Жанр: Научная Фантастика » Леонид Оношко » На оранжевой планете (страница 29)


Глава III.

САД НА КРЫШЕ

Сад на крыше. — Как мечты претворились в жизнь. — Приступы грусти. — Отец и дочь. — Первые эксперименты. — Чудодейственный грибок. — Что произошло с экой.

— А теперь идемте на крышу, — сказала Ноэлла. — Я покажу вам своих питомцев.

По внутренней витой лестнице они поднялись на плоскую крышу дома. Часть ее занимала оранжерея.

Возле фигурного парапета, доходившего Сергею до пояса, вздрагивали от порыва ветра большие, в ладонь величиной, лепестки лиловых цветков. Рядом раскачивались махровые желто-белые венчики поперечником в полметра, из-за них выглядывали пушистые шарообразные соцветия, в несколько раз превосходившие размером голову человека, алели гигантские метелки, изгибались розовые усики, вились вокруг тонких шестов кремовые побеги.

И тут, и там среди растений виднелись трубчатые, раздвижные стойки, поддерживавшие наклонные щитки из прозрачных пластинок различной окраски. Другие штативы служили надежной опорой для вогнутых и выпуклых линз, сетчатых колпаков, репродукторов и каких-то труб телескопического типа.

В центре цветника возвышалась пятиметровая мачта с блестящим серебристым шаром на конце. Часть его поверхности была дырчатой, вдоль экватора торчали заостренные стерженьки. На других мачтах поблескивали полые полуцилиндры, плоские спиральные пружины, голубые и зеленые обручи. Сергей с удивлением смотрел на все это. Его поразили не формы и цвета растений, а их необычайные размеры.

Во время своих долгих блужданий по джунглям Венеры Сергей встречал все эти цветы и травы, но на острове Тета они были значительно меньше и не так ярко окрашены. Теперь перед ним были какие-то великаны.

Изумление Сергея не ускользнуло от внимания Ноэллы.

— Я рада, что мои питомцы вам понравились, — сказала она.

— Больше, чем понравились. Я в восторге от них, — воскликнул Сергей. — Как вам удалось вырастить такие чудесные экземпляры? Не верю своим глазам. Это действительность или оптический обман?

— Потерпите чуточку. Сейчас все станет ясно. Я расскажу историю этих растений. Садитесь вот тут.

Ноэлла указала на низенькое кресло с изогнутой опинасой, стоявшее возле парапета под тентом.

— Люблю фантазировать, — сказала Ноэлла, когда они уселись. — Меня с самого детства преследуют навязчивые идеи. Папа считает, что я разбрасываюсь и не умею обуздывать свои желания. Если растения растут густо, говорит он, их надо пропалывать. То же самое следует делать и с нашими желаниями. В противном случае они будут мешать друг другу. Мысль, бесспорно, правильная, но я и теперь зачастую пытаюсь объять необъятное. Я не только фантазерка, но и большая упрямица. Всегда хочу идти своей дорогой… То, что вы видите перед собой, результат длительных поисков и многолетних усилий. Для того, чтобы вам все стало понятным, придется начать издалека…

И Ноэлла сперва сбивчиво и торопливо, потом более спокойно и связно стала рассказывать Сергею историю своих исканий и достижений.

Еще девочкой она мечтала о веществе, способном ускорить развитие растений. О сказочном порошке, одна щепотка которого может переродить травы и цветы.

Ей снились злаки с зернами небывалой величины, ягоды, такие большие, что даже обжора мог бы насытиться одной.

Хотелось, проснувшись утром и распахнув окно, увидеть мир, обновившийся и переродившийся за одну мочь, — мир с диковинными фруктами, травами, похожими на деревья, и цветами необычайных ароматов и тонов.

Испытывая смутную тоску по чему-то новому, не похожему на то, что ее окружало, она подносила к глазам разноцветные стеклышки и любовалась иссиня-черной листвой, зелеными облаками и огненно-красным небом.

Ей все хотелось переиначить.

А годы шли и шли.

На смену беззаботному детству пришла юность с приступами безотчетной тоски и смутными стремлениями вдаль.

Все окружающее казалось в такие моменты враждебным ее существу, родной дом представлялся темницей.

Хотелось, не попрощавшись с отцом, погруженным в чертежи и математические вычисления, уйти куда-то далеко-далеко, где нет ни родных, ни знакомых, где ее никто не знает.

Иногда, подчинясь этому смутному зову, она надолго уходила из Аоона, бродила по окрестным лесам, взбиралась на горные отроги или бесцельно шла по взморью, переступая через пенистые языки волн и больших черных крабов, выброшенных прибоем на гальку.

Шла до тех пор, пока не перехватывало дыхание и сердце, утомленное быстрой ходьбой, не заявляло о своем праве на отдых.

Тогда Ноэлла ложилась на песок и, подперев подбородок ладонями, тоскующими глазами глядела на корабли, уплывающие в неведомые страны.

Домой она возвращалась разбитой и долго не могла заснуть, испытывая

томительное стеснение в груди и жар в теле.

Приступы эти выбивали девушку из привычной колеи, нарушали равномерный ход жизни.

Постигнув многие законы природы, она отказалась от детской веры в возможность мановением волшебного жезла изменить весь мир.

Вспоминая о своих наивных планах одной ягодой накормить голодного, она улыбалась. Однако, став взрослой, Ноэлла продолжала лелеять мысль о переделке растений.

Природа далека от совершенства. Разумные существа могут и должны внести в нее поправки.

Ноэлла отдалась во власть этой благородной идеи, охватившей все ее существо.

Отец, Ин Сен, со страстью истого ученого боролся с недостатками климата и конструировал машины, обеспечивающие города страны чистым воздухом; дочь занялась усовершенствованием природных свойств некоторых растений, пробуждением к жизни их дремлющих задатков.

Магические слова, в которые она верила, ребенком, уступили место научным биологическим опытам.

Она подкармливала комнатные цветы различными химическими веществами, воздействовала на них теплом, светом, электричеством, скрещивала засухоустойчивые виды растений с влаголюбивыми, лесные — с полевыми, высокогорные — с обитателями приморских низменностей.

На протяжении ряда месяцев обнадеживающих результатов не получалось. Правда, Ноэлла выяснила, что одни факторы и вещества действуют на растения угнетающим образом, другие — делают их более жизнестойкими и выносливыми. Резкого же увеличения размеров листвы и плодов или ускорения развития растений добиться не удалось.

Ноэлла приуныла. Ей начало казаться, что преследуемая ею цель так же неуловима, как отблеск солнечного луча на гребне морской волны.

«Все мои усилия тщетны, — думала она. — Отец прав. Нельзя объять необъятное».

Но вот как-то, прогуливаясь по лесу, она обнаружила во влажной низине странные плесневые грибки желтоватого цвета и обратила внимание на то, что это непритязательное живое существо развивается необычайно быстро. Ноэлла принесла немного этих грибков домой и стала их культивировать. Грибки приспособились к новым условиям существования и продолжали размножаться в неволе.

В уголке, отведенном для них, было несколько вазонов с полевыми цветами — скромными, неприхотливыми. Другие вазоны с этими же цветами стояли в стороне.

Дней через пять Ноэлла заметила, что беленькие полевые цветочки, находившиеся по соседству с грибком, почему-то обогнали в росте и развитии остальных своих сородичей.

Это заинтересовало Ноэллу. Она поменяла вазоны местами. Оказалось, что и новые соседи желтого плесневого грибка начали развиваться и расти быстрее.

Очевидно, грибок как-то влиял на рост цветов.

Ноэлла попробовала посадить грибок в один вазон с полевыми цветами. Результаты оказались неожиданными. Сперва цветы быстро развивались и давали многочисленные побеги, потом вдруг захирели и увяли. Создалось впечатление, что малые дозы стимулятора, вырабатываемого желтым грибком, действуют на растения благотворно, большие — убивают их.

Тогда Ноэлла попробовала питать растения соком грибка, разведенным в пресной воде. Результаты получились изумительные. Чахлая эка — растение, напоминающее земную пальму, — доживавшая свой век где-то в углу, после подкормки этим раствором точно очнулась от длительной спячки. На ветках ее появились почки, почки набухли и лопнули, дав начало молодом листочкам. Эка будто омолодилась.

Такой успех окрылил Ноэллу. Вслед за экой порцию чудодейственного раствора получило хвойное деревцо — цета, потом пришел черед злакам, стелющимся травам и корнеплодам. И почти во всех случаях сок желтого грибка действовал безотказно. А когда Ноэлла стала примешивать к нему различные красящие вещества, растворимые в воде, ей удалось добиться изменения оттенков цветочных лепестков и ягод.

— Как видите, — закончила Ноэлла, — неприхотливый плесневой грибок позволил мне осуществить кое-что из того, о чем я мечтала в детстве. Опыты мои заинтересовали биологов. По совету одного ученого я решила не только подкармливать растения, но и подвергать семена, побеги и цветы воздействию электромагнитных волн, излучаемых вот этими приборами, и звуков высокой частоты.

Сергей смотрел на возбужденное, раскрасневшееся лицо Ноэллы и волосы ее, осыпанные пыльцой огромных цветов, и ему вспоминались крылатые слова великого соотечественника:

«Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать