Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Высокое волшебство (страница 37)


— Хотелось бы мне, чтобы ОНА оказалась здесь, — храбро сказала Дайрин, — очень хотелось бы задать ей пару вопросиков. Почему, например, ОНА так страстно желает разрушить энтропию, которую создала? Что ОНА хочет от меня?

Смех усилился. Он сотрясал Дайрин изнутри. И внутри же возник чей-то голос. ЕЕ голос!

— Ты отлично знаешь, — говорила, вернее, звучала ОНА, — это всего-навсего другой способ. Эти бедные существа не могут остановить Время вообще. Они способны лишь действовать в пределах своей планеты, небольшой части галактики. Но и этого мне пока достаточно. Их энергии хватит, чтобы заморозить несколько звезд в округе. Если это получится, то я смогу распространить их маленький опыт по всей Вселенной. Остановится время. Замерзнут звезды. Иссякнет их свет. Исчезнет движение. Умрет Жизнь. А как тебе нравится такое выражение: «Смерть Жизни»? Наступит темнота. Везде и навсегда. — Проникновенный, почти сладострастный тон ее голоса поразил Дайрин. — Но ближе к делу. Ха-ха-ха! Вернемся к нашим мобилям. Ты сама сделала выбор. Ты, а не я, конструировала их. Тебя послали Эмиссаром Светлые Силы. Жаль, что они не выбрали кого-нибудь поопытнее. — Она снова засмеялась. — Вы пытаетесь исправить существа во Вселенной, сделать их более приспособленными, стойкими. У меня задача проще — я разрушаю. Но мне не нужно для этого создавать что-то. Созданное вами помогает мне. Ха-ха-ха! Вы сами отлично справляетесь с моими задачами. В частности, ты…

Одинокая Сила просто дрожала от смеха. И эта дрожь сотрясала Дайрин. Только теперь к этой дрожи прибавилась дрожь ярости. Дайрин с каждым словом Силы набиралась решимости, наполнялась желанием бороться, наливалась упрямством. А Сила продолжала:

— Вы, вы сами совершили ошибку. Если бы Волшебники не украли огонь с небес и не подарили его смертным, умеющим лишь забавляться с ним, я была бы бессильна. Люди сами сожгут себя этим огнем. Вот в чем моя сила — в неразумности людей. Ха-ха-ха! И вы заплатите ту же цену, что заплатил похититель огня: ЖИЗНЬ…

Ее голос звучал в голове Дайрин, а в уши вливался голосок Лого, как ни чем не бывало продолжающего свою тираду:

— Полагаю, что ты должна задать ЕЙ свои вопросы, если ОНА появится, если ОНА вообще существует. Но кто знает, как долго нам придется ждать ее появления? Друзья, пойдемте. Мы уже и так потеряли достаточно времени в бесполезной болтовне. Я предлагаю заняться перепрограммированием, чтобы суметь направить Жизнь в этой Вселенной в нужное, разумное русло. А это делается не враз.

— Вы не посмеете! — вскричала Дайрин. — Вы не сделаете этого, пока я… пока все до одного не сделают… не сделают свой выбор! У тебя, Лого, нет права распоряжаться волей других!

— Но подсчет голосов всех нас, здесь стоящих, потребует слишком много времени, — вмешался Худышка. — Не лучше ли действительно заняться программой? К тому же не обязательно сразу и применять ее. Ты не волнуйся, мы не станем запускать программу медленной жизни, не посоветовавшись со всеми.

Послышались одобрительные голоса. Дайрин вдруг осознала еще одну свою ошибку. В волшебном учебнике было заложено правило целесообразности. Оно гласило: «Оценка программы возможна после ее создания». Мобили теперь ссылаются на это правило, и возразить ей нечего. И все же она попыталась остановить их.

— Я не думаю, что это хорошая идея, друзья, — сказала она как можно мягче.

— У тебя есть несколько минут, чтобы представить убедительные доказательства, — отрезал Лого. — Думай быстро. Во всяком случае, так быстро, как только может медленная жизнь.

Непоседа, Монитор и еще несколько мобилей окружили Дайрин, доверчиво уткнулись ей в колени.

— Дай-рин, — спросила Непоседа, — объясни, почему это нехорошая идея?

Девочка попыталась сосредоточиться. Злорадный смех, звучавший внутри ее, смех Одинокой Силы путал мысли, безжалостно рассыпая их, перемешивая. Словно бурлящим потоком вымывались из памяти нужные слова, оставляя лишь отдельные островки мыслей, не давая слиться им в единую логическую цепочку. Дайрин почти физически ощущала, как трещит от напряжения ее голова.

— Я не могу этого объяснить, — с трудом проговорила она. — Ну, это как игра в шахматы: любое действие, не предполагающее нападение, есть проигрыш. А уступить хоть что-нибудь этой Силе…

Она вдруг умолкла, уловив краем глаза внезапный темно-красный свет на горизонте. Солнце поднималось вновь. Распухшее. Тлеющее. Тусклое.. Таким она видела закат на Земле. Свет, ранее разливавшийся по планете розовым туманом, вдруг стал угрожающе багровым.

— Непоседа, ты мысленно связана со всеми родственными существами, твоими братьями. Сколько их сейчас на моей стороне, скажи?

— Шестьсот двенадцать.

— Сколько на стороне Лого?

— Семьсот восемьдесят три.

— А сколько тех, которые еще не решили?

— Пятьсот шесть.

Дайрин закусила губу, задумалась. Может быть, просто бабахнуть камнем по голове этому Лого? Но нет, это будет ЕЙ только на руку. Да и сможет ли она сломать литого мобиля? Он сконструирован в условиях мощной гравитации и рассчитан на неимоверно высокое давление. Камень просто отскочит от него, не оставив даже и царапины. Впрочем, что за глупости приходят ей в голову? Увидев гибель одного из них, мобили тем более утвердятся в необходимости убрать энтропию, остановить ее, а значит, и Жизнь. Надо забыть об этом. Но что придумать? Что?

«У меня нет аргументов, — проносилось у нее в голове. — Я не знаю, что делать. И даже если я придумаю… ОНА же читает мои мысли, ОНА внутри меня, ОНА узнает раньше, чем я произнесу… Эй, ТЫ! Я права?»

Тихий смех. В голове помутилось, словно все заволокло пеленой угольной пыли.

«Этого бы никогда не случилось, если бы я прочла весь учебник. Если бы я потратила на изучение Волшебства столько же времени и усилий, как Нита. Если бы…»

Дайрин бросила взгляд на стоящий рядом с ней «Эппл». Нет, шанс

все же есть!.. Она перебрала мысленно несколько заклинаний. Программа «ПРЯТАТЬ»! Может быть, она пригодится?

Дайрин непринужденно, легкой походкой двинулась к компьютеру. Непоседа плелась за ней. Подойдя, Дайрин присела, дотронулась до клавиатуры.

Экран очистился и тут же заполнился множеством текстов и надписей. Дайрин глянула украдкой через плечо. Лого преспокойно стоял в нескольких шагах от нее.

— Я вижу на экране полное описание законов, задерживающих энтропию во Вселенной, — сказал он. — Но описание — эхо еще не решение. Не думаю, что эта крохотная машинка может справиться с такой сложной задачей. И кроме того, — вдруг его голос слился с ТЕМ голосом, внутри ее, — кроме того, ты не сможешь засунуть всемогущую Силу, как конфетку в бумажный фантик. У тебя ничего не выйдет, маленькая смертная!

— Посмотрим, — ответила Дайрин, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно спокойнее.

Она поднялась на ноги и отошла от компьютера. Нужно было сосредоточиться.

У нее есть еще немного времени. Может быть, несколько минут. Мобили могут обрабатывать данные быстрее, чем самый мощный суперкомпьютер на Земле. Но даже у них эта работа займет несколько минут. Из всех законов, которые управляют Временем и Пространством, три закона термодинамики переформулировать будет труднее всего. Это были, пожалуй, самые твердые и крепкие камешки во Вселенной. Волшебники тратили всю жизнь, чтобы создать заклинания, которые могли бы хоть немного изменить, искривить действие этих законов. И тщетно… Но жизнь мобилей по своей протяженности несравнима с человеческой. Ее можно считать относительно вечной. Ведь то, что достигается человеком за всю жизнь, мобили могут решить за пару миллисекунд. Да, она должна что-то предпринять, и времени на размышления у нее просто нет! Скорее!.. Скорее!.. Решение должно прийти само! Дайрин всю трясло от напряжения.

— Ты перемещаешься на месте! — удивленно воскликнула Непоседа.

— Да, малыш, тетушка Дайрин дико сотрясается.

— Почему? Может быть, нам тоже делать так? В другое время Дайрин наверняка расхохоталась бы. Но теперь ей было не до смеха. Ужас сковал ее. Как объяснить этому наивному существу ужасающее чувство человека, затерянного в бесконечном… да-да, в бесконечном небытии! Ужас перед стоящей перед тобой смертью! Застынут, как угрожает Одинокая Сила, мерцающие в небе звезды, омертвеет их свет, он уже не в силах будет сверлить тьму Космоса, продвигаться сквозь Пространство, лишенное Времени. Странно звучит: Пространство без Времени! Вселенная, только что полная Жизни и движения, застынет. Даже зло, пульсировавшее в ней, было залогом Жизни. А теперь она будет лежать застывшей бездной, как она застыла в холоде перед Биг Бэнгом в «Звездных войнах». Дайрин даже могла бы попытаться втолковать все это бедняге Непоседе. Но что это изменит? Черепашка так же, как и Дайрин, вдруг задрожала мелкой дрожью. Движения ее были синхронны конвульсиям девочки.

— Нет, — услышала Дайрин ее шепот, — о нет…

Значит, она тоже чувствует? Или это просто физический контакт?

Вдруг Дайрин ощутила, что тревожная дрожь утихает. И злобный смех, разрывавший ее изнутри, резко смолк. Голова опять прояснилась. Неужто это усилия крохотной Непоседы? Значит, вот она, помощь! У нее появился единственный шанс, и она должна его использовать…

— Непоседа! — воскликнула она. — Быстро свяжи меня с Материнской Планетой! Тем же способом и теми же каналами, которыми связываются с ней остальные мобили. Вашими внутренними связями.

— Но у тебя недостаточно мощная память, чтобы выдержать такой контакт — с сомнением произнесла Непоседа.

— Сделай это! Сделай, не рассуждая! — умоляла Дайрин.

— Сделано, — услышала она как сквозь туман. И тут же заговорил Лого:

— Мобили проголосовали и…

Но он опоздал! Непоседе понадобилась какая-то доля миллисекунды, чтобы включить контакт. Дайрин превратилась в мобиль по скорости и мощности обработки и передачи информации.

Она была огромным колоколом. Низкий звук наполнял ее. Гонг!.. Гонг!.. Гонг!.. Этот звук вырывался наружу, поглощал все остальное. Она плавала в этом гуле и падала, падала, падала… Медленно, неестественно медленно плыла мимо нее Вселенная, наклонялась, разворачивалась, раскрывалась заново. Только короткие вспышки ее собственных, человеческих чувств были оставлены ей, только басовитым колоколом гудело в груди, в горле, в ушах ее громадное сердце. И другие, неведомые ей чувства наполняли ее, просыпались в ней. И казалось уже, что за одну-единственную секунду она проживает годы. Но не исчезала бесследно эта длинная вереница лет. Дайрин могла ощутить Жизнь растянутой во времени, словно бы бесконечную, неисчезающую киноленту. О, сколько всего успела за какие-то доли секунды получить от компьютера Материнская Планета! Сколько всего теперь она могла передать Дайрин! Бесконечное богатство знаний о мирах, о Волшебстве, Жизни, уходящей в глубь времен. Единственное, чего не знала Материнская Планета, — так это человеческие эмоции. Этого опыта ей никто, кроме Дайрин, передать не мог. Не умела Планета понять двойственного чувства страха перед энтропией, перед ее медленным движением или, наоборот, мгновенным разрушением. И то и другое грозило смертью. Но энтропия, существующая в мире, дает шанс укротить ее, замедлить. Исчезнувшая энтропия означает несомненную смерть Вселенной, немедленную смерть! Но это все ведь ясно лишь с точки зрения медленной жизни, жизни человека!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать