Жанр: Научная Фантастика » Леонид Оношко » На оранжевой планете (страница 47)


Когда корабль очутился на гребне исполинского вала, поднявшего его, как пушинку, Сергей обратил внимание на темный продолговатый предмет, мелькнувший вдали.

Даже в бинокль трудно было разобрать, что это такое — ствол дерева с надломленными ветвями или небольшое парусное судно, пострадавшее во время шторма.

Странный предмет приближался. На мгновение он скрылся за водяными холмами, потом снова оказался на виду. Вскоре стало ясно, что это лодка.

Единственный пассажир ее заметил корабль. Он размахивал руками, стремясь привлечь к себе внимание команды.

«А что если это…» — подумал Сергей и осекся. Он не хотел тешить себя ложными надеждами.

Но вот уже можно рассмотреть пассажира — среднего роста, полного, в светлом комбинезоне.

— Он… Нет, не он, — точно в бреду, напряженно всматриваясь, шептал Сергей. — Как он мог попасть сюда? Но этот костюм… рост… жесты… Голову даю на отсечение, что это…

Сергей взглянул на Ноэллу. Она весело улыбалась.

Наконец последние сомнения исчезли. Толстяк радостно всплеснул руками, а потом так широко развел их, точно весь мир намеревался заключить в свои объятия. В лодке стоял… Борис Федорович.

Он где— то раздобыл ее и, потеряв надежду на то, что его радиопризыв будет услышан, решил добираться самостоятельно до острова Тета.

Сутки спустя трое астронавтов сидели в гостиной загородного дома Ин Сена и наперебой рассказывали друг другу о приключениях, выпавших на их долю.

— Ну, а когда мы покидаем Венеру? — спросил Борис Федорович, когда все новости были исчерпаны. — Я, откровенно говоря, чертовски, соскучился по Земле.

— Очевидно, не ранее конца этого месяца, — ответил Олег.

— Через три недели, — Озеров нахмурился. — Выходит, мы раньше Нового года в Москве не будем.

— В лучшем случае вернемся к Новому году, — подтвердил Олег. — Все зависит от состояния вашего здоровья. Если вы за две-три недели не окрепнете, с отлетом придется повременить.

— Могу лететь в любой день! — воскликнул Борис Федорович.

— Хоть завтра. Чувствую себя великолепно.

— Не переоценивайте своих сил, — возразил Олег. — Всем надо отдохнуть, а вам — основательнее всех. Межпланетный перелет не загородная прогулка. Мы не покинем Венеры, пока не будем в астронавтической форме… Вам следует поправиться, Сергею обрести сердечный покой.

— Ну вот, теперь я превращаюсь в мишень для стрел, — криво усмехнулся Сергей, покрасневший при последних словах Олега. — К чему из мухи делать слона?

— Не надо быть особенно наблюдательным, — отпарировал Олег, — чтобы заметить, что вы оба неравнодушны друг к другу.

— Сергей не причем, — проговорил, улыбаясь, Борис Федорович. — Во всем виноваты наши биохимики — они не предусмотрели сердечной опасности и забыли снабдить нас замораживающими лепешками, этаким универсальным противоядием от женских чар… Не падай духом, космический Ромео, мы потеснимся и возьмем с собой на Землю твою Джульетту…

Долго беседовали в тот день трое сыновей Земли. Настроение у них было радостное, приподнятое. Они и не подозревали, что над ними сгущаются новые тучи.

Глава XVIII.

НАВСТРЕЧУ БУРЕ

Угрозы Туюана. — «Честолюбец метит в диктаторы». — Что делать? — Последнее свидание. — Ноэлла предупреждает об опасности. — Побег. — Снова над океаном. — Навстречу буре. — Синго набирает высоту.

Вскоре после возвращения Озерова отношение Ноэллы к астронавтам изменилось. Веселая, говорливая венерянка вдруг, без всякой к тому причины, стала сдержанной, молчаливой. Она избегала оставаться наедине с астронавтами, уклонялась от прогулок с ними.

Сергей недоумевал.

«Не заболела ли она? — спрашивал он себя. — Может быть, мы, сами того не ведая, заразили ее какой-нибудь земной болезнью?»

Дня через три сама Ноэлла объяснила Сергею причину своей отчужденности.

Оказывается, ее приревновал Туюан. Он категорически запретил ей встречаться с астронавтами. С этим она еще бы могла примириться. Туюан считался ее женихом и имел моральное право на контроль за ее поведением.

Однако позже выяснилось, что не только ревность к Сергею заставляет Туюана коситься на астронавтов. Честолюбивый Туюан хотел заручиться поддержкой Ноэллы для того, чтобы завладеть «Сириусом» и использовать его для своих личных корыстолюбивых целей.

Туюан убеждал Ин Сена и некоторых других ученых в том, что астронавтов нельзя отпустить на Землю. Вслед за «Сириусом» на Венеру прилетят другие советские космические корабли, а это неминуемо приведет к брожению среди аэров, недовольных теперешним общественным строем в стране.

— Он настаивал, — говорила с негодованием Ноэлла, — чтобы вас изолировали и сослали на отдаленный остров. Он так ненавидит вас, что грозит расправиться с вами сам. Я боюсь, как бы он не организовал воздушной или уличной катастрофы… У него есть сторонники, слепо верящие и беззаветно преданные ему. Их немного, но они готовы пойти на все… В них есть что-то звериное, фанатичное, они ни перед чем не остановятся… Если мне удастся узнать их планы, я, конечно, предупрежу вас…

О замыслах Туюана Сергей рассказал Борису Федоровичу и Олегу.

— Подлец этот Туюан, — сказал Озеров и с возмущенным видом зашагал по комнате. После потрясений, испытанных в Ямурии, он стал вспыльчивым и легко терял самообладание. — Стране угрожают ямуры, каждый день может начаться война, а он устраивает заговоры. Может быть, его подкупил Силициус?

— Неизвестно, подкуплен он или нет, но в диктаторы этот честолюбец метит, — проговорил Олег. — Ишь до чего додумался, «Сириус» хочет захватить. Не выйдет! Сорвется.

— У них, по-видимому, есть недовольные, если они трех человек испугались, — заметил Сергей. — Боятся, как бы мы у них революцию не устроили… Напрасные опасения. Если горючее накопилось, то пожар и без нас вспыхнет… Социализма навязывать им силой оружия не станем.

— Жаль Ноэллу, — тихо, словно размышляя вслух, прошептал Борис Федорович. — Она славная девушка, а этот тип — фанатик и негодяй.

— Я уже говорил ей об этом, — Сергей имел в виду разговор, происшедший между ним и Ноэллой в горах.

— Ну и что? — спросил Озеров.

— Обиделась на меня и стала его всячески защищать.

— Ослеплена чувством, не иначе. Принимает черное за белое. Эта странная черта свойственна многим честным женщинам. Когда прозреет, будет уже поздно. Брак с этим авантюристом не даст ей счастья.

— Хватит о венерянах, — остановил друзей Олег. — Поговорим лучше о себе. Что делать нам? Как отвести угрозу?

Астронавты долго не ложились спать. Они до поздней ночи обсуждали сложившуюся обстановку и намечали линию своего поведения в отношении Ноэллы и Ин Сена.

* * *

Небольшой шарик влетел в окно и, подскакивая, с мелодичным звоном подкатился к кровати.

Сергей приподнял с подушки голову и прислушался. Ему показалось, что в саду, в который выходило окно комнаты, кто-то ходит, похрустывая гравием.

Осторожно, стараясь не разбудить Озерова и Олега, Сергей оделся и подошел к окну.

Внизу за кустом

стояла Ноэлла. Она знаками дала понять Сергею, чтобы он немедленно спустился в сад.

Догадавшись, что венерянка хочет сообщить ему что-то важное, Сергей не стал медлить.

Ноэлла ждала Сергея метрах в двадцати от дома, за раскидистым кустом, усеянным белыми зонтичными соцветиями. Светлое кремовое платье делало ее трудно различимой на фоне растительности такого же оттенка. На побледневшем, осунувшемся лице венерянки светились большие печальные глаза.

Разбудить Сергея ночью Ноэллу принудило стремительное развитие событий. Она узнала, что перед рассветом, когда соя особенно крепок, Туюан собирается с группой своих сторонников напасть на астронавтбв и убить их, поставив тем самым правительство перед свершившимся фактом.

— Вы должны немедленно покинуть Аоон, — сказала Ноэлла. — Пока руководители примут эффективные меры для вашей защиты, Туюан выполнит свой план. Вам надо временно укрыться на острове Тета. «Сириус» цел.

— Как мы доберемся до острова? — спросил Сергей.

— На моем синго, — ответила Ноэлла. — Она помолчала и, настороженно посмотрев по сторонам, добавила: — Я договорилась с начальником аэропорта. Он мой друг. Световой пароль — две красные вспышки. Когда будете пролетать над портом, дважды включите носовые фонари… Синго спрятан возле пальмовой рощи. Идти туда надо так…

Ноэлла объяснила, по какой тростинке надо идти от дома к роще, чтобы избежать нежелательных встреч, и что надо сказать, если по дороге кто-нибудь окликнет астронавтов.

— Я сделала все, что могла, — закончила она. — Будите своих и спешите. Опасность близка. Нельзя терять времени. Только быстрота может спасти вас…

Ноэлла приподнялась на цыпочки, обхватила руками Сергея за шею, с силой прижала к себе, поцеловала — и исчезла в кустах.

Сергей ущипнул себя.

Не спит ли он? Не пригрезилось ли ему все это?

Нет! Он в большом тенистом саду, окружающем виллу венерянского ученого. За высокой фигурной оградой в воде морского залива отражаются огни пригорода. В отдаления прозрачные куполы живописных мрамерных дворцов Аоона. Над ними вспыхивают и переливаются зыбкие волны искусственного сияния, пронизываемые зеленоватыми лучами.

* * *

Побег астронавтов, подготовленный Ноэллой и ее друзьями, удался.

Все произошло так, как было намечено.

Тайный, никем не охраняемый ход вывел их к опушке пальмовой рощи. Здесь трое жителей Земли отыскали извилистую тропку, уходившую в глубину бамбуковидных зарослей, а в гуще последних — поляну с замаскированным на ней авиэлем. Окраска синго не отличалась от цвета папоротников.

Машину освободили от набросанных на нее ветвей и выкатили на открытое место. Кабина оказалась не по росту людей, но астронавты ухитрились втиснуться в нее и усесться на маленьких низеньких сиденьях.

Сергей, успевший хорошо познакомиться с устройством венерянских летательных аппаратов, включил двигатель, и авиэль, бесшумно взмахивая крыльями, полетел над вершинами деревьев, пересек на небольшой высоте горловину залива и, описав пологую дугу, оказался над аэропортом.

Дважды вспыхнули рубиновые фонарики на носу машины — условный сигнал для начальника караула. В ответ внизу мигнуло что-то алое. Вспыхнуло два раза и погасло.

Путь к «Сириусу» был свободен. Сергей, набирая высоту и скорость, повел синго в сторону острова Тета.

Первые часы полета прошли спокойно. Моторы работали без перебоев. Синго, взмахивая крыльями, летел над пенистыми гребнями, бегущими куда-то к югу.

Ветер был попутный. Это позволило машине развить большую скорость.

И все же Сергей с тревогой посматривал на приборы. Стрелки их вздрагивали. Температура и давление воздуха то падали, то резко повышались. Состояние атмосферы не предвещало добра.

За время своего пребывания на Венере астронавты успели убедиться, что воздушная оболочка ее никогда не бывает спокойной. Солнечные лучи и потоки наэлектризованных частиц, пронизывающих воздушные слои, то и дело порождали ураганные ветры, сильные ливни, мощные магнитные бури. Иногда дожди продолжались пять-шесть дней подряд. Нередки были ливни, во время которых выпадало больше осадков, чем в дождливом Батуми за год. С гор бурно текли ревущие потоки, реки вздувались, выходили из берегов, мчали к морю огромные деревья, вырванные с корнями. Скорость ветра зачастую превышала 100 метров в секунду. В бурную погоду даже самые мощные и надежные воздушные лайнеры венерян не в состоянии были совершать регулярных рейсов — летчики, избегая единоборства со стихиями, совершали посадку в ближайшем аэропорту.

Сегодня, судя по многим грозным признакам, природа Венеры готовила нечто небывалое. Ее стихии славно собрались показать астронавтам всю свою первозданную мощь.

Облачность была многоярусная. Одни тучи мчались с севера на юг, как бы силясь нагнать синго. Другие проносились над ними с запада на восток. Изредка в просветах и окнах мелькали звезды или показывался серпик Меркурия, бросающего яркие белые лучи. Земли не было видно. Она еще не взошла.

В половине пятого, когда до острова оставалось около часа пути, ветер внезапно утих. Казалось, какой-то гигант вдруг перекрыл задвижкой путь воздушным потокам.

Наступило зловещее затишье. Стрелка барометра, вздрогнув, стала пятиться — давление стремительно падало. Надвигался шторм.

— Держитесь, друзья, — сказал Сергей, крепче сжимая рукоятки. — Сейчас будет свистопляска. Стихии пошли в атаку.

Вдали что-то вспыхивало, мигало. Вспышки сопровождались глухими раскатами грома.

Синго летел навстречу грозе.

Дул порывистый, южный, постепенно крепнущий ветер.

Сергей попытался обойти тучу стороной, но, убедившись, что грозовой фронт тянется па сотни километров, снова повернул машину на юг.

Гроза быстро приближалась. Синяя громада туч росла на глазах. Она вспухала, заполняя причудливыми зловещими клубами пространство.

Весь горизонт озаряли голубоватые и белые молнии. Вспышки освещали тучи изнутри, огненные стрелы, надломившись, вонзались в море, на гребнях волн плясали отсветы.

Ветер усиливался. Валы вздымались все выше. У основания туч возник чудовищный отросток, похожий на хобот слона, и начал раскачиваться, словно примеряясь, где удобнее утолить жажду. Образовался еще один крутящийся столб и, изогнувшись от непосильной тяжести, побежал куда-то влево.

Синго вздрагивал, как испуганная птица. Порывы ветра швыряли его из стороны в сторону. Воздушные ямы принуждали падать, а восходящие потоки увлекали вверх. Тонкие стенки кабины вибрировали, ветер на разные голоса завывал среди оттяжек и стоек.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать