда слегка поворачивалась, словно осматривая внутренность пещеры.

Рогатая тварь быстро исчезла. Вместо нее на Сергея стало пялить большие стебельчатые глаза какое-то членистоногое, с угрожающим видом приподнявшее здоровенную клешню. Оно в свою очередь уступило место третьему, еще более страшному на вид существу — двухметровой многоножке.

«По— видимому, -догадался Сергей, — я случайно обнаружил секрет венерянских жрецов прошлых поколений. При помощи каких-то оптических приспособлений они проектировали увеличенные изображения обитателей водоема на стену пещеры и навевали ими страх на верующих, впадавших в оцепенение при виде этих ужасов. Для создания религиозного экстаза нужен фон, им в этой пещере служили тени уродливых водяных существ. В недостатке выдумки жрецов обвинить нельзя. Ишь до чего дошли — даже сегментные шторы для затемнения пещеры приспособили».

Повернув оба кольца, Сергей вернул шторы-задвижки в исходное положение и, не обнаружив в пещере еще чего-либо, достойного изучения, пошел по туннелю дальше.

Минут через тридцать, когда он должен был уже приближаться к основанию кольцевого вала, путь ему преградил завал из угловатых каменных обломков. Метров десять пришлось ползти на животе, рискуя застрять в какой-нибудь щели или вызвать резким движением новое обрушение кровли.

Наконец Сергей добрался до такого места, где снова можно было выпрямиться. Завал предшествовал лестнице с узкими и крутыми ступенями из грубо обтесанных каменных плит. Лестница привела в полуразрушенное помещение. Потолок его подпирали витые колонны. Между колоннами, двумя рядами уходившими вглубь помещения, виднелись паукообразные машины с симметрично расположенными вогнутыми и выпуклыми дисками. От коленчатых придатков к противоположным стенам протянулись толстые провода.

На полу и различных частях машин, неизвестно для чего предназначенных, лежал толстый слой пыли. Никаких следов на нем не было. Очевидно, в заброшенное это помещение давно никто не заходил.

Бездействующие машины произведя на Сергея гнетущее впечатление. Возбуждение, охватившее его в тот момент, когда он, энергично орудуя руками, преодолевал завал из угловатых каменных обломков, уступило место усталости. На него нахлынула грусть. Захотелось вообразить то, что произошло здесь когда-то, узнать, что случилось с разумными существами, сконструировавшими эти циклопические механизмы.

«Почему они покинули кратер? — спрашивал себя Сергей, скользя недоумевающим взглядом по горизонтально и вертикально расположенным дискам, изогнутым рычагам, запыленным пластинам, воронкообразным углублениям, скрюченным стержням, надломленным штангам. — Что нарушило трудовой ритм, некогда царивший здесь? Какое стихийное бедствие принудило венерян без оглядки бежать отсюда? Извержение вулкана, пробудившегося от длительной спячки? Катастрофическое наводнение? Внезапное нападение жестоких и сильных врагов?»

Ответа на эти и другие, связанные с ними, вопросы Сергей не находил.

Обойдя все помещение, Сергей нигде не обнаружил второго выхода. Всюду он натыкался на крутые, почти вертикальные стены или хаотическое нагромождение массивных обломков вулканических пород. По-видимому, где-то под ними были люки, лестничные клетки или какие-то сквозные отверстия — приближая лицо к щелям между камнями и скрюченными металлическими полосами, Сергей явственно ощущал токи прохладного влажного воздуху, идущие откуда-то снизу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать