Жанр: Научная Фантастика » Леонид Оношко » На оранжевой планете (страница 19)


Глава XVI.

В ДЖУНГЛЯХ ВЕНЕРЫ

В джунглях Венеры. — Куда привела просека. — Положение становится критическим. — Сергей наносит удары. — Деревья и цветы. — Крылатые хищницы. — Спасительная яма.

К полудню Сергей был далеко от реки. Дорогой он сломал небольшой деревцо, расщепил комель, вложил в расщеп продолговатый камень с острыми гранями и прочно обвязал его жилистым стеблем. Взяв в руки это оружие, он почувствовал себя увереннее, — теперь на него не осмелятся напасть даже самые крупные насекомые.

Несмотря на подстерегающие его на каждом шагу опасности, Сергей с увлечением наблюдал разнообразие растительных форм венерянского леса, причудливые очертания листвы, богатство ее оттенков.

Если он все эти дни чувствовал себя на Венере пришельцем, то в лесной чаще, вдали от друзей, это чувство еще более усилилось. Лес подавлял его своей дремучей красотой, мощью, размерами.

Толстые, высокие стволы деревьев, отстоящие далеко друг от друга, казались колоннами, поддерживавшими своды гигантского здания. Некоторые из этих колонн имели цилиндрическую форму, другие заметно утолщались у основания, — третьи были ребристыми, точно сросшимися из нескольких стволов, четвертые заканчивались у корня крыловидными выступами. Кора у одних была гладкая, точно отполированная, у других — морщинистая и трещиноватая, у третьих она шелушилась, свешиваясь причудливыми лентами, у четвертых была обезображена бугристыми наростами, чередующимися с продольными и поперечными впадинами.

Под гигантским шатром из смыкающихся между собой ветвей исполинских деревьев, достигающих высоты 120-150 метров, росли деревья второго яруса. Пространство между ними заполняли деревья-карлики. Среди мхов и лишайников виднелись какие-то странные круглые предметы разнообразной окраски — серой, коричневой, багровой, — должно быть, здешние грибы.

Местами, где лес редел, проглядывало облачное небо. Большую же часть пути Сергей шел как бы по бесконечному туннелю, скудно освещенному рассеянным светом.

Было влажно, душно. Неподвижный, застоявшийся воздух насыщали запахи палой листвы, гниющих плодов, тлеющих стволов.

Лес наполняли шорохи, шелесты, трески, жужжание и стрекотание насекомых, какие-то стоны, посвистывание, непонятные визги. Лопались, разбрасывая свое содержимое, коробочки, стручки, спорангии.

Неповторимое очарование придавали лесу многочисленные цветы всех оттенков. Они росли у подножья деревьев, лепились к стволам, устилали причудливым кружевным узором скалы и обрывы, обвивали ветви, образуя гирлянды, сплетаясь в ветки, свешиваясь наподобие длинных, пушистых шнуров.

Любое из этих диковинных растений Венеры могло стать гордостью и украшением земной цветочной выставки, нашло бы себе достойное место в ботаническом саду.

В низине, где лес перешел в густые заросли, Сергей неожиданно наткнулся на две параллельные полосы примятых и поломанных растений. Судя по отчетливым вмятинам от траков гусениц, это были следы вездехода.

Сергей почувствовал прилив новых сил. Он уже не ощущал больше усталости. Где-то по соседству, быть может, совсем близко, их вездеход. Борис Федорович и Олег ищут его, а он ничем не может привлечь к себе их внимание.

Приставив к губам ладони, Сергей громко, во всю мощь голосовых связок, закричал:

— Оле-ег! Бо-о-ри-ис Фе-е-до-о-ро-о-ви-и-ч!

Звуковые волны, затухая, побежали вдаль. Сергею ответило только эхо. Лес безмолвствовал.

Оставалось одно — идти по следам вездехода.

Примятая гусеницами травянистая растительность еще не высохла, а только привяла. Это давало основание считать, что вездеход прошел здесь часа два-три назад.

Двойные следы шли вдоль опушки сосновой рощи, потом повернули к югу. Сергей очутился на длинной прогалине, заросшей молодыми хвощами. Она пересекала хвойный лес, лиственные

рощи, бамбуковые заросли.

Прогалина вывела Сергея на огромную поляну. Это место напоминало площадку, подготовленную для какого-то строительства. Казалось, трудолюбивые гиганты вырубили дремучий лес на площади в несколько десятков гектаров, вывезли стволы вековых деревьев, выкорчевали пни, а потом, почему-то отказавшись от первоначального намерения, ушли, после чего оголенный участок начали заселять папоротники и хвощи.

На этой поляне и произошел поединок, впоследствии казавшийся Сергею игрой расстроенного воображения.

Внезапно он услышал позади себя странные шелестящие звуки. Казалось, где-то поблизости разворачивают огромные листы кальки.

Сергей оглянулся. Со стороны леса на него летело огромное насекомое. Подобного существа Сергею еще не приходилось видеть. У него были две пары узких перепончатых крыльев размахом больше метра и полосатое желто-черное туловище, разделенное перетяжкой на две неравные части.

Длинные суставчатые ноги с коготками размером с костыль для забивки шпал были прижаты к ворсистому брюху, изогнутые, веером расходящиеся усики-антенны шевелились. Насекомое как будто к чему-то принюхивалось.

Существо это, очевидно, помесь стрекозы и шершня, намного превосходило размерами крылатую хищницу, которую они с Борисом Федоровичем видели на берегу лесного озера.

Но тогда Сергей смотрел на насекомое, как на любопытную диковинку, не испытывая тревоги: их было двое, вооруженных лучевыми ружьями. Теперь же единственным оружием была короткая дубинка.

Сперва Сергей думал, что гигантское насекомое не заметило его, но вскоре убедился в обратном — стрекоза летела за ним.

Догнав Сергея, насекомое стало с угрожающим гудением кружиться над его головой.

От мохнатого брюха насекомого отделились усеянные иглами голени, челюсти с зазубренными придатками-стилетами раздвинулись, из ротового отверстия выдвинулось жало, выпуклые глаза смотрели вниз. Шершень-стрекоза готовилась упасть камнем вниз, обхватить человека колючими ногами и вонзить в него жало.

Сергей принялся размахивать дубинкой. Насекомое метнулось в сторону, но сразу же вернулось и продолжало описывать круги над головой человека. Очевидно, оно не отказалось от агрессивных намерений.

Сергей встревожено оглянулся, ища глазами камень. Напрасно. Грунт до самой опушки был мягкий, песчаный, его устилал розоватый мох и покрывали ползучие травы.

До ближайших деревьев было полкилометра, не меньше. А упрямое насекомое продолжало с угрожающим гудением кружиться над головой. Оно явно ожидало того момента, когда человек повернется к нему спиной.

Это принуждало Сергея то и дело оглядываться и отгонять насекомое резкими взмахами самодельной палицы.

«Если он ужалит меня, — думал Сергей, — яд поразит нервную систему, парализует мускулы, и я стану жертвой этого отвратительного шершня. Надо удерживать его на почтительной дистанции!»

Орудуя дубинкой, Сергей продолжал пятиться к лесу. Он зорко следил за коварными маневрами врага и неизменно отражал его атаки.

Наконец, изловчившись, Сергей ударил по шершню дубинкой. Перевернувшись в воздухе, крылатый враг упал.

Сергей с облегчением вздохнул. Но не долго он радовался победе. Вдали опять послышался шелест крыльев и сердитое жужжание.

Теперь из-за деревьев показалось несколько шершней. Сергей не стал дожидаться их. Он во весь дух помчался к лесу. Там он будет в безопасности.

…И вдруг нога погрузилась в почву, розовые мхи раздались, как ряска на поверхности пруда, что-то треснуло, зашуршало, и Сергей провалился куда-то в глубину…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать