Жанр: Научная Фантастика » Леонид Оношко » На оранжевой планете (страница 9)


Глава VIII.

РУИНЫ

Поперек Голубой реки. — Венерозавры. — Волчьи повадки ящеров. — Вздохи в зарослях. — Четверорукие обитатели развалин. — Покинутый город. — Каменное изваяние.

Мост был на гребне возвышенности. За ним ущелье расширилось, склоны его сделались пологими, зубчатые скалы сменились округлыми базальтовыми столбами.

В отдалении виднелись холмы с плоскими, словно усеченными макушками, рощицы из древовидных растений с многократно разветвленными стволами, заросли каких-то кустарниковых пород.

За одним из поворотов впереди блеснула речная излучина. Вблизи берега путь вездеходу преградила груда развалин.

Дальше виднелись руины моста. Остатки огромных арок торчали из воды, словно куски обода исполинского маховика с длинными спицами.

Мост был большой, многопролетный. Соединяя некогда возвышенный берег с низменным, он наискось пересекал каменистый, заросший лесом остров.



Пеня винтом голубую воду, вездеход направился к острову.

Южная, илистая часть его кишела ящерами. Тупорылые головы и чешуйчатые спины их были усеяны острыми наростами, толстые хвосты волочились по земле, когтистые лапы оставляли в почве глубокие следы.

Встревоженные шумом мотора, ящеры поворачивали к вездеходу головы, рычали, разевали зубастые пасти.

Несколько чудовищ, войдя в воду, поплыли за вездеходом.

— На панцирных динозавров, — сказал Борис Федорович, фотографируя ящеров, — они не похожи. У тех хвост усажен длинными шипами. И потом сирмозавры или ползающие ящеры — обитатели сухих мест. Они не умеют плавать. Это какой-то другой вид. Я его. буду пока называть венерозавром.

И Озеров что-то отметил в блокноте.

Из кустов выползали и бросались в воду все новые чудовища. Вскоре они окружили машину плотным кольцом.

Среди волн мелькали уродливые, усеянные шипами туши. От ударов мощных хвостов вода пенилась, взлетала фонтанами.

Первым на вездеход бросился огромный венерозавр, плывший во главе стаи. Пасть его широко открылась, длинные клыки с такой силой вонзились в ступеньку кабины, что машина покачнулась и черпнула крылом воду.

В то время как вожак тщетно пытался прокусить металлическую обшивку, его сородичи яростно хлестали по ней булавовидными хвостами, заканчивающимися двумя шипами в форме секиры.

Одно чудовище, охваченное неистовством, ухватилось зубами за корму, точно пытаясь удержать вездеход. Лопастью стального винта его полоснуло по брюху. Из рваной раны хлынула кровь, вода приобрела бурый оттенок.

Венерозавры бесновались. Удары их могучих хвостов и когтистых лап не причиняли видимых повреждений противнику. Астронавты с любопытством смотрели на разъяренных чудовищ.

На середине реки кольцо атакующих ящеров распалось на части. Первым убедился в бесплодности своих усилий и отстал вожак. За ним повернули к острову и другие венерозавры.

— Атака отбита! — констатировал Борис Федорович.

— Противник отступает в панике, — усмехнулся Олег. — Смотрите, смотрите, что они делают!

— Срывают злость на своих, — сказал Борис Федорович. — У них волчьи повадки. Впрочем, это, кажется, общая черта всех хищников. Когда от них ускользает добыча, они уничтожают своих ослабевших сородичей.

И в самом деле,

между венерозаврами началась драка. Запах крови разжег у них голод, и они, оставив в покое неуязвимую стальную амфибию, рвали на части раненых ящеров и тут же, в реке, пожирали их.

* * *

Левобережные пролеты моста были менее повреждены. Два уцелели полностью. На настиле крайнего стояла машина, напоминающая поворотный кран. Ее надломленная стрела целилась в небо.

С пролетов свисали тросы, металлические лесенки, искривленные стержни. Все это, раскачиваясь, поскрипывало и стонало.

Разрушенное сооружение производило гнетущее впечатление. От него веяло запустением. Металлические части были покрыты бурыми чешуйками ржавчины. Из трещин каменной кладки выглядывали белые и желтые побеги, вздрагивающие от порывов ветра. Устои обросли розовыми водорослями.

На левом берегу, у самой воды, начинались заросли. Из глубины их доносились шуршание, шелест, чавканье. Казалось, там ворочается огромное, грузное существо. Вот-вот, раздвинув стебли, вытянет оно длинную змеиную шею, глянет на людей маленькими злыми глазами.

Ломая кусты и подминая гусеницами траву, вездеход пересек заросли и выбрался на шоссе.

И снова замелькали рощицы каких-то белоствольных древовидных растений, напоминающих огромные фикусы, и высоких зонтичных пальм.

От дерева к дереву длинными живыми гирляндами тянулись пунцовые лозы. Побеги других ползучих растений с фиолетовыми и алыми цветами оплетали скалы и взбирались по крутым белым обрывам.

Теперь шоссе шло по косогору. За гребнем возвышенности начали попадаться постройки — станы разрушенных зданий, башни, полуобвалившиеся колонны. За деревьями мелькали акведуки, беседки, лесенки…

Очевидно, жилые здания были давно покинуты обитателями. Никто не боролся с тропическими зарослями, не прорубал в них просек, и растения, буйно разрастаясь, оплели побегами колоннады, фронтоны, ниши, приподнял; могучими корнями каменные плиты.

Там, где некогда слышалась речь разумных существ, воздвигших диковинные здания с плоскими и шарообразными крышами, теперь беспрепятственно хозяйничали стаи крикливых серых существ, похожих на обезьян. Они прыгали с ветки на ветку, раскачивались на хвостах, взвизгивали, хохотали, дрались.

Сделав несколько поворотов, шоссе взбежало на гребень другой, более крутой возвышенности. И тогда астронавты увидели перед собой большой город, расположенный на дне котловины и на склонах холмов, окружающих впадину.

— Глядите! — крикнул Олег своему спутнику. — Видите, здешние люди похожи на земных.

Огромная круглая площадь виднелась в центре города. На ней, на постаменте из синего камня, возвышалась статуя широкоскулой женщины с прямым тонким носом. Прищуренные глаза и изгиб губ придавали ее лицу лукавое выражение.

Волнистые черные волосы изваяния были охвачены зеленоватым обручем с тремя камнями — алым, желтым и голубым. Левая рука, согнутая в локте, касалась талии, правая была протянута на север. Ноги закрывала складчатая одежда.

Перед статуей белел обелиск в форме усеченной пирамиды. На верхнем, чуть вогнутом основании ее, точно апельсин на фарфоровом блюде, лежал оранжевый шар.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать