Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 122)


– И это всё? Всё, на что ты отва...

В её глазах я увидел Астел, которая издевательски хохотала надо мной. И Тэсита, тот заявил, что настоящий герой – он, а я – жалкий самозванец. Увидел рыцарей и оруженосцев, от которых вытерпел столько насмешек и унижений, мерзкого Строкера – одним словом, тех людей, которые когда-либо причинили мне зло. И я набросился на них на всех разом с дикой яростью, одержимый желанием наконец с ними расправиться.

Я рывком поднял Энтипи и легко, как пушинку, несмотря на свою хромоту, швырнул на кровать. Свечи, которые стояли на низком столике, опрокинулись и погасли – край её платья смёл их на ковёр. Но тьму, воцарившуюся в спальне, рассеивал свет полной луны, который лился внутрь сквозь высокие окна. И в этом призрачном свете я разглядел её глаза. В них по-прежнему горели насмешка и вызов. И ещё – желание.

Я дрожащей рукой разорвал ворот её платья. Она принялась стаскивать с меня камзол. Мы барахтались на постели, являя собой беспорядочное сплетение рук, ног, торсов и голов, которое с каждой секундой всё более обнажалось, по мере того как мы срывали друг с друга одежды. Я никогда ещё не носил такого роскошного платья, и никогда мысль о том, что с ним станется, не заботила меня менее, чем в те минуты.

Я лежал на спине, и Энтипи покрывала поцелуями моё лицо, шею, грудь. Приникла губами к соску и вдруг вонзила в него зубы. Я вскрикнул от боли, и она нежно прижалась ко мне всем телом.

На миг перед моим мысленным взором вновь предстал возродившийся из пепла феникс, и в глубине сознания мелькнула мысль, что на моём месте должен быть Тэсит...

А после я подумал...

А вдруг это не так?

И эта внезапная, невесть откуда взявшаяся мысль меня просто потрясла.

Что, если... что, если именно я и никто другой с самого начала был назначен на роль героя этой истории? Разве можно исключить, что судьба всегда вела меня в верном направлении, просто я сам принуждён был искать предлоги, чтобы ему следовать. И находил их! Чёрт побери, разве это так уж невероятно? Что, если не прав был Тэсит, а не я? Это ведь вполне возможно. Разумеется, ещё как возможно! Этот идиот подставил грудь под стрелы, превратившись в живую мишень. Выходит, с даром предвидения у него дело обстояло не очень...

– Да! Да! – крикнул я вне себя от счастья.

До чего же здорово было ощутить себя не жалким самозванцем, влачащим свои дни в вечном страхе неизбежного разоблачения, а избранником судьбы, достойным всех милостей, которыми она его одарила. Выходит, всё именно так и обстояло: несмотря на низкое происхождение, на трагические обстоятельства, при которых я был зачат, на безрадостное нищее детство, я пробился наверх, на самый-самый верх, и судьба мне в этом благоволила. И теперь я с чистой совестью, без всякого чувства вины могу пожинать плоды наших с ней усилий.

Энтипи, не подозревавшая, что я говорил сам с собой, простонала «да» мне в ответ.

Она обвила мои бёдра ногами, и я приник к ней, стал покрывать страстными поцелуями её лицо, шею, ложбинку между грудями. Тела наши слились воедино, и Энтипи хрипло, прерывисто задышала, а я смотрел и не мог насмотреться на её лицо... На нём появилось новое, прежде мной не виданное выражение – то была уже не самовлюблённая принцесса, а юная женщина, безраздельно принадлежавшая мне одному. Я был полновластным хозяином не только её тела, но и души. В этот миг призрак Тэсита навсегда нас покинул, он с протяжным и жалобным стоном унёсся в бескрайнюю высь неба...

Сжимая в объятиях Энтипи, которая, как и я, изнемогала от страсти, я видел перед собой феникса, языки пламени, плясавшие вокруг сказочной птицы. Из неистового огня, который охватил нас обоих, рождалось нечто не менее прекрасное и великое, чем царственная птица. То была любовь, которую я ощутил в своём сердце, когда в пароксизме страсти выкрикнул её имя. Она тоже звала меня по имени, и голос её звенел и прерывался от любви...

– Энтипи... – едва не рыдая от счастья, произнёс я. – Я люблю тебя...

– Давно пора, чёрт возьми, – простонала она, и волна наслаждения подхватила нас и понесла в бескрайнюю пучину на своём пенном гребне.

* * *

Проснувшись, я тотчас же зажмурился от яркого света, который лился в спальню сквозь незашторенные окна. Голова принцессы покоилась на моём плече. Пушистое одеяло почти целиком сползло на пол, и лишь край его прикрывал бёдра и стройные ноги Энтипи, верхняя часть её тела была обнажена. Я залюбовался её маленькой, упругой грудью. Между прочим, у принцессы, при всей хрупкости её сложения, мускулатура была развита неплохо... что она и доказала на практике во время наших ночных

акробатических упражнений... Боже, её высочество оказалась просто ненасытной...

А ещё... она и впрямь до вчерашнего вечера была невинной.

Осмысливая эти открытия, я погладил её по белокурым волосам. Она улыбнулась во сне и ещё тесней ко мне прижалась. И я принялся мечтать.

Я мечтал о совместной жизни с Энтипи. Могли бы мы с ней быть счастливы? Мне было трудно ответить самому себе на этот вопрос. Ведь принцесса малость не в себе. Можно ли доверять человеку, который не вполне отвечает за свои поступки? Хотя, если разобраться... Я по крайней мере твёрдо знал об этой её особенности и не питал на счёт её высочества никаких иллюзий. Мне следовало, находясь с ней в постоянном и тесном общении, всё время быть начеку – и только. Не так уж это и сложно, в конце концов. Я что имею в виду: вот взять, к примеру, Астел. Уж та-то была нормальной во всех отношениях. И бросилась мне на шею, завлекла в свои объятия, а после ограбила и чуть не убила. Вот чем обернулось моё доверие к ней. С Энтипи же о доверии и речи быть не может. Единственное, что не подлежало сомнению, это как раз то, что она неизменно заставляла сомневаться в себе. В этом была пусть извращённая, но всё же логика.

Я размечтался о том, как здорово было бы однажды взойти на трон. Рунсибел и Беатрис ведь не вечные. К тому же они так настойчиво подталкивали меня к мысли, что я как раз тот самый герой, портрет которого выткан на гобелене и который должен стать правителем Истерии. Быть может, выдав за меня свою дочь, они через какой-нибудь десяток лет уйдут на покой, а бразды правления вручат нам, то есть мне? И я, Невпопад, стану полновластным хозяином огромной процветающей страны. Или на худой конец помощником Энтипи в нелёгком деле управления государством.

Я зримо представил себе, как Морнингстар по моему приказанию двадцать раз обегает вокруг крепости – в полной боевой амуниции. И так каждый день.

Я мечтал о том, как все станут бояться и уважать меня, как я буду упиваться своей почти безграничной властью над всеми без исключения жителями Истерии. Как я в торжественной обстановке объявлю себя героем, появление которого было предсказано.

Давно уже я не ощущал в себе такой полноты жизни, такого прилива сил. Просто-таки другим человеком себя почувствовал.

Энтипи во сне перевернулась на бок и забросила ногу мне на бедро. Бедняжка, наверное, озябла. Но угол одеяла, которым принцесса была укрыта, от этого её движения с тихим шелестом сполз на пол, и я залюбовался её стройными, тонкими ногами, округлыми ягодицами. И усмехнулся про себя.

Какие ещё мне нужны доказательства того, что мы должны принадлежать друг другу, что мы друг для друга созданы? Ведь вот оно – родимое пятно у неё на бедре, в точности такое же, как у меня, – язычок пламени...

Надо же, какие на свете бывают совпадения. Глядя на эти одинаковые отметины на наших телах, можно подумать... что мы состоим в родстве.

Мне стало трудно дышать. Кожа покрылась мурашками.

Родовая отметина... точная копия моей... знак принадлежности к одной семье, свидетельство близкого родства...

Я всмотрелся в её лицо, и наихудшие мои опасения подтвердились. Как же я мог прежде этого не замечать?! Такие знакомые черты...

В памяти моей один за другим стали возникать разрозненные эпизоды нашего с ней недолгого общего прошлого... необъяснимые совпадения... Теперь только всё встало на свои места. Недаром же королева отправила за ней именно меня, мне одному поручила с ней подружиться. Она материнским инстинктом поняла, что мы с Энтипи сумеем найти общий язык, что мы во многом так похожи... До меня наконец дошло, почему единороги приходили в исступление, стоило нам только проявить нежность друг к другу. Тогда я ошибся, решив, что они собирались отомстить мне за Тэсита, за то, как я с ним поступил. Но дело было в ином: эти легендарные животные знали, что союз между нами стал бы не чем иным, как гнусным кровосмесительством... Боги, она сама вечером сказала, что у неё от природы волосы того же цвета, что и мои... Она похожа на меня, как... Как сестра...

Я так жутко, так отчаянно взвыл от ужаса, что, не сомневаюсь, даже Тэсит, лёжа в своей пещере в Приграничном царстве, услыхал этот крик, и мёртвый его рот изогнулся в злорадной усмешке, а губы прошептали: «Поделом же тебе!»



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать