Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Высокое волшебство (страница 21)


Но мысль о расстоянии испортила ей настроение, напомнив о преследователях.

— Мы избавились от них? — спросила она с надеждой.

— Погоня осталась позади на расстоянии сорока триллионов световых лет, — пожужжав, ответил компьютер.

Сорок триллионов!.. Такую даль нельзя разглядеть даже в самый сильный, самый современный телескоп, даже в тот фантастический, созданный Биг Бэнгом. Галактики и Млечные Пути, проходя через эту точку пространства, двигались с неуловимой скоростью, превышающей скорость света, наблюдать их или даже засечь было невозможно. Вряд ли такие звездные скопления вообще могли приниматься во внимание астрономами той Вселенной, где находилась Земля.

— Да-а, далековато от дома, — вздохнула Дайрин и обратилась к компьютеру: — Может, у меня есть парочка дней на отдых и кое-какие разыскания?

— Положительно, — проворковал компьютер.

— О'кей! — обрадовалась Дайрин и вздохнула, на сей раз весело и с облегчением. Она присела на корточки и стала спокойно наблюдать за движущимся скоплением звезд. Последние нежные узкие полосы света, летящие от раскручивающейся спирали, легли за чертой горизонта.

— Я хочу знать все подробности об этой звездной системе, — сказала она. — Планеты, тип звезд, обитатели, если вообще кто-то обитает в ней, кто посещал ее прежде. Все-все. Начинай!

— Работа идет, — сказал компьютер, и на экране появился перечень программ.

— Можешь ли ты теперь решать несколько задач одновременно? — спросила Дайрин.

— Положительно, — подтвердил компьютер.

— Отлично!

Она выбрала программу «УЧЕБНИК» и принялась выбирать все, что касалось Одинокой Силы.

«Должно же быть что-то такое, что я могу использовать против нее, — думала Дайрин. — Какое-нибудь оружие, слабость…» И Дайрин дала компьютеру команду «ПОИСК». Требовалось собрать и изучить все последние стычки и битвы Волшебников с Одинокой Силой. Она была просто ошарашена, когда увидела извлечения на эту тему, исчисляющиеся десятками тысяч страниц. И в сто лет не одолеть ей эту уйму сведений. Полистав наугад туда-сюда десяток-другой возникающих на экране страниц, Дайрин вдруг, к своему удивлению, наткнулась на последнее путешествие Ниты. Заинтригованная, Дайрин принялась читать… и ужасно испугалась. Путешествие Ниты вовсе не было похоже на увеселительную прогулку. Всего она не поняла, но выяснила, что была какая-то экспедиция на Лонг-Айленд, на дно океана. Нечто вроде подводной игры с китами, и Нита, чтобы спасти от несчастья Восточный берег и обеспечить спокойствие участвующих в празднике на водах, добровольно вызвалась быть съеденной акулой! Нита? Ее сестра? Та, для которой, как считала Дайрин, и переход улицы на красный свет был подвигом! Если бы это поведал ей не компьютер, который не врет и не ошибается, Дайрин ни за что не поверила бы. Она дочитала до конца, чувствуя, как холодеют от ужаса кончики пальцев. Нита встретилась лицом к лицу с Одинокой Силой и умудрилась выбраться из этой переделки живой и невредимой. Дайрин не была уверена, что не струсила бы и не сбежала, повстречайся она с этой коварной ведьмой. А ведь ее посланцы гораздо слабее и не такие изворотливые… Бр-рр!..

Дайрин попыталась поскорей выкинуть эту мысль из головы. Впрочем, желудок сейчас больше привлекал ее внимание, чем голова: он настойчиво бурчал, чуть ли не квакал с голоду.

«Когда же я ела в последний раз?» — попыталась вспомнить Дайрин.

Она поручила компьютеру выбрать из всех столкновений с Одинокой Силой те, что оказались успешными, а сама переключилась из программы «УЧЕБНИК» на необходимую ей сейчас программу «КАРМАН». Там у нее были заложены в цифровом шифре батон белого хлеба, ветчина и баночка горчицы. Компьютер, не отключаясь с выполнения команды, данной ему прежде, с готовностью выбросил и тут же материализовал пакет с едой.

Дайрин с жадностью принялась за еду, но, попытавшись открыть жестяную баночку с горчицей, вдруг поняла, что без ножа ей не обойтись. Секунду поколебавшись, она решила украсть нож из ящика стола в их кухне. Дала команду компьютеру, но получила ответ:

— Неопределенны параметры места.

— Гм-м, — поразмышляла Дайрин и попыталась еще раз: — Ящик со столовым серебром!

— Параметры, — упрямился компьютер, словно бы не одобрял ее жульнической затеи. Дайрин, понятно, не знала точных координат ящика буфета и потому отступилась.

— О'кей, — сказала она. — Команда отменяется.

Пришлось обойтись без горчицы, что очень огорчило Дайрин, которая, дожевав последний сандвич, стряхнула с колен крошки и увидела, как они вдруг превратились в ледяные шарики. Тут только сообразила она, как защищена от ледяной атмосферы планеты. Нет, компьютер все-таки молодчина: обо всем подумал! Только теперь она заметила, что и сидеть на этой гладкой, как лед, поверхности не так холодно, как на камнях Марса и Плутона. Ее дыхание превращалось в пар и тут же опадало крупными хлопьями снега. Но и снег, падая на поверхность планеты, вдруг начинал таять. Вероятно, из глубины ее недр шло тепло. «Геотермальная энергия, — отметила про себя Дайрин. — Наверное, в глубинах планеты происходит некая вулканическая активность. Вполне возможно, что и странные конические выбросы, похожие на скульптуры, тоже результат этой огненной жизни недр».

— Трудишься? — весело обратилась она к компьютеру.

— Дайте уточнение, — потребовал он.

Дайрин усмехнулась. Стоит начать болтать с машиной как с человеком, как она теряется. Каждое слово она воспринимает как команду и требует точной формулировки ответа. На неполный вопрос получишь неполный ответ. Ее компьютер волшебный и должен бы научиться просто болтать. Впрочем, она

была довольна своим компьютером.

— Обзор планеты готов? — спросила она.

— Продолжается сбор материала, — словно бы отмахнулся от нее компьютер, как от назойливой мухи.

— Сколько же тебе еще потребуется времени? — нетерпеливо спросила Дайрин.

— Скорость обработки — три пункта за две минуты, — прокряхтел компьютер.

Дайрин снова уселась и стала ждать. В задумчивости она поскребла ногтем гладкую поверхность, на которой сидела. Эта идеальная гладкость удивляла. Может быть, застывшая вулканическая лава? Но тогда это какая-то необычная лава, не та, что стекает по склонам вулканов. К тому же лава здесь, где такая малая гравитация, скорее застыла бы у самого жерла, а не потекла бы вниз. Может быть, это происходит так, как на планете Ио? Там тоже очень слабая гравитация, и извергающееся вещество взлетает вверх мелкими каплями, потом медленно, словно легкие пушинки, снижается и растекается по поверхности планеты ровной пленкой. Но тогда этот процесс должен происходить непрерывно, иначе не получится такого толстого и ровного слоя на всем протяжении этой планеты-гиганта. Даже крохотному метеориту потребовалось бы неисчислимое число таких вулканических капель.

Дайрин покачала головой. Как можно понять что-либо об этих древних планетах, затерянных в безбрежном пространстве?

— Готово, — сказал компьютер.

Дайрин склонилась к нему, чтобы лучше расслышать.

— Возраст системы, — начал компьютер, — около восьми биллионов лет. Планета типа звезд S6. Находится вне расчисленной системы координат. До последней вспышки и исчезновения осталось не менее пяти биллионов лет. Планета связана с черной микродырой. Орбита переменная. Расстояние от центра системы — шестьсот двенадцать миллионов миль. Диаметр планеты — пятьдесят шесть тысяч миль. Окружность планеты — сто семьдесят пять тысяч миль…

«Теперь я понимаю, почему горизонт был таким далеким, — подумала Дайрин, — планета больше Земли чуть ли не в семь раз».

А компьютер продолжал:

— Атмосфера — чистый водород — меньше чем пятимиллионная доля земной нормы на уровне моря. Планетарный состав — восемьдесят процентов кремния в чистом виде и в соединениях. Десять процентов железа и примесей. Семь процентов тяжелых металлов. Один процент замороженных газов и ряда твердых галогенов. Консультативная сила…

Экран вдруг замигал, и последнее слово застыло на нем неподвижно. Компьютер умолк. Дайрин похолодела.

— Что случилось? — спросила она, стараясь говорить ровным, спокойным голосом.

— Уровень мощности близок к критическому, — прохрипел компьютер, — превышен предел информационной загрузки. Требуется внешний источник питания.

Дайрин погладила компьютер, почувствовала под рукой его холодную поверхность, и ей показалось, что он холодеет, умирает. В растерянности она пошарила глазами вокруг, словно надеясь отыскать источник питания под ногами. Потом с надеждой спросила:

— Можешь использовать геотермальную энергию?

— Положительно, — подтвердил компьютер.

— И ты сумеешь дозировать ее?

— Попытка трансформации энергии, — сосредоточенно пробормотал компьютер и неожиданно спросил: — Начало работы разрешено?

— Разрешаю, — тут же откликнулась Дайрин и замерла.

Странная мысль пришла ей в голову: компьютер впервые не уверен и спрашивает ее разрешения. Значит, он предвидит какую-то опасность для себя? А может ли он действительно преобразовывать неизвестную для себя энергию? Вдруг испортится, перегорит? Что она станет делать без его помощи? Без его жизненной поддержки, без невидимого защитного скафандра на этой голой планете со смертельной атмосферой и с катастрофически низкими температурами воздуха?

Она испуганно глядела на экран, с беспокойством наблюдая, как по нему рябью пробегают рваные строчки, слова, буквы… Мгновение, другое, и экран опустел, уставясь на нее безжизненным серым квадратом. На лбу у Дайрин выступил холодный пот. Но на экране вдруг снова возникла таблица программ. Дайрин облегченно вздохнула.

— Связь установлена, — сказал компьютер ровным и спокойным голосом и продолжал как ни в чем не бывало: — Планетарная история…

— Просто выведи на экран, — попросила Дайрин, — я прочту…

Ей казалось, что, освободив компьютер от звукового напряжения, она сэкономит его энергию. Она хотела поднять компьютер и поставить его себе на колени, но вспомнила, что теперь надо быть осторожной, и на всякий случай спросила:

— Тебя можно перемещать?

— Негативно влияет на связь, — предупредил компьютер.

Она отдернула руку и сама опустилась перед ним на коленки. На экране стали появляться строки информации. Дайрин быстро пробегала их глазами. Как она и предполагала, планета периодически становилась вулканически активной. Вулкан выплевывал не горячую лаву, а мелкую пелену изморози. Она ложилась ровным слоем на поверхность планеты, превращая ее в гладкое зеркало. Изредка выбросы имели слабую цветовую окраску, и тогда разводами на этой зеркально-ледяной поверхности возникали цветные круги. Слой за слоем ложились извержения, и в тех местах, где не было цветовых выбросов, планета казалась прозрачной на большую глубину, словно бы смотришься в закованную толстым слоем льда реку.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать