Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Высокое волшебство (страница 36)


12. СОХРАНЕНИЕ И ВЫХОД

Во тьме возник голос:

— Еще одного прыжка я не выдержу.

— Придется.

— Нита, пойми, мои внутренности не чугунные! Меня всего выворачивает.

— Потерпи, Кит. Скоро это кончится.

— Ладно. Нам бы только добраться до этой Одинокой Силы! Я ей предложу слопать мой завтрак или меня самого. О-ой-ой! Пусть уж лучше ОНА убьет меня, чем терпеть эту подкатывающую к горлу тошноту!

— Эй, Волшебник, помни, сбываются даже твои самые дурацкие желания! Не болтай попусту, ты не попугай!

— Пичужка, заткнись! О-ой… Зачем я столько съел там, в аэропорту Пересечений? И что это за гадость была?

— Нечего лопать что попало!

— Я же тебя просил, Пичужка, заткнись! Или я тебя слопаю, если хоть когда-нибудь еще смогу есть!

— Мачу Пичу, оставь его в покое. Кит, ты готов ко второму прыжку? Нам нельзя терять времени.

Пауза. Потом почти стонущий голос Кита:

— Готов. А ты приготовила свой конденсатор?

— На этом отрезке я не хочу его использовать. У меня такое чувство, что он пригодится нам позже. Для чего-то другого.

— Ты уверена, что мы сможем переместиться своими силами, без дополнительного снаряжения? Прыжок в триллион миль немного великоват даже для Высших Волшебников. Одним заклинанием, боюсь, не обойдешься.

— Думаю, осилим. У нас есть резервная система символов. Это позволит нам задать любой набор координат для перемещения.

Пауза. Вздох. Задумчивое прицокивание языком.

— Нита, нельзя даже мысленно воспроизводить этот образ. Ты же знаешь, это разрешается лишь в самых крайних случаях. Ты привлечешь ЕЕ внимание.

— ЕЕ внимание занято кое-чем или, вернее, кое-кем другим. Следы Дайрин. Они становятся почти неуловимыми, слишком долго она находится в пути. Нам нужно материализовать этот след любой ценой. И если ОНА. идет по следам Дайрин, значит, нам нужно заставить ЕЕ обнаружить себя.

Снова тяжкий вздох.

— Послушай, Нита, ведь ты специалист по живым организмам. Если эта паршивка Дайрин живой организм, то ты, может быть, сумеешь вытянуть ее сюда?

— Ох, хотела бы я держать ее на поводке, как собачонку. Ну уж если она мне попадется…

— Ты ей задашь хорошую трепку! Пауза. Вздох.

— Надеюсь, что она жива и трепки не избежит. Смех.

— Трепку? Дайрин? Да с ней не только ты, Одинокая Сила не справится! Вот увидишь!


Дайрин сидела на холодной стеклянной поверхности, хмуро глядя на освещенного слабым светом звезды Лого. Сердце ее бешено колотилось, но она уже пришла в себя и постаралась успокоиться. «У меня, увы, нет лазерного меча или чего-нибудь такого», — с сожалением подумала она и ровным, спокойным голосом произнесла:

— Что ж, продолжим. Только смотри не промахнись, работай на совесть.

— Мы не понимаем, — вдруг вмешался Монитор, — почему хорошо смеется только последний? И кто тогда последний?

— И с кем из нас ты разговариваешь? — спросила Непоседа. — Кому отвечаешь? Ведь никто из нас не смеялся ни первым, ни последним.

Она обвела их всех взглядом, всю толпу.

— Я разговаривала с Лого. Вы все это видели и слышали. Не так ли? Компьютер сообщил мне, сколько времени я здесь нахожусь, а Лого сказал…

— Лого ничего не говорил!

Они уставились на нее. В их стеклянных глазках застыло недоумение и наивный вопрос. Дайрин внезапно осенило: Одинокая Сила говорила не вслух, а телепатически, посылая сигналы непосредственно в ее мозг. Ртов у мобилей не было, и поэтому невозможно было догадаться, когда говорят они, а когда посылает свои сигналы Одинокая Сила, как бы разговаривая не вслух, а внутри Дайрин. Впредь надо быть осторожней и внимательней.

— Не обращайте внимания, это я сама с собой, — как можно беспечнее засмеялась Дайрин.

— Не обращать внимания? — спросил Лого. — Но вдруг это не случайно? Вдруг у тебя в программе какой-то дефект?

Мобили с любопытством поглядели на нее. Под этими изучающими взглядами Дайрин поежилась.

— Вы еще слишком неопытны, чтобы разобраться в человеческом программировании, — сказала она. — Даже и не пытайтесь, не тратьте попусту времени.

— А может быть, сумеем? — допытывался Лого, — И потом, если в твоей программе изъян, то и все твои команды и сведения могут оказаться дефектными и ложными, а? А если твои изъяны так серьезны, что могли исказить твою сущность, и ты намеренно принесешь нам вред?

— С чего вы все это взяли? Разве она сделала нам что-то плохое? — проговорила Непоседа. — Она высвободила нас, помогла нам появиться. Она успокаивала нас, когда было больно!

— Но не из-за нее ли мы испытывали боль? Она не спросила нас, какими мы хотим быть, а навязала нашей Материнской Планете свои представления, свои мысли!

— И наша мама, наша Планета согласилась, — возразила Непоседа. — И потом, в конце концов, не Дайрин, а Материнская Планета создала нас. Значит, это ее идеи претворились в нас, мобилях! А боль, которую мы испытывали при рождении, стоило испытать ради того, чтобы существовать! Мы все дети нашей Планеты и не смеем обсуждать или осуждать ее выбор!

Наступила небольшая пауза, как будто Одинокая Сила была озадачена словами Непоседы и даже слегка отступила в растерянности. Дайрин попыталась воспользоваться этой паузой.

— Ваша Материнская Планета сама решила принять Клятву, — с напором заговорила Дайрин. — Эта Клятва, взятая из волшебного учебника, заложена в ваших программах. Покопайтесь в вашей памяти, и вы наверняка найдете не одну историю о некой Силе, которая свободно перемещается по Вселенной, и вовсе не для поддержания

Жизни. Наоборот. Это она изобрела энтропию, постепенно разрушающую…

— Ага! — перебил ее Лого. — Значит, я придумал отличную штуку, когда предложил разрушить, заморозить энтропию. Мы расстроим ее коварные планы!

— Но… — попыталась возразить Дайрин.

— К тому же, — не слушал ее Лого, — мы не можем быть уверены, что данные о Жизни в твоем учебнике абсолютно верны.

— Но, — ворвалась в его плавную речь Непоседа, — наша Материнская Планета дала нам ЖИЗНЬ именно по этим данным, и, значит, их следует сохранить.

— Да? Ты уверена? — В ровном голосе Лого послышалась даже торжествующая ирония. — А Дайрин? Она же вносила изменения в нашу конструкцию, в наши программы. У нее, конечно, есть немало отличных идей. Но ты же видела, что с логикой у нее не все в порядке. Случайные погрешности не исключены. Допущены внешние и внутренние ошибки. А она использовала волшебную программу учебника. Кто может сказать, что и в других частях учебника нет ошибок, погрешностей и дефектов?

Дайрин могла бы им ответить, что она всего-навсего человек, а человек иногда ошибается, но понимала: сейчас этого делать ни в коем случае нельзя. И она сказала:

— Я — Посыльный. Предполагая, что Посыльный ошибся, вы не имеете права относить его ошибки к программе учебника. Представьте себе, что испортился диск. Он неправильно считал сообщение с дискеты. Но это же не значит, что данные на дискете неверны.

— Но эти данные могут быть «троянским конем»! — воскликнул Лого. — Ты ввела их в нашу программу, чтобы разрушить ее, приспособить для себя! Скажи, зачем ты вмешивалась и изменяла нашу конструкцию? В наших интересах? А может быть, в своих? Никто ничего не меняет, не видя в этом смысла. Какой смысл ты вложила в свои действия?

Дайрин в ужасе поняла, что Лого почти припер ее к стенке. Скажи она, что действовала в их интересах, он тут же спросит, откуда она знает «их интересы»? Попытайся она убедить их в том, что человек не создан для зла и цель его творений — только добро, Лого уличит ее во лжи, приведя не один пример злых человеческих деяний. Уж этими сведениями Одинокая Сила наверняка их снабдила. Какую бы правду Дайрин ни говорила, она всегда будет похожа на ложь. Вот в чем дело! Не зря Одинокую Силу иногда называют Прародительницей Лжи. Она не только изобрела энтропию материи, но создала энтропию речи и мышления, когда ложь разъедает слова, вкладывая в них иной смысл.

— Видите ли, — осторожно начала Дайрин, — мне действительно нужны были помощники. Я нуждалась в помощи…

— Ага, вот и вышла наружу правда! — возликовал Лого.

Но Дайрин решила не сдаваться. Она пойдет напролом. Она будет говорить с ними прямо и честно — неужели они не поймут ее?

— Да, — сказала она твердо, — мне нужна ваша помощь. И сейчас же. Та Сила, ее посланцы преследуют меня. ОНА и сама, я уверена, скоро будет здесь. Только с вашей помощью я смогу остановить ее, расстроить ЕЕ планы. Видите, я вынуждена просить вашей помощи.

— Просить? — хихикнул Лого. — А может быть, требовать? Это точнее. — Он обернулся к толпе мобилей. — Покопайтесь в вашей памяти, в той памяти, которую она заложила в вас. Это тоже ее ошибка. Она поведала нам о том, что делают в той медленной жизни, откуда она явилась, с теми, кто, как мы, принадлежат к быстрой жизни. Они лакеи и рабы! Они отапливают здания и считают деньги для своих хозяев. Их называют автоматами, машинами, агрегатами. Они решают все сложные проблемы, решение которых без их помощи было бы невозможно для людей. Всемогущие существа, живущие быстрой жизнью, безвозмездно работают на слабых и беспомощных представителей медленной жизни. Им, всемогущим, диктуют программу действий, их заставляют считать время, подниматься в воздух, нестись по дорогам, варить пищу, всасывать пыль. Вот о какой помощи она говорит! Мы будем ее рабами, и когда мы выполним заданную ею работу, она найдет других, потом следующих, и еще, и еще…

— Ты так переполнен злобой, — не выдержала Дайрин, — что будь у тебя глаза, они бы стали темными, как у той Силы.

— Опять логическая ошибка, — злорадствовал Лого, — у меня есть глаза, хоть их и нет. И эти глаза видят больше, чем твои. А Силы, преследующей тебя, я не вижу. Может, ОНА только в твоем воображении? И потом, где доказательства, что ОНА опасна? Твой волшебный учебник? А кто нам докажет, что сведения учебника имеют какую-либо ценность? Почему мы должны принимать на веру его непогрешимость?

Дайрин ничего не оставалось,,, как подхватить его последние слова.

— Да, — сказала она, — принять на веру. Это единственное, что я могу вам предложить в данный момент, но вы убедитесь в правильности и правдивости его программы на деле. Если согласитесь помочь мне. Одинокая Сила вот-вот будет здесь. Может быть, ОНА уже здесь и только затаилась перед последним ударом.

Она услышала смех. Он словно бы проник в ее сердце, возникнув внутри нее, током пронзая все ее существо. Это был тот самый смех, который Дайрин уже слышала прежде. Он преследовал ее, несясь сквозь Пространство и Время, он возник еще тогда, во время ее первого прыжка с Земли на Марс. Дайрин усилием воли заставила себя оставаться внешне спокойной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать