Жанр: Научная Фантастика » Леонид Оношко » На оранжевой планете (страница 7)


Глава VII.

ПО ДОРОГЕ НЕОЖИДАННОСТЕЙ

Снова в путь. — Сергей дает опрометчивое обещание. — По каменистой равнине. — Странное ущелье. — Сомнения исчезают. — Озерова охватывает возбуждение. — Оплошность, едва не повлекшая за собой трагических последствий. — Геолог становится классификатором. — Непонятное сооружение. — Беглецы и преследователи.

Утро следующего дня было затрачено на выгрузку из трюмов «Сириуса» частей гусеничного вездехода-амфибии.

Быстроходная, верткая и выносливая машина с герметической кабиной приводилась в движение мощным электромотором, снабженным влагонепроницаемым кожухом. Мотор питали электрические аккумуляторы, заряжаемые от электростанции корабля.

Вездеход был в состоянии преодолевать топкие места, взбираться на крутые склоны, переплывать озера и реки.

Однако идти напрямик через дремучий тропический лес машина, естественно, не могла. Даже многотонный танк не пробился бы через подобную чащу.

В соответствии с возможностями вездехода и емкостями аккумулятора для первой поездки был намечен облегченный маршрут: Олег решил обогнуть с Борисом Федоровичем лесной массив с запада, добраться до отрогов лиловых гор и, описав у их подножия большую дугу, повернуть назад. Поездка должна была продлиться пять-шесть часов.

В кабине вездехода был установлен лучемет, но на всякий случай астронавты взяли с собой и лучевые ружья.

— Буду истреблять стегозавров, — сказал Борис Федорович, кладя ружье возле сидения.

— А я для ужина черепаху подстрелю, — пообещал Сергей. — Не опаздывайте. Жаркое может подгореть.

— До скорого! — крикнул Олег, занимая место водителя. — Остерегайся стрекоз. Как бы они не полакомились тобой.

— Подавятся, я костлявый.

Вездеход, ломая поросль, шел быстро. Некоторое время через заднее окно кабины были видны алый флаг и корпус «Сириуса», потом стволы и пышные кроны деревьев с блестящими, почти зеркальными листьями заслонили корабль.

В зарослях, примыкающих к вековому лесу, кишели членистоногие.

По гладкой чешуйчатой коре ползли малиновые и рыжие козявки, пушистые гусеницы, мохнатые пятнистые пауки.

Из травы выпрыгивали какие-то розовые и темно-коричневые существа — уродливые, как богомолы, и быстрые, словно кузнечики.

В воздухе реяли насекомые всех цветов радуги. Над болотистыми низинами тучами висела мошка.

— Гнуса множество, а птиц нет, — удивлялся Борис Федорович. — Неужели здесь не водятся пернатые?

— Фазана или рябчика хочется подстрелить? — усмехнулся Олег. — Умерьте свои аппетит. Очевидно, нам еще долго придется довольствоваться пищевыми концентратами.

— Надо воздать должное нашим химикам, — сказал Борис Федорович, — они потрудились на славу, но я с удовольствием подкрепился бы сейчас дичью. Валежника кругом вдосталь. В любом месте можно разжечь костер и поджарить на вертеле парочку крякв или окорочек дикого, только что освежеванного кабана… Славный бы получился обед… Забирайте правее, там заросли реже.

У южной опушки леса желтели низкорослые, усеянные колючками кустарники. Потом пошла открытая каменистая местность.

Равнина, расчлененная оврагами, примыкала к невысоким кофейного цвета холмам, За холмами изогнулись волнистые отроги лиловых гор.

Олег повел вездеход по косогору, нацелив его на горловину ближайшей расщелины.

Вскоре холмы остались далеко позади. Обогнув огромные глыбы базальта, машина проникла в извилистый горный проход, похожий на каменное русло иссякшей реки.

— Едем на юг, — радировал Сергею Олег. — Обнаружили ущелье, рассекающее хребет. С ужином придется повременить.

Траки гусениц скрежетали, ударяясь о камни и скользя по ним, за вездеходом плыли клубы серой пыли, а гранитные склоны по обе стороны становились угрюмее, причудливее, круче.

Величественный лиловый хребет, подпирающий своим теменем синие тучи, задвигался, рос. Он как будто втягивал в себя юркую сизую машину.

Дно ущелья устилали песок и галька. Местами из-под них выглядывали серые плиты.

Олег с недоумением смотрел на них. Он не верил своим глазам. Эти гладкие, точно отполированные плиты под наносами не могли быть «продуктом» сил мертвой природы. Дно ущелья напоминало заброшенную дорогу, размытую в одних местах дождевыми потоками, в других — занесенную илом и песком.

— Странно, очень странно, — пробормотал Олег. — Впечатление такое, будто едем по шоссе. Вы обратили внимание на эти серые плеши?

— Давно присматриваюсь к ним, — ответил Борис Федорович.

— Вода не могла так отшлифовать русло. На следы ледника плеши эти тоже не похожи.

— Но если это шоссе… — начал Олег.

— То его кто-то когда-то для чего-то построил, — перебил Борис Федорович.

— Значит, Венера обитаема.

— Или была когда-то, — сказал Борис Федорович.

Вскоре последние сомнения рассеялись.

Астронавты увидели каменную арку, переброшенную через ущелье. Арка поддерживала настил с перилами. Перед настилом на краях ущелья возвышались конические башни с узкими овальными окнами.

Стены ущелья вблизи моста были облицованы каменными плитами с прослойками светлого вещества между ними.

Под башнями темнели ниши.

Вид моста привел Бориса Федоровича в возбуждение.

Его обычную флегматичность словно ветром сдуло. Он вскочил с сидения, а когда Олег затормозил машину, немедленно распахнул дверцу кабины и очутился на дне ущелья.

Олег с удивлением смотрел на него. Ему еще не приходилось видеть Озерова в таком взволнованном состоянии. Он напоминал человека, окончательно потерявшего власть над собой,

— Борис Федорович! — крикнул Олег, — возьмите

лучевое ружье. Среди камней могут быть змеи.

Где там! Озеров даже не оглянулся. До его сознания не дошел смысл этого предупреждения. Впечатления этого дня нарушили его душевное равновесие. Теперь ему все казалось возможным.

Вездеход остановился перед искусственным сооружением.

Ни ветер, ни вода не в состоянии придать горным породам форму арочного моста. Каменные глыбы обтесали разумные существа. И они же, эти неведомые обитатели Венеры, продолжали по дну горного ущелья ту дорогу, по которой двигался вездеход.

При помощи циклопических машин они расширили и спрямили расщелину в горах, образовавшуюся в результате какого-то катаклизма, и приспособили ее плоское дно для сообщения между населенными пунктами. А для того, чтобы перебираться с одного края ущелья на другое, венеряне построили арочный мост и эти сторожевые башни.

Утверждения Джордано Бруно подтверждались.

Человек — не единственное мыслящее существо на планетах солнечной системы. Венеряне тоже пользуются орудиями труда и преобразуют природу.

Ему, Борису Федоровичу, годами мечтавшему о необычайных открытиях, и Олегу выпало на долю счастье первыми из людей убедиться в этом.

Возможно, что скоро, быть может, уже сегодня, они увидят живых венерян.

Каковы они из себя?

Похожи ли на людей внешним своим обликом или резко от них отличаются?

Гравитационные условия на Венере и Земле почти одинаковы. Это дает право предполагать, что по своему росту и мускульной силе венеряне мало отличаются от людей. Что же касается цвета их кожи и окраски волос…

Мысли эти как бы подстегивали Бориса Федоровича. Он почти бежал, словно опасался, что не сможет присутствовать при смене караула в одной из этих конических башен с узкими бойницами и прямоугольными нишами.

Озерову казалось, что считанные секунды остались до того мгновения, когда к перилам моста подойдут рослые венеряне, облаченные в металлические доспехи, и что-то крикнут на непонятном языке.

Сумеет ли он, Озеров, при помощи знаков объяснить: откуда и для чего прилетели советские астронавты на Венеру?

До моста оставалось не больше двадцати шагов, когда из-за серой каменной глыбы, лежавшей у края дороги, выползло какое-то бурое существо с острой мордой и короткой шеей, усеянной длинными колючками. На боку животного чернели крупные пятна, спина была покрыта щитками, похожими на чешую.

Борис Федорович не сразу понял, что ему угрожает опасность. Он даже сделал шаг вперед, будто хотел коснуться рукой рогатой головы этого чудовища.

К счастью, Олег, шедший позади Озерова и почти нагнавший его, не потерял присутствия духа.

— Ложитесь! — крикнул он, поднимая лучевое ружье.

Озеров с необычайной для его комплекции быстротой упал на дорогу и проворно, по-пластунски, отполз в сторону.

Олег нажал гашетку.

Узкий синий луч, вырвавшись из короткого дула, пронизал голову ящера и почти мгновенно умертвил его.

Путь к мосту был свободен.

— Он напоминает протоцератопса, но в нем есть и черты анкилозавра, — задумчиво проговорил Борис Федорович, стряхивая с костюма пыль и потирая коленку, ушибленную при падении. — Зоологам придется немало потрудиться, пока они окрестят всех ящеров Венеры.

— Как-нибудь разберутся, — проговорил Олег, удивляясь тому, что Озеров, только что подвергшийся смертельной опасности, может думать сейчас о проблемах систематики. — Нам с вами ломать голову над этим не придется. Идемте на мост, а потом поедем дальше.

Обойдя ящера, длинное тело которого еще конвульсивно вздрагивало, астронавты направились к глубокой нише, темнеющей в том месте сооружения, где арка сопрягалась с каменными плитами облицовки. Они решили осмотреть башни и мост.

В глубине ниши со сводом из обтесанных глыб базальта, точнее, напоминавшей его горной породы, оказалась лестница с узкими истертыми ступенями. Она вела наверх.

— Олег Николаевич, а ведь я забыл поблагодарить вас, — спохватился Озеров. — Большое вам спасибо.

— Пустяки, Борис Федорович, пустяки, — смущенно проговорил Олег. — Уверен, что вы в долгу не останетесь. На Венере надо быть настороже. Оказывается, Сергей, стращавший меня летающими рептилиями, был близок к истине. Надо сообщить ему про этого прото… как его вы окрестили?

— Протоцератопсом, рогатым динозавром, — подсказал Борис Федорович и, перешагнув через ступеньку, хотел было обогнать Олега.

— Нет, Борис Федорович, простите, — остановил его Олег. — Впереди буду идти я. Вы без оружия. Ваше место во втором эшелоне. Я больше не допущу, чтобы вы подвергали себя опасности. Нечего лезть на рожон.

— Вы думаете, что на мосту…

— Предосторожности никогда не помешают, — уклончиво проговорил Олег, держа наперевес лучевое ружье.

Оберегая Озерова от неприятных сюрпризов, он первым ступил на выпуклый настил арочного моста.

Борису Федоровичу пришлось сдержать свое нетерпение. Вскоре они убедились в том, что мост — одно из искусственных сооружений широкого шоссе. Каменная одежда дороги, пересекающей плоскогорье с востока на запад, не пострадала от атмосферных осадков и выветривания. Сохранились в целости не только проезжая часть, мощенная ромбическими и прямоугольными плитами серого цвета, но и водоотводящие канавы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать