Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Всех убить нельзя (страница 3)


* * *

Пришлось на следующий день устраивать новую засаду.

Благо, гулянки бурлили на берегу, видать, ежевечерне. На этот раз ещё и катались на лодке. Потом казанку вытянули носом на бережок, развели костер. Мордоворот опять шустро кочегарил и кашеварил, на халяву то и дело опрокидывал стопарик, хохмил - веселил компанию.

Борис терпеливо ждал в кустах на своем наблюдательном пункте. Когда чересчур уж допекло смотреть на жрущих и пьющих весельчаков, достал из кейса бутерброд с сыром, запил из фляжки холодным чаем. Ученым сделался: накануне чуть слюной не подавился.

Как только компания начала разбредаться, Борис, уже наперевес с топориком, встал в стойку -- словно изготовился рвануть на стометровку. Мордоворот, суетясь, крикнул:

- Вы идите, идите, а я щас лодку отгоню. Я моментом: костерок залью, лодочку отчалю и - прибегу.

Остался один. Схватил ведерко, спустился к реке. Поставил ведро рядом с лодкой. Присел на корточки, черпнул ладонями воды, плеснул на лицо, отфыркнулся.

Борис на цыпочках подкрался к бугаю вплотную. Тот, широко разведя руки, стряхивая капли с пальцев, начал подниматься. В этот миг Борис наотмашь ахнул его обушком в щетинистое темя. И сразу - другой раз. В то же место. Хрустнул череп.

Мордоворот продолжал распрямляться, замедленно обернулся, поднимая левую лапу к голове, глянул выпучено на Бориса, шагнул к нему, потянулся растопыренной пятернёй... Борис попятился, сжав топор обеими руками. Пальцы - фарфоровые. Перед глазами - кровавые круги. Споткнулся, чуть не сел.

Сделав шаг, второй на взгорок, Мордоворот утерял равновесие, качнулся, захрипел, пуская ртом розовые пузыри, и навзничь опрокинулся в воду. Ноги его остались на берегу. Борис, бросив топорик, еле спихнул тело, словно тяжёлое бревно, в реку. Оно, покачиваясь, поплыло по медленной ночной воде к плотине. Пузырем вздулась над водой рубаха.

Борис, плетьми свесив руки, проводил взглядом труп. Спохватился, толкнул лодку вслед. Взял топорик, присев на корточки, точь-в-точь, как до этого Мордоворот и на том же самом месте, принялся отмывать его. Борис сосредоточенно тёр-оттирал обушок пальцами, но вдруг вскочил, размахнулся и зашвырнул топорик изо всех сил. Тот, как томагавк, кувыркаясь, засвистел к другому берегу и, сверкнув в лучах полной луны, булькнул в воду.

Внезапно Борис почуял чей-то взгляд, в тревоге обернулся: из кустов пристально смотрел на него зелёными светящимися зрачками тот самый лохматый пес. Борис, нервно шаря, нащупал под ногами увесистый мокрый сук, швырнул.

- Цыц, сволочь!

Тварь, злобно клацнув клыками, растворилась в ночи. Темную тишину пробуравил стонущий жуткий вой.

5

Феодосия.

Борис уже третий день шатался по южному городу, по его пляжам и ресторанам. Только глаза устали.

И вот, когда он, измотанный, сидел в "Астории", пил сухое вино, вяло жевал резиновый антрекот, - нарисовался Сынок с двумя девицами. Официант мигом накрыл им столик - шампанское, коньяк, закуски, фрукты. Праздник жизни забурлил.

Борис через полчаса не выдержал, вскочил, пошёл к их столику, уже взялся было за свободный стул - уже Сынок вскинул на него хмельные водянистые глаза, - но Борис опомнился, прошагал мимо, к стойке.

К Сынку с оторвами вскоре подключился здоровый коренастый лоб. Задача осложнялась. Борис, заказав ещё вина и кофе, весь вечер не спускал с них глаз. Как же он ненавидел Сынка, его паршивую рыжую бороденку, его масленые толстые губы и визгливый наглый голосок.

Потом Борис, крадучись, тащился за ними по крутым улочкам Феодосии к морю. Те раздухарились, затеяли купание голышом. Борису пришлось на почти совсем пустынном пляже держаться поодаль. К компашке Сынка привязались два патрульных сержантика, поднялся шум-гам. В конце концов сынки и девки прикрылись, выкарабкались в город, остановили тачку. Борис кинулся к проезжему частнику, притормозил.

- Вон за тем такси, пожалуйста!

- Дорого будет, - процедил водитель, молодой суровый парень с перебитым боксерским носом.

- Сколько будет. Поехали!

Когда мчались уже за городом, повеселевший частник ухмыльнулся:

- Что, приятель, девчонку увели?

- Увели, - сухо буркнул Борис. - Не отставайте, пожалуйста.

И - как чёрт подгадил: "жигулёнок" дёрнулся, вильнул, потерял скорость. Водитель даванул на тормоза, в сердцах сматерился: заднее левое колесо - в лепёшку. Тачка исчезла за поворотом.

- Э-эх! - уничижительно, зло обронил Борис, достал деньги, швырнул на сиденье. Хлопнул дверцей и, раздраженно отплевываясь, зашагал обратно в город.

Крымская душистая ночь цвела вокруг, звенела, но Борис совершенно её не замечал.

* * *

Часов пять вечера.

Дикий пляж под Феодосией. Народу на нем мало. Все, само собой, - в чем мать родила: и мужчины, и женщины, и старики, и дети.

Море напоминало стекло - мёртвый штиль. Далеко-далеко от берега, почти у горизонта, дрейфовал надувной матрас. На нем - Сынок. В руке его - початая бутылка "сухаря". Время от времени он лениво подносил вино к губам, втягивал пару глотков из горлышка. И опять надолго замирал в неподвижности.

"Пора!" - решил Борис, уже четвёртый час пасший свою жертву. Он вошёл в воду в стороне от пляжа, поплыл в открытое море. На лице его - маска, на ногах - ласты.

Он подкрался к Сынку со стороны горизонта, под водой, лишь от дыхательной трубки разбегались тихие бурунчики. Впрочем,

напрасно он перестраховывался: Сынок задремал-таки крепко. Борис примерился и, быстро глянув по сторонам, ухватил вялого Сынка правой рукой за подбородок, левой за темечко, рывком вывернул, крутанул голову, опрокинул его в воду. Мгновение, второе Сынок трепыхался, рвался из рук, но, жадно хлебнув горькой воды, обмяк, и уже ничто не могло спасти его.

Всё кончилось.

Борис, держась за матрас, внимательно осмотрелся. Невесть откуда появилась яхта, совсем рядом. Ему почудилось - в его сторону блестят окуляры бинокля. Всё - сгорел!.. Но яхта с алым парусом, проскользнув мимо, устремилась дальше, в открытое море.

Протерев уставшие глаза, Борис отрегулировал дыхание, натянул маску, прикусил загубник трубки, погрузил лицо в воду. В сиренево-фиолетовом мареве глубины покачивалось обвисшее, раскоряченное тело Сынка. Борис с тревогой вдруг понял: вместо страха, ужаса, отвращения при виде дела рук своих в душе его шевелится радость, довольство, злорадство...

Вот тебе и -- не убий!

Борис поплыл опять к горизонту, закруглил большую дугу, вышел на самом краю дикого пляжа, где голые, свободные от препон стыда нудисты безмятежно жарились на солнце.

Борис - на их фоне белый как мертвец - присел у кромки моря и долго ожесточенно тер и тёр-оттирал песком руки.

Почему же нет спокойствия в душе?..

6

Мысль о последнем приговоре влетела ему в воспаленный мозг, когда он ворочался на верхней полке в поезде "Симферополь - Москва".

Попутчики внизу галдели, чокались, звучно хлебали, бренчали на гитаре и травили анекдоты - Борис их не замечал. Ему приснился мерзопакостный сон: подвал, его Надя - голая, истерзанная, избитая. Кучка лыбящихся пьяных негодяев. Сам Борис привязан к столбу, во рту у него кляп из чужих вонючих носков. Помешать псам, прервать мучительную больную сцену он не может и рычит, воет от горя, ненависти и бессилия. И вдруг - самое тошнотворное - он видит: вместо Сынка Надежду насилует его отец, Вальяжный. Он в пиджаке, в галстуке, но без брюк. Он ёрзает на жене Бориса, вихляя студенистым жирным задом, и хрюкает от сладострастия...

Борис очнулся весь в липком колючем поту. Вспоминал, тяжёло думал, решал и - приговорил: до конца! Под корень!

* * *

Поезд из Москвы в его родной город отходил поздно вечером.

Борис полдня бродил по Рижскому рынку - чреву столицы. В лавках с псевдозаморским тряпьем, голыми календарными девицами, книжонками о космических проститутках и коньяками-шнапсами торчали в основном знойные дети Кавказа. Борис долго выбирал, к какому из них подступиться. Наконец у одного торгаша, скучавшего в своей пёстрой лавке, он, понизив голос, спросил хрипло:

- Слышь, дорогой, подскажи: мне "пушка" нужна. Говорят, здесь можно купить...

- Э-э, ара, зачэм такие разгаворы? Прахади мимо, нэ мэшай работать.

Борис, вздохнув, повернул к двери. Продавец окликнул:

- Э, ара, а чэго тэбэ нада?

Борис, встрепенувшись, мигом вернулся;

- А что есть?

- Ну, эсли хочэшь - писталэт Макарава адин найду. Толька дорага.

- Вы знаете, мне бы желательно винтовку с оптическим прицелом. Чтобы издалека попасть. Я, знаете ли, на кабана хочу поохотиться...

- Мэня нэ касаэтся, на каво ты будэшь ахотиться. Мэньшэ знаэшь - лучшэ спышь. Сколька дашь за винтовку?

- Н-н-н... А сколько надо?

- Пять дашь?

- Тысяч?!

- Э-э, ара, зачэм дурачком сэбя ставишь?

- Согласен, согласен, - торопливо прервал купца Борис. - Завтра в это же время принесу деньги. Хорошо?

- Ладна. Толька учти: каждый патрон - дэсять рублэй, а разрывной двадцать...

Борис рванул на почту. Слава Богу, успел дозвониться Наде на работу.

- Да, да, всё нормально. Надя, потом все объясню, Надя, потом, дома. А сейчас - срочно вышли телеграфом на Главпочтампт пять тысяч. Что? Три с половиной? Надя, ну возьми у матери, найди. Срочно! Надя - срочно!..

С почты помчался на вокзал, поменял билет. И всю ночь, всю ночь метался, метался по громадным залам Павелецкого, думал, сомневался, боялся не успеет, не получится, не сможет... Он крепко надеялся, что из Феодосии весть запоздает: родственники будут, конечно, разыскивать Сынка до упора, несколько дней, прежде чем решатся сообщить отцу...

Он должен успеть!..

7

Борис всматривается в глазок: в коридоре заметно какое-то движение менты жестикулируют, совещаются. Что они задумали?

На секунду так остро колет в груди: Господи, хоть бы это был сон! Хоть бы этот кошмар кончился! Так хочется жить!..

В этот момент раздутое, искривлённое оптикой лицо усатого майора выворачивается сбоку, скособоченный рот распахивается:

- Не стреляйте! Эй, не стреляйте! Здесь ваша жена! Мы все уходим из коридора - все до единого! Впустите жену! Впустите вашу жену!

И правда, Борис видит: коридор пустеет, последним, зачем-то на цыпочках, удаляется майор. Слышится цокот, лёгкий знакомый стук каблуков. Надя!

Борис медлит. Жена приникает лицом к щели между коробкой и дверью.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать