Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 108)


25

Всё закружилось у меня перед глазами, и я облокотился на посох, чтобы не упасть. И стоял так, пока кто-то из скитальцев не пихнул меня сзади и не рявкнул, чтобы я попроворней шевелил своей задницей, а не то он мне её сейчас отсечёт мечом. Я принялся машинально переставлять ноги, позабыв, зачем здесь очутился, и неотрывно глядя на эти четыре шрама. Они притягивали мой взор точно магнитом.

Мог ли это быть Меандр собственной персоной? Что, если он явился в наш трактир под видом простого наёмника-скитальца, чтобы поразвлечься на славу, не будучи никем узнанным? Неужто моя Маделайн погибла от руки монарха, пусть и безумного? Я так был потрясён сделанным открытием, что начисто утратил способность рассуждать здраво, отрешился от всех насущных проблем и только и делал, что в тупом недоумении пожимал плечами. В моём положении это было небезопасно, ибо единственным, что могло меня уберечь от провала и разоблачения, оставалась моя сообразительность, быстрая реакция, ежесекундная готовность принять и отразить любой вызов, выкрутиться, выйти из положения при помощи очередной хитрой уловки. Но мысли мои при виде этих шрамов утратили всякую связность. Не знаю, сколько длилось бы моё опасное замешательство, если бы спереди вдруг не раздался топот быстрых ног. И только тогда я отвлёкся от созерцания Меандровой физиономии и вытянул шею, пытаясь разглядеть людей, которые к нам приближались.

Их оказалось двое, на каждом были форменные одежды пехотинцев, в точности такие же, как на том несчастном, которому не посчастливилось встретить меня в лесу. Одного этого было достаточно, чтобы я насторожился. Былое оцепенение прошло так же внезапно, как и овладело мной. У меня были все основания опасаться, что разведчики обнаружили в дупле труп своего товарища.

– Стоять! – приказал Меандр своему войску, и это отрывистое слово эхом прокатилось по всей колонне, до самого её конца.

Вся огромная масса людей замерла, а у меня замерло сердце. Я безо всякого успеха пытался определить, насколько глубока очередная задница, куда меня угораздило попасть. Сейчас жизнь моя целиком зависела от того, что скажут Меандру разведчики, узнают ли они меня, как это с первого взгляда удалось тому, кого я прикончил. На всякий случай я схоронился от них за спиной рослого скитальца.

Трон бережно опустили на землю, Меандр поднялся с него и ласково обратился к двоим прибывшим:

– Ну, что скажете, молодцы?

– Видели форт, сир. Он вон там, за деревьями.

По тонким губам Безумца скользнула презрительная улыбка.

– И как же Рунсибел подготовился к встрече с нами? Запер ворота на засовы? Выставил на стены горстку лучников?

– Нет, сир. Ворота открыты, и лучников не видать. Крепость к осаде не готовится.

Меандр досадливо вздохнул:

– В бега, значит, пустился? Вот ведь глупец. Мы его выследим и поймаем. – Он повернулся к одному из приближённых, который держался от него по правую руку, – пожилому воину, чем-то напоминавшему покойного Умбрежа. Разве что взгляд у этого советника Меандра был цепким и пронзительным, а не благожелательно-отсутствующим, как у моего почившего господина. – Капитан Гримуар... Отрядите два...

– Да простит меня ваше величество, – перебил его один из разведчиков, – но Рунсибел никуда из форта не сбежал.

Меандр медленно обвёл взглядом лица обоих воинов, принёсших ему эту весть, и вопросительно поднял свои густые чёрные брови.

– Так, говорите, он в крепости? Выходит... решил нам сдаться? – В голосе его слышалось разочарование.

Разведчики переглянулись, и один из них, неловко переминаясь с ноги на ногу, пробормотал:

– Не... не совсем так, сир.

– Ну так в чём же дело? Объясни толком.

– Тут такое дело... Трудно... трудно это описать словами, ваше величество.

– А ты всё же попытайся. – У Меандра дёрнулась щека. Король-скиталец явно начал терять терпение.

Тогда старший из двоих, глубоко вздохнув, произнёс:

– Король Рунсибел сидит на крепостной стене в шутовском платье, и погремушкой звенит, и песни поёт, а в самой крепости, кроме него, похоже, нет ни души. Ни тех рыцарей, что с ним сюда заявились, ни гарнизона. И ворота раскрыты.

Вокруг воцарилась насторожённая тишина, которую через несколько мгновений нарушили смешки и перешёптывания скитальцев. Люди эти, при всём их куцем воображении, наверняка воочию представили себе картину, которую скупо обрисовал разведчик... Меандр шагнул вперёд и погрозил говорившему пальцем.

– Ты... ты совершенно уверен, что всё именно так и обстоит?!

– Да, ваше величество. Уверен. Мы оба это видели.

Его товарищ, на которого тотчас же обратился взгляд короля, испуганно кивнул.

Старый капитан, которого король назвал Гримуаром, презрительно фыркнул.

– Выходит, он свихнулся от страха!

И в ответ на этот вердикт отовсюду раздались одобрительные возгласы.

Меандр стремительно повернулся к старику и окинул его с ног до головы строгим взглядом. Гримуар поёжился. А я... Убедившись, что разведчикам нет до меня никакого дела, я снова не мигая уставился на шрамы, изуродовавшие лицо короля. Не моя ли мать оставила на его физиономии эту отметину, чтобы я мог опознать её убийцу? И что мне теперь делать с этим открытием? Как умертвить Безумного Меандра? Который, не подозревая о моих размышлениях на его счёт, сурово обратился к Гримуару:

– Подобное же и обо мне говорят, капитан. Как вы к этому относитесь? Считаете, что я безумен? И что вы поступили на службу к умалишённому? Так, что ли?

– Нет, у меня и в мыслях подобного не было, ваше величество, – поспешно ответил Гримуар.

Меандр криво усмехнулся и буркнул:

– И всё же есть среди нас

такие, кто думает иначе. Ну да это ведь их дело... Пускай себе... – Помолчав, он решительно прибавил: – Но давайте же сами полюбуемся этим удивительным зрелищем. А заодно и разберёмся, что к чему. Надо не мешкая выяснить, сколько безумных королей обитает на нашей планете. Вперёд, капитан.

– Вперёд! – крикнул Гримуар, и войско прежним неторопливым маршем двинулось к форту.

Меандр уселся на свой трон, и четверо могучих воинов подхватили носилки.

Я не без труда отвёл взгляд от шрамов на его лице и заставил себя сосредоточить мысли на выполнении моего идиотского, провального плана. И подступил поближе к молодому офицеру, который держался справа от Гримуара и был, насколько я мог судить, подчинённым старика. Младшие по званию так любят, когда их мнением хоть кто-либо интересуется, их так редко удостаивают внимания...

– Как думаете, сэр, – почтительным шёпотом осведомился я у него, – он и вправду спятил? Ну, Рунсибел?

Лейтенант пожал плечами:

– Вряд ли то, что он творит, можно объяснить иными причинами.

– Вот-вот, и я такого же мнения. Король, который себя называет Сильным, не остался бы один-одинёшенек в форте. И шута не стал бы из себя разыгрывать, если б не свихнулся. Разве что... – И снова я оборвал фразу на полуслове, многозначительно смолкнув.

– Продолжай, солдат, – требовательно произнёс лейтенант и взглядом дал мне понять, что это приказ.

– Да так, чепуха всякая лезет в голову, сэр, которая, право же, не стоит вашего внимания...

– А я говорю, немедленно выкладывай, что у тебя на уме! Я тебе приказываю, говори! – Молодой вояка произнёс это, смакуя каждое слово. Ему явно нравилось распоряжаться другими и отдавать приказания. Выходит, мой расчёт полностью оправдался.

– Слушаюсь. – Я затравленно огляделся по сторонам, якобы для того, чтобы удостовериться, что мои слова не долетят до посторонних ушей, и, понизив голос, произнёс: – А вдруг это ловушка?

– Ловушка? С чего ты это взял, солдатик?

Я пожал плечами:

– Просто мне так кажется, сэр. А почему, сам толком не знаю. Знал бы, так меня б уже, поди, в офицеры произвели. – И я смущённо хихикнул.

– Но его войско дезертировало!

– Это нам так кажется. Но что, если на самом деле оно сидит где-нибудь в засаде и только и ждёт удобного случая, чтобы против нас выступить? Вдруг у Рунсибела в форте, где-нибудь в подземелье, схоронились его самые что ни на есть отборные отряды? Я почему так подумал, сэр: ведь недаром же он пользуется репутацией опытного и дальновидного правителя, да и армия у него что надо. Вдруг он решил испытать на нас свой новый приём? Заманить в западню, а после перебить всех до единого? – Тут я снова пожал плечами. – Но может, всё обстоит по-другому, и Рунсибел в самом деле сошёл с ума. От этого ведь никто не застрахован. Да и где мне, простому солдату, судить о таких вещах? Вот наш капитан, тот наперёд обо всём подумал бы и нипочём не повёл бы войско прямым ходом в расставленные силки, если б Рунсибел и вправду их для нас приготовил. Так что прошу прощения, сэр, за то, что наговорил тут вам всяких глупостей.

Поклонившись лейтенанту, я попятился назад и вскоре удалился от него на вполне безопасное расстояние. И стал за ним наблюдать из-за спины одного из скитальцев.

Мне не пришлось долго ждать: немного поразмыслив над моими словами, лейтенант приблизился к Гримуару и что-то горячо зашептал ему на ухо. Старик сперва нахмурился и помотал головой, затем, в свою очередь, погрузился в задумчивость. Но к королю обращаться не стал.

Что же до меня, то я только об одном и думал: как бы подобраться к Меандру и всадить ему в спину кинжал. Разумеется, всё это были одни лишь неосуществимые мечтания. Во-первых, мне вряд ли удалось бы приблизиться к нему на достаточное расстояние, а во-вторых, даже если б я его сразил наповал точным и быстрым ударом, к чему бы это привело? К моей собственной немедленной гибели. Стоило ли удовлетворять чувство справедливой мести такой высокой ценой? Ответ, как вы легко догадаетесь, был для меня очевиден. Потому-то я скромно держался за спиной высокого, плечистого скитальца и не пытался сократить расстояние между собой и королём.

Наконец впереди показался форт Терракота. Меандр снова приказал своему войску остановиться и слез с трона. Расстояние до крепости его величество решил преодолеть пешком. Снегопад всё не прекращался. Разумеется, везде, кроме пути следования нашей колонны. Но форт, его стены с бойницами, крепостной вал были укрыты толстым белым одеялом.

И на Рунсибела падали крупные пушистые хлопья. Он проделывал именно то, о чём с изумлением и даже некоторым страхом поведали королю Меандру двое разведчиков. Но одну деталь они всё же упустили: его величество играл на лире! Довольно бездарный он был музыкант, что и говорить, к тому же инструмент держал под мышкой и струны перебирал пятернёй той же самой руки – другая была занята погремушкой. Я хотя и был внутренне готов к этому зрелищу, всё же невольно вытаращил глаза, узрев на стене его величество в пёстром шутовском колпаке с колокольчиками и туфлях с загнутыми носами, увешанных бубенцами. Рунсибел глядел на нас невидящим взором и нетвёрдым баритоном, отвратительно фальшивя и вдобавок слегка подвывая в конце каждой строфы, выводил:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать