Жанр: Боевая Фантастика » Олег Волховский » Люди огня (страница 123)


ГЛАВА 4

Я послушался доброго совета и лег спать. Тут же погрузился в сон без сновидений. Только боль в Знаке, которая почти не мешала. Привык.

— Петр, вставай!

Я открыл глаза. Рядом со мной на коленях стоял Олег и тряс за плечо.

— Пойдем.

— Куда? — я с трудом протирал глаза и соображал не вполне.

— Мне — в ущелье, через которое мы пришли сюда, тебе — в ополчение.

— Это почему?

— Я, конечно, сделал все, что мог, но за два месяца научить прилично сражаться невозможно. Мы примем на себя главный удар. Ополчение вступит в битву только, если мы не выстоим.

— Плантар решает, куда кого послать?

— Да.

— И где он будет?

— С нами. Но попытается сохранить себя.

— Ладно, я с ним поговорю.

Мы еще успели наскоро позавтракать, точнее, пообедать — было около полудня.

А потом стало известно, что Эммануилово воинство разгромило Лавлане. Это от нас километрах в пятнадцати.

Возле замка раздавали оружие из арсенала Монсальвата. Эммануил так и не нашел его, когда был в замке. Впрочем, возможно, не искал. Ему нужен был Грааль, а не этот металлолом. Эммануил предпочитал танки и минометы.

Олег подобрал для меня легкий клинок века шестнадцатого. Но он все равно был куда тяжелее деревянного тренировочного меча, с которым я имел дело до сих пор.

— Олег! Где Хуан де ля Крус? Мне нужно с ним поговорить.

За чтением Эммануиловых записок и последующего общения с Богом я совершенно забыл о просьбе Матвея и своем отказе. Я не понимал, насколько это грех и надо ли в этом каяться, но рассказать казалось правильным.

— Отец Хуан будет с нами, — сказал Олег.

— Тогда я прогуляюсь до ваших позиций.

— Хорошо, тем более что я хотел с тобой поговорить. Петр, я виноват перед тобой, — сказал Олег, когда мы шли к ущелью.

— В чем? — заинтересовался я.

— Я тебе позавидовал. Тому, что у тебя такой духовник, а у меня обычный священник. Прости меня.

— Нашел, чему завидовать! Раковому больному на последней стадии нужен профессор, а для лечения насморка подойдет и фельдшер.

Сказал и сразу подумал, не было ли в сказанном: а) гордыни; б) тщеславия и в) отчаяния. Было. Всего понемножку.

— Прощаешь? — повторил Олег.

— Да, Господи, конечно!

Возле входа в ущелье собрались рыцари. Жан сидел на камне возле входа и опирался на меч. Джинсы протерты на коленях, оливкового цвета куртка на меховой подстежке не застегнута. Рядом сидел Вацлав и о чем-то ему рассказывал. Жан кивнул и начал говорить сам. Я услышал только последние слова: «Прости меня». «Бог простит, государь», — ответил Вацлав.

— Это что, обряд — исповедоваться друг другу перед сражением? — шепотом спросил я у Олега.

— Нет, — тихо ответил тот. — Душевная потребность.

Жан поднялся нам навстречу, обнял Олега, строго посмотрел на меня.

— Пьер, ты что здесь делаешь? — властно спросил он.

— Ищу своего духовника.

— А-а. Тогда извини. Он сейчас будет.

— А ты, кстати, что здесь делаешь? Твое место в тылу: смотреть в подзорную трубу и отдавать приказы.

Он усмехнулся.

— Как отдавать? Радиосвязь не работает. Гонцов посылать? Лошадей нет. Скороходов? Вымерла профессия. Так что приходится воевать по старинке, как царь Леонид и его спартанцы.

Последнее сравнение показалось мне мрачноватым.

— Здесь самый важный участок, — продолжил Жан. — А там остался Святой Александр. Я передал ему часть полномочий. Ему все равно молиться.

— Святой Александр? Тот самый, что победил монголов в союзе с Тевтонским орденом? Он здесь?

— Давно уже.

Мне слабо верилось в святость воинов, но князь Александр сменил кольчугу на власяницу, так что все было чисто, не подкопаешься. Он был причастен к тому, что свет Запада не померк под многовековым языческим игом, а такой подвиг, право, заслуживает святости. Последнее время князь жил в Святой Земле, но, верно, покинул ее до моего ухода.

Я оглянулся назад. На холме перед замком собирались люди: мужчины и женщины. Очень много людей. Я не различал лиц. В основном виднелись монашеские одеяния, но были и миряне, и воины.

— Что там происходит? — спросил я Плантара.

— Святые собираются на молитву.

— Столько святых?

— Это еще не все.

Иоанна Креста все не было. Плантар подозвал Олега.

— Поднимись, посмотри, как у них дела, — он указал взглядом куда-то наверх.

— Да, государь.

Олег зашагал куда-то вдоль скал.

— Постой! — крикнул я.

Олег оглянулся. Плантар нахмурился.

— Жан! Возможно, я смогу увидеть то, чего не заметят твои люди, — пояснил я. — Джинны прислуживали мне на пирах в Афганистане, и я немного знаю их природу.

Жан молчал.

— Сражение еще не началось, — добавил я.

— Ладно, иди.

Я догнал Олега, и мы поднялись на скалы. Здесь в зарослях кустарника лежали еще двое рыцарей: Ришар, которого я знал по путешествию из Акры в Марсель, и еще один белобрысый парень из Плантарового войска по имени Кароль. По-моему, поляк.

— Не высовывайтесь! — крикнул Ришар.

Мы упали рядом.

— Там человек внизу, — сказал Кароль. — У него пистолет. Стреляет по всему, что движется. Правда, стреляет через раз: осечки. Но нам хватит.

— Тот самый, что вчера дошел до половины лагеря и требовал Пьетроса, — произнес Ришар. — Так что стрелять бесполезно. — Он внимательно посмотрел на меня. — Кто он?

— Матвей. Апостол Эммануила. Бессмертный.

Я раздвинул кусты. Матвей стоял на скале метрах в пятнадцати от нас и курил. Заметил шевеление и шутовски раскланялся. Но вынимать пистолет, по-видимому, не собирался, по крайней мере пока не докурит сигареты.

Вид на долину открывался прекрасный, несмотря на мрачную погоду. Скалы, обрыв, лес и

округлые лесистые горы в снегу.

— Смотрите-ка!

Над горами словно вставал рассвет. Небо окрасилось багровым. Цвет стал насыщеннее и сконцентрировался в просветах между горами. А потом я увидел огненное войско: две реки огня, обтекающие гору напротив нас.

Матвей поднял руку, и я понял, что войско стекается к нему. «В нас часть Его души». Видимо, вместе со способностью повелевать его инфернальным войском.

— Зажигай! — сказал Ришар.

Я оглянулся. Белобрысый Кароль разжигал на скале уже сложенный костер. Средневековая сигнализация.

Когда мы спустились, Хуан де ля Крус уже был там, но планы у меня изменились. Я слегка поклонился ему и направился к Плантару.

— Жан, дела такие: там войско джиннов. Они подчиняются Матвею. Помнишь вчера?

— Все по местам! — крикнул Жан. Потом обернулся ко мне. — Ты хорошо его знаешь?

— Три года бок о бок, почти как с Марком.

— Ну и?

— Он ищет смерти. И пришел за Копьем.

— Если второе — вряд ли первое. Может быть, он хочет занять место своего хозяина.

— Вряд ли. Он не властолюбив. Ему нужно Копье, чтобы умереть.

— Почему ты так думаешь?

— Он сказал мне об этом во время нашего вчерашнего разговора.

— Насколько он правдив?

— Не идеально, но на этот раз он, по-моему, говорил правду.

— Почему Копье?

— Марка с Филиппом помнишь? Копье — это единственное оружие, которым их можно убить.

Жан кивнул.

— Спасибо. А теперь немедленно уходи, ты здесь минуты не продержишься.

— Я не полезу на рожон.

— Уходи, я сказал!

К нам шел Хуан де ля Крус.

— Ты хотел со мной поговорить, Педро?

— Падре, не время! — оборвал Жан.

— Для исповеди всегда время, — спокойно сказал Иоанн Креста.

— Я уже все ему рассказал, — сказал я и кивнул на Плантара.

Святой посмотрел на него с некоторым удивлением.

— Это по моей части, падре, а не по вашей, — объяснил Жан.

Иоанн Креста слегка приподнял брови. «Как это что-нибудь может быть по части короля и при этом не быть по части духовника?» — говорил его взгляд.

Но выяснить ответ на этот вопрос он не успел, потому что из ущелья раздался звон мечей и гул, подобный вою инфернального ветра над адскими рвами, а по скалам побежали алые сполохи. Сражение началось.

Жан оставил в заслоне сотни две рыцарей, в основном госпитальеров, и повел в ущелье остальных.

Хуан де ля Крус упал на колени и начал молитву. Я встал рядом. Бежать в тыл казалось позорным, кидаться в ущелье на мечи джиннов — полным безумием. «По крайней мере я смогу закрыть его собой, как Раевский, если будет прорыв». И я остался рядом с Иоанном Креста, хотя это было явным компромиссом с самим собой. Некоторым утешением служило то, что я не один.

У входа в ущелье Жан подозвал Ришара и что-то приказал ему. Тот кивнул и побежал к замку.

Жан взглянул на меня.

— Пьер, мы не будем защищать тебя, когда ты упадешь и будешь корчиться от боли, как в колодце Подземного Храма. Уходи!

— Меня не надо защищать. Я сам за себя постою.

— Твое дело, — сказал Жан и исчез в ущелье.

Знак заливала боль. Да, конечно. Сейчас я упаду рядом с Иоанном. Я оперся на меч. Излишняя предосторожность. Боль была, но слабости не было. Скорее сила. Она наполняла меня, как когда-то боль. Неужели? Да нет! Эммануилова печать болела еще как! Но я научился абстрагироваться от этой боли и принимать ее как должное. Форма аскезы, как не смотреть на руки.

Пошел мелкий снег, но небо почему-то стало светлее. Сначала я подумал, что прорвались джинны. Но свет был не красным, а золотистым, и его источник находился за моей спиной.

Я оглянулся. Сотни святых коленопреклоненно молились перед замком. И над ними поднимался столб золотистого сияния, и снег кружился и вспыхивал в нем, как искры.

Сражение продолжалось уже около часа. Иногда к нам выносили раненых, и воины из заслона уходили в ущелье, чтобы занять их место. Золотистое сияние растеклось по небу, заполнило все вокруг и потекло в ущелье. Эммануилова печать горела, словно ее смазали бензином и подожгли, но я стоял на ногах.

Гул и звон мечей стали отчетливее, звуки битвы приближались. Над просветом ущелья вспыхнуло алое зарево. А потом я увидел Жана, Олега и еще десяток рыцарей и огромные фигуры джиннов. Рыцари отступали, но каждый их шаг назад стоил жизни не одному Эммануилову воину. Я засмотрелся на Плантара. Как он сражался! Даст фору Марку и Варфоломею вместе взятым. Стальной вихрь в вихре огня.

Олег фехтовал с изяществом юного принца, красиво, как на балу. Так что не верилось, что эта красота может быть смертоносной. Но джинны падали у его ног один за другим.

Рыцари в заслоне обнажили мечи. До Жана оставалось метров пять. Бежать в тыл все равно было поздно. Я вынул свой меч шестнадцатого века, и он вдруг показался мне легким, не тяжелее тренировочного. По крайней мере попытаюсь обороняться.

Несмотря на все искусство Плантара, его оттеснили налево, и огненное войско бросилось на нас. Я увидел глаза джинна над черной полосой полумаски и его клинок в сантиметре от моего меча. И вдруг понял, что он вовсе не так высок, как казалось. Да, выше человеческого роста, но двухэтажный дом — явное преувеличение. То ли золотистое сияние воздуха искажало пропорции, то ли, наоборот, возвращало нам истинное восприятие.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать