Жанр: Русская Классика » Александр Найденов » Сухой остаток (страница 3)


- Классно!!- кричит ему в ухо Симко.-  Классно!  Вот это кадр!..

На ледоколе их сразу же ведут к капитану.

- Авантюристы!- кричит на них капитан, человек уравновешенный и седой и, к тому же,- Герой соцтруда.- За ракурсами гоняетесь?!  Славы захотели?!  Я вас таким ракурсом сделаю!  Я вам славу организую!  Сегодня же духу вашего не будет на пароходе!  Убирайтесь на Таймыр, в Диксон - мне вашего кино хватило вот как - до горла!..

После обеда они стаскивают к вертолету котомки. Директор съемочной группы разобиделся и не разговаривает ни с кем. Незадолго до взлета, на вертолетную площадку приходит в дупель пьяный пилот, который утром забирал их со льдины.

- Повезло вам, мужики, да и мне вместе с вами,- заплетающимся языком хочет объяснить он то, что все уже и так знают.- Гидрометеоролог в это время был в рубке, видел, где я вас высадил. Он сразу просек - в этом месте должно быть напряжение льдов. И он по рации мне... Повезло вам, что мы успели...

Другой пилот поднимает вертолет в воздух, так же точно роняет его направо, так же удерживает в последний миг надо льдом, только кричит иначе: "Э-э-эх !  Японский бог!.."

Они облетают на прощание ледокол. Трофимов снимает через стекло, видит в окуляр "Кинора" мужчин в синих кителях, стоящих у ограждения на палубе, видит женщину в белом тулупчике...

- Не жалей!- кричит ему на ухо Симко.- Не жалей!  Зато какой кадр!..

Вертолет ложится на курс и... все исчезает...

2.

На следующее утро после посещения клиники, Виктор Васильевич проснулся у себя дома в самом чудесном расположении духа. Весь прошлый вечер он прибирался, вымыл пол, выбросил мусор и даже снял с окон в стирку пыльные шторы. Теперь комната показалась ему непривычно светлой и как будто пустой, словно предстояло ее по-новому обживать. Это ощущение тоже было приятным.

- Я сегодня как молодой, точно сбросил лет двадцать,- говорил он на работе в обеденный перерыв одному из водителей.- Веришь или нет, легкость во всем теле такая... Ну как тебе объяснить? Ты когда-нибудь кровь сдавал в донорском пункте? Не сдавал? Тогда не поймешь...

- Капитально, видимо, тебе мозги вправили,- отглотнув из чашки чай, ответил водитель.- Я бы не рискнул,- добавил он и покачал головой.

- У тебя в них - что?  Государственные тайны? Правила дорожного движения, может быть, секретными сделали?- заспорил Трофимов.

- Правила, ни правила, но только ни к чему там чужим копаться.

- А я не жалею,- уверенно заключил Виктор Васильевич,- надоело, знаешь ли, вечно быть виноватым.

Все же, сколько ни бодрился он на словах, в душе его возникла тревога. Трофимов стал внимательней следить за своим поведением - не проявятся ли в нем отклонения от нормы?- чтобы самому первым заметить их и немедленно устранить. Но ни в этот день, ни на следующий ни малейшей странности не обнаружилось. Разве что один поступок, который удивил всех, но зато для самого Трофимова был совершенно понятен,- Виктор Васильевич упросил начальников перевести его с ленивой, спокойной студийной работы в суматошный отдел новостей. Там он сразу, к своему удовольствию, убедился, что ему, точно так же как в молодости, нравится заниматься оперативными съемками: ездить по городу, наводить видеокамеру "Бетакам" на объект, настраивать фокус изображения; нравится толкаться во взбудораженной толпе репортеров перед дверьми Областного правительства в надежде получить интервью. Со всем этим  Виктор Васильевич справлялся легко,- он, наконец, чувствовал себя вновь полезным. Труд его был вскоре похвален главным редактором, который на телестудии спросил у Трофимова, его ли это кадры транслировались в выпуске новостей?  И удостоверясь, что снимал их Трофимов, сказал одобрительно: "Хорошо, хорошо. Живенько так. Где-то даже, я бы сказал, драматично". "Просто мне подфартило!"- заулыбавшись, ответил Виктор Васильевич; он ответил так не из скромности, а потому что, действительно, элемент удачи в съемке той был...

Что надоумило водителя телевизионного "жигуленка" свернуть с проспекта  Высоцкого на объездную узкую и кривую улицу Толмачева - обычное опасение затесаться в автомобильную пробку, или, и в самом деле, ими управляла фортуна,- этого не решить. Важно только, что в нужный момент они оказались как раз в нужном месте. Перед новостройкой в конце квартала водитель неожиданно тормознул и прокричал репортеру, указывая взглядом наверх: "Коля, смотри!  Смотри!"

- Ух ты!  Давай туда!- закричал Николай.

Виктору Васильевичу, сидевшему на заднем сиденье, через боковые стекла автомобиля ничего не разглядеть было, что происходит, однако он включил камеру и начал ее настраивать к съемке.

- Быстрее!  Быстрее!  Быстрее!- торопил водителя репортер - он, казалось, готов был выскочить из машины и бежать впереди.

- Успеем. Тут железяки разные, гвозди. Надо поаккуратней,- вцепившись руками в "баранку", напряженным голосом ему возражал шофер, пока они въезжали в проем зеленого временного забора и подыскивали место для остановки.

Возле строительного, на колесах, вагончика толкся народ. Несколько человек в камуфляжной форме, при появлении на строительной площадке разукрашенного эмблемами телекомпании "жигуленка", подбежали к нему.

- Здесь нельзя посторонним!- заорал, нагибаясь к окну водителя, один из охранников в камуфляже - рябой, широкоплечий детина.- Назад!-

принялся командовать он.

- Пресса!- яростным криком осадил его  репортер, вскинув перед собой руку со служебным удостоверением.-  Не имеете права препятствовать! Карается законом - сроком до четырех лет!  Статья двести четвертая Уголовного кодекса!

Выбравшись из машины, Николай со служебным удостоверением в руке и Виктор Васильевич с тяжелым десятикилограммовым "Бетакамом" на плечевом ремне, оттеснили с дороги недовольных охранников и зашагали к вагончику. На ходу, поглядев вверх, Трофимов понял, в чем была причина тревоги. Почти на самом конце стрелы башенного высоченного крана сидел мужчина. По его спокойной и отрешенной позе, по тому, как он обнимал локтем трос, чувствовалось, что пробыть там он собирается еще долго.

- Пожалуйста, ответьте нам на пару вопросов,- кинулся репортер к импозантному толстяку у вагончика.- Скажите, что здесь произошло?- спросил он, подсовывая микрофон к его рту.

- Налетели как воронье!- тоскливо отозвался толстяк.- Константин Митрофанович, объясни им.

- Где неприятности -  там и они,- поддержал мнение директора начальник участка, худощавый Константин Митрофанович.- Что я могу сказать?  Сами как будто не видите? Ну, залез на кран хулиган, каменщик наш, Иванин. Сначала думали послать за ним бригаду спасателей. Только это опасно... Чего он хочет?  Гм, хочет... Хочет, чтобы выплатили ему зарплату. А где их взять, деньги, если их нету?  Сейчас решаем эту проблему.

- Разве так много нужно?

- За полгода, около тридцати тысяч. Под ногами тоже ведь не валяются. Главный бухгалтер договаривается в банке - может быть, получит кредит...

Трофимов записывал на видеокамеру интервью, а сам ликовал, потому что такие подарки, как это происшествие  журналистам выпадают не часто. Во-первых, тема для  сюжета была весьма актуальна: по всей стране народу задерживают зарплату, во-вторых, решение проблемы  предложено достаточно интригующее - стало быть, зрители не выключат телевизор, пока не узнают, чем закончилось дело,- а ведь это в искусстве тележурналистики главное. Но лично для Виктора Васильевича самым приятным в этой ситуации было то, что на съемку имелось в избытке времени: можно было поснимать тщательно, художественно - как ему хотелось снимать.

Виктор Васильевич достал из автомобиля свой японский качественный штатив, отбежал от дома, заснял неподвижный общий план, так называемую "географию места действия": в кадре поместились верхние этажи кирпичной коробки, подъемный кран и на стреле его маленькой пылинкою - человек. Он вернулся к вагончику и успел запечатлеть группу беседующих начальников; сделал укрупнение - записал выражение лица полного директора; заметил деталь - золотую печатку на директорском пальце,- и тоже ее заснял. После этого они с Николаем рванули в подъезд, перескакивая через ступени, пробежали несколько этажей, там встретили на лестничной площадке возле окна четверых женщин в строительных робах. Николай попросил их сказать что-нибудь в камеру. Одна женщина согласилась.

- Скажите, что вы думаете про выплату зарплаты на вашей стройке?

- Что я думаю?- переспросила женщина.- Я думаю, что  .............все  дальнейшие слова ее пришлось, по цензурным соображениям, в сюжете  заглушить писком, получилось очень забавно.

Выбежав на крышу, Трофимов поймал в объектив человека поверх стрелы. Тридцатикратное увеличение дало возможность заснять его поясным планом. Иванин, охарактеризованный хулиганом, оказался невзрачнейшим мужичонкой. В черно-белом стекле окуляра, Виктор Васильевич с удивлением разглядел, что Иванин улыбнулся ему. Операторское чутье тут же подсказало Трофимову, как можно обыграть этот кадр - осторожно, кончиком пальца надавив рычажок трансфокатора, Виктор Васильевич записал на видеопленку плавный отъезд от усмехающегося Иванина до самого общего плана: с тонкими, далекими заводскими трубами, с маленькими многоэтажками, с крошечными тополями внизу - чтобы зрителю ясно сделалось, с какой высоты над городом посмеивается мужичонка в черном пиджачке и в кирзовых сапогах.

- Виктор Васильевич, направо смотри!- прокричал ему репортер.

Трофимов развернул за рукоятку штатив и заметил в окуляре, что по лестнице подъемного крана кто-то взбирается. Он укрупнился - стало видно, что лезет женщина и держит в правой руке строительную вачегу.

- Деньги, деньги ему несут!- угадал Николай.

Иванин, услыхав от женщины, что она подняла ему деньги, начал осторожно, на своих затекших ногах, перехватываясь руками за трос, пробираться по стреле к стояку крана. Получив у женщины заработную плату, он собрался спускаться на землю. Виктор Васильевич и Николай, что было духу, ломанулись по ступенькам вниз с крыши высотки. Трофимов опередил Николая, выбежал из подъезда на строительную площадку, где удачно заснял, как охранники в камуфляже окружили Иванина и отконвоировали к вагончику. Николай подоспел к ним возле самых дверей, начал требовать, чтобы его с Трофимовым тоже впустили внутрь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать