Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 119)


Ох, что тут началось! Стоило её величеству покинуть мои апартаменты, как в комнаты без всяких церемоний ввалилась целая армия брадобреев, мойщиков, портных и прочей придворной челяди, чтобы привести меня в безупречный вид, как выразилась королева.

В самом скором времени я на собственной шкуре узнал, каких усилий требует доведение собственной внешности до совершенства, предписываемого правилами придворного этикета.

Мытьё в горячей воде и вправду оказалось для меня тяжким испытанием. Посудите сами: сперва меня раздели совершенно донага, затем принялись наполнять огромную фарфоровую лохань водой, от которой так и валил пар. Я в ужасе попятился назад. Ещё немного, и сбежал бы без оглядки. Но в последний миг меня остановил осуждающий взгляд дворецкого, который лично присутствовал при этой пытке.

– Вам надлежит преподнести себя на банкете в наилучшем виде, – с укором сказал он.

– Преподнести в качестве чего? – с отчаянием вопросил я, вступая в горячую воду и зажимая ладонями свои интимные части, чтобы их не ошпарило этим чудовищным кипятком. – Дежурного блюда? Вы меня что же, сварить решили, как цыплёнка, и подать гостям?!

– Ничего подобного с вами не случится, юный сэр, можете зря не волноваться, – величественно произнёс этот палач и хлопнул в ладоши. В комнату тотчас же вбежали несколько молоденьких женщин. В руках у каждой из них были чудовищного вида щётки, чистые льняные тряпицы и куски мыла. Меня при виде них чуть удар не хватил. Я растопырил ладони, чтобы заслонить не только свои приватные органы, но и волосы, курчавившиеся внизу живота. И покраснел как маков цвет. – Не тревожьтесь, юный сэр, – пряча усмешку, произнёс злодей дворецкий. – Эти особы служат при дворе банщицами. Вряд ли вы сможете им продемонстрировать нечто такое, чего они прежде не видали.

– Учитывая температуру воды, в которой вы меня варите, – сердито возразил я, – скоро у меня вообще не останется ничего, чем можно было бы кого-то смутить.

Женщины споро принялись за работу. Они сперва тёрли меня щётками, затем намыливали тряпицы и, пройдясь ими по всему телу, снова ожесточённо орудовали щётками.

– Потише! – молил их я. – Да и вообще, сколько мне ещё это терпеть?! По-моему, снять с человека всю кожу можно и быстрее, и ловчей!

Банщицы в ответ только хихикали и ещё усердней меня истязали.

После того как с этим издевательством над моей бедной шкурой было наконец покончено, несколько сильных слуг вытащили меня из лохани, укутали в белоснежные простыни и поволокли на кровать, где и вытерли досуха.

Потом наступил черёд брадобрея, который тщательно подстриг буйную копну моих огненно-рыжих волос, придав ей вполне сносный вид, расчесал и подровнял бороду, а щёки чисто выбрил, затем его подручные подстригли мне ногти на руках и ногах и подпилили их специальной маленькой пилкой. В довершение чего они умастили мне шею и плечи ароматными благовониями. И с поклоном удалились.

Слуги торжественно обрядили меня в белоснежное исподнее из тончайшего льна, и личный камердинер его величества стал придирчиво выбирать наряд, в котором мне следовало появиться на банкете. Он без конца интересовался моим мнением на этот счёт, но я только и мог, что руками разводить.

– Алый и огненно-красный смотрелись бы неплохо, но с вашими волосами они сочетаются не лучшим образом. Гм... Что-нибудь другое подберём, – бормотал он себе под нос.

Старик так долго выискивал для меня платье, что я уж решил, что он ни на чём не остановится и мне придётся идти на банкет в исподнем. Но после долгих колебаний он всё же сделал свой нелёгкий выбор, и я оказался облачён в тёмно-синий бархатный камзол с золотым шитьём по рукавам и вороту, чёрные с синим панталоны и чёрный плащ-пелерину, отороченный богатым мехом. В точности таким же были опушены и голенища моих чёрных блестящих сапог с роскошными пряжками и позолоченными шпорами.

– Я выгляжу как-то странно... – Из зеркала на меня глядел совершенно мне незнакомый молодой щёголь. – Трудно поверить, что это я и есть...

– Вы прямо красавец хоть куда! – осклабился камердинер. – Ни дать ни взять благородный сэр...

– Благородный осёл, – пробормотал я.

Но несмотря на некоторую неловкость, испытываемую мной в этой непривычной одежде, в глубине души я был очень даже доволен всеми переменами в своей внешности, о которых столь предусмотрительно позаботились их величества. Стоя у зеркала, я быстро привык к сознанию, что молодой вельможа, глядящий на меня в упор, – это ваш покорный слуга, Невпопад из Ниоткуда, и принялся без всякого стеснения любоваться собой. А убедившись, что на меня никто не глядит, даже заговорщически подмигнул своему отражению. Знай наших!

Запахнувшись в плащ, я взял в руку посох и небрежно произнёс:

– Кажется, меня приглашали на банкет? Что ж, придётся принять приглашение, чтобы не разочаровывать добрых хозяев.

* * *

Слуги с почётом проводили меня в банкетный зал. Я в нём ещё ни разу не бывал. Он оказался ещё больше и роскошней, чем я мог предположить. В сравнении с ним пиршественный зал Шенка с его варварскими украшениями показался бы скромной каморкой. Первым, что мне бросилось в глаза, был гобелен с фениксом, украшавший одну из стен. Я догадался, что это его специально по случаю банкета перенесли сюда из тронного зала. Чтобы никто не сомневался – я и есть тот герой,

что на нём изображён.

Но в зале, право же, было на что посмотреть и кроме гобелена. Длинные широкие столы прямо-таки ломились от всевозможной снеди, свежей, изысканной, ароматной... Мне стало немного не по себе при мысли, что этой едой мог бы неделю, а то и дней десять насыщаться целый город.

Потом взгляд мой выхватил из толпы придворных Одклея. Шут приплясывал на месте и звенел своей погремушкой. Но нынче он был далеко не единственным, в чьи обязанности входило развлекать почтённую публику: повсюду сновали жонглёры, шпагоглотатели, шуты и танцовщицы, акробаты и фокусники. Я уже не говорю о музыкантах, их здесь было видимо-невидимо, целый огромный оркестр человек в полсотни. Вся эта толпа призвана была услаждать слух и взоры пресыщенных едой и напитками знатных господ.

Но пока ещё ни о каком пресыщении речь не шла. Банкет должен был начаться лишь по сигналу его величества. Гости бесцельно бродили по залу, вполголоса переговариваясь и алчно поглядывая на пиршественные яства. Я, как и они, не смел наброситься на все эти лакомые блюда, только глазами их поедал. У меня не на шутку разыгрался аппетит, и я с наслаждением втянул носом запах жареной индейки, гуся, поросёнка, ростбифа, варёной и печёной дичи, пирогов с голубями, с жаворонками, с куриным мясом и травами. Боже, сколько всего наготовили королевские повара, чтобы утолить голод их величеств, её высочества, а также знатных рыцарей, лордов и леди – нарядных, источающих изысканные ароматы драгоценных благовоний... Какими и меня нынче умастили... И нарядили едва ли не богаче многих...

У меня аж сердце замерло, такое острое чувство единения со всеми этими людьми и причастности ко всему, что здесь происходило и было представлено, я вдруг испытал. И на миг ощутил в душе такое же безмерное восхищение перед знатью, перед роскошью и великолепием всего, что составляло её существование, какое всю свою жизнь испытывала моя несчастная мать по отношению к рыцарству.

У нас в крепости, надо честно сказать, банкеты были довольно редким явлением. За всё время моей службы это был второй из них. Первый же, устроенный королём в честь окончания рыцарского турнира, я не посетил: настроение было не то. Вместо участия в пиршестве мне невольно пришлось выяснять отношения с Морнингстаром и его дружками.

При воспоминании о красавчике Булате у меня тотчас же прояснилось в голове. Я разом воскресил в памяти всю неприглядную правду о том, на что бывают способны сэры рыцари, когда знают, что любая проделка сойдёт им с рук. Я несколько раз повторил про себя смачное ругательство, адресованное моему родителю и тем негодяям, которые овладели бедняжкой Маделайн с ним за компанию.

Но, хотите верьте, хотите нет, даже и это не очень-то мне помогло... Слишком велико было очарование момента... Слишком утончённо-роскошным, манящим казалось всё, на чём бы ни останавливался мой взор...

Я огляделся в поисках Морнингстара и не без труда его обнаружил – красавчик стоял у самого дальнего конца самого последнего из столов, то есть ему предстояло занять место на максимальном удалении от королевского семейства. Вот как понизился статус бывшего оруженосца сэра Кореолиса. Теперь его назначили служить сэру Боллоксу, в голове у которого было не больше ума, чем в супнице. Булат с унылым видом посматривал по сторонам, а когда мы с ним встретились взглядами, поспешно отвернулся.

– Пожалуйте сюда, юный сэр, – почтительно обратился ко мне дворецкий и повёл вперёд, поддерживая под локоть.

Мне стало любопытно, какое же место назначил для спасителя своей дочери Рунсибел. Или сама Беатрис решала этот вопрос? Во всяком случае, столы, где должны были сидеть оруженосцы, находились вовсе не там, куда меня вёл этот старик с царственной осанкой. Да и мог ли я себя по праву считать одним из них? Ведь мой господин погиб, а нового назначения я до сих пор не получил. Знатные дамы и господа, мимо которых мы шли, ласково мне кивали, ловили мой взгляд... Это мне льстило, что греха таить.

– Невпопад, вот и ты наконец! – воскликнул его величество при виде меня. – Пожалуй сюда, к нам, если ты не против. У нас как раз есть для тебя местечко.

Я постарался ничем не выдать своего изумления. Его величество стоял футах в трёх от меня у главного стола, находившегося на специальном подиуме. Облачённый в белые с золотом одежды, Рунсибел, по-моему, никогда ещё не выглядел столь величественно. Я перевёл взгляд на королеву, которая приветливо мне кивнула. Она стояла по правую руку от супруга. Ей было очень к лицу ярко-красное пышное платье, спадавшее на пол широкими складками. Энтипи почему-то отсутствовала, но их величества пригласили за свой стол какую-то незнакомую мне юную особу со светлыми вьющимися волосами. Девушка была одета в роскошное бархатное платье пурпурного цвета с золотой вышивкой. Через её правую руку был перекинут белоснежный шарф из блестящего шёлка, а на густых волосах, расчёсанных на прямой пробор, красовался золотой обруч.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать