Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 24)


При дворе не знали, что и подумать об этой неожиданной декларации Меандра, о его новой философии. Приближённые повздыхали, пошептались между собой. Но что они могли поделать? Он ведь был их господин и повелитель, а они – его подданные. Лично я склоняюсь к мысли, что не последнюю роль во всём этом сыграло местоположение земель Меандра. Предложи он своим вассалам и армии переместиться с цветущего юга на ледяной север, и его затея, может статься, не увенчалась бы успехом. Но идея перебраться с севера на юг, напротив, многим пришлась по душе. Меандр очень быстро доказал всем, кто сомневался в твёрдости его решения, что ему не до шуток. Стоило только слугам и челяди вынести из замка всё ценное, всё то, что можно было сдвинуть с места, как король приказал сровнять творение своего папаши с землёй. Я в точности не знаю, как именно он это проделал, но говорили, что когда замок рухнул, грохот долго ещё отдавался эхом по безмолвным снежным равнинам северных земель. Он стих, только когда Меандра и его подданных уже и след простыл.

Вот так и сделался Меандр странствующим королём. Он шёл напролом через чужие земли, бесцеремонно нарушая границы и попирая права любых властителей. Для него не существовало никаких правил, кроме тех, которые ему самому угодно было установить. Многих это возмутило, и некоторые из оскорблённых царствующих особ попытались дать ему отпор. Одно из первых серьёзных столкновений произошло у него с королём Вероном, властителем Верхнего Монклера. Последний давным-давно объявил, что ни один из зарубежных правителей не смеет нарушить пределы его королевства без уплаты соответствующей пошлины. Разве что заявится в Монклер по личному приглашению самого монарха. Стоило Меандру вторгнуться в Верхний Монклер и разбить там свой лагерь, как Верон отправил к нему парламентёров с требованием об уплате пошлины. Парламентёры так никогда и не вернулись ко двору своего короля. Предположив, что Меандр их умертвил, Верон послал против Меандра свой испытанный в боях Пятый кавалерийский полк. Прибыв в лагерь странствующего короля, солдаты с изумлением убедились, что парламентёры не только живы, но и вполне счастливы, присягнув на верность Меандру. Да и мало кто на их месте устоял бы против такого искушения: в лагере Меандра вовсю бушевало веселье. Его подданные, нисколько не церемонясь, настреляли в лесу всевозможной дичи, в том числе королевских оленей.

Пятый кавалерийский, как и любой из военных полков любой армии, состоял преимущественно из солдат и низшего офицерства. Люди это были грубые, происхождения самого что ни на есть простого. Исключение составляли только командир и двое-трое его непосредственных подчинённых. Вот они-то и попытались отклонить гостеприимство Меандра, который радушно пригласил весь Пятый в полном составе к своему королевскому столу – без различия чинов и званий. Что же до солдат, привыкших, что с ними обращаются как со скотиной, то им данное предложение пришлось весьма по душе.

– Веселитесь и пируйте с нами, любезные сэры, – сказал им Меандр. – Отведайте хоть раз те дары, которые столь щедро предлагает ваша собственная земля. Плюньте на кровожадные подстрекательства ваших командиров. Они вам не указ!

Слова эти были встречены воплями негодования со стороны офицерства. Командир полка потребовал от своих солдат выполнения приказа. Но он здорово переоценил степень своей власти над этими ребятами. Да и то сказать: напасть на противника, который готов дать отпор, – это одно, а обратить оружие против мирно пирующих, гостеприимных чужеземцев – совсем иное. Немаловажную роль сыграли во всей этой истории также дамы и девицы из свиты Меандра. Эти прежде холодные и чопорные леди, убравшись восвояси с дальнего севера, все как одна «оттаяли» и были настроены весьма решительно – все без исключения недвусмысленно выказали готовность одарить новоприбывших своими ласками. Солдаты Пятого полка, как вы догадываетесь, не выдержали двойного искушения вкусной едой и доступными женщинами и дружно капитулировали. Благородные офицеры, которые остались верны своему королю Верону, напрасно пытались воззвать к совести и чувству долга подчинённых. Грубые неотёсанные солдаты, объевшись олениной и предвкушая бездну удовольствий от общения с чужестранками, умертвили своих командиров одного за другим. Вот так Меандр одержал победу над Пятым кавалерийским полком.

Правители соседних государств извлекли из этого серьёзный урок. Они поняли, с какой трудноразрешимой проблемой столкнула их жизнь. Меандр же из Верхнего Монклера двинулся в Верхний Эшелон, проследовал через всю Верхнепоясничную область, и никто из тамошних королей и их вассалов не в силах был его остановить. Он с лёгкостью вербовал себе сторонников из числа местного населения, он без зазрения совести отнимал у любого всё, что приглянется, разорял охотничьи угодья и опустошал поля, но при этом даже не помышлял о захвате и присвоении чужих земель, не пытался завладеть ничьим троном, что шло вразрез с повадками и обыкновениями тогдашних воинственных королей. А между тем его войско, постоянно находясь на марше, за недолгий срок стало едва ли не самым боеспособным в мире, и мало кто из королей, оскорблённых действиями Меандра, отваживался выставить против него свою армию.

Поэтому, заметив со своего наблюдательного пункта людей Меандра – скитальцев, как их принято было именовать, – мы с Тэситом просто не знали,

что и подумать. Какой только сброд не влился в его окружение за время странствований! Короля-скитальца и его подданных многие называли не иначе как вечно движущимся хаосом. Самому Меандру даже в голову не приходило требовать хоть какого-либо отчёта от своих подданных, призывать их к порядку, к выполнению каких-либо правил, к соблюдению законов. Он вообще мало на кого обращал внимание. Казалось, после смерти королевы Тии его вообще ничто на свете не занимало и не заботило.

Многие считали, что Меандр попросту спятил.

Мне тоже так казалось. Во всяком случае, при виде десятка всадников из числа подданных этого безумца, огибающих Элдервуд, я ощутил в своей душе безотчётный страх.

– Что будем делать? – спросил я Тэсита.

Тот недоуменно пожал плечами:

– Делать? Да ничего не будем. В Элдервуд они не въехали, и лично для меня этого вполне довольно. Иначе у нас появились бы проблемы, это уж как пить дать. А так... – И он беззаботно махнул рукой.

Над нашими головами прогрохотал гром, по листьям застучали тяжёлые капли дождя. Мы спустились вниз, забрались в одну из пещер и стали пересказывать друг другу всё, что нам было известно о Меандре. Тэситу он был не по душе, мне же личность странствующего монарха, будь он хоть сто раз безумцем, казалась загадочной и не лишённой некой интригующей привлекательности.

– Может, и мне стоило бы к нему примкнуть, – вслух размечтался я. – Я ведь нигде ещё на свете не был, кроме нашего Города и Элдервуда.

– И как только тебе могла прийти в голову такая глупость? – напустился на меня Тэсит.

– Вовсе не глупость. Может статься, он единственный из всех королей, кто сам живёт и другим жить даёт. И подданные, между прочим, им довольны.

– Меандр умалишённый, – насупился Тэсит.

– Это как посмотреть, – не сдавался я. – А вдруг он как раз самый что ни на есть нормальный, просто весь мир вокруг него спятил с ума?

Тэсит подтянул колени к подбородку и терпеливо возразил:

– Для Меандра не существует таких понятий, как справедливость, закон и порядок. Он и его люди – воплощённая непредсказуемость. Есть в этом своё обаяние, не спорю. Но ведь от них не знаешь, чего и ждать. Никогда не знаешь. А это, поверь, небезопасно.

Дождь усилился и вскоре обратился в настоящий ливень. В пещере было тепло и сухо, и мы с Тэситом болтали без остановки обо всём вперемешку, перескакивая с важных предметов на пустяки. День закончился, наступили сумерки, а за ними и вечер. Я сам не заметил, как заснул под убаюкивающую мелодию дождя.

Картина, которая мне привиделась, была такой яркой, словно предстала передо мной наяву.

Я увидел мать. Маделайн со мной говорила, но будто бы откуда-то издалека. Смысла её слов я тогда в точности не уловил, да и до сих пор не могу их припомнить. Разумеется, она, как всегда, упомянула о моей великой судьбе и предначертанных мне подвигах. Но наряду с этим было и ещё что-то – возможно, даже не в словах, а в её интонациях, во всём её облике, – что-то пугающее, жуткое.

Я даже во сне осознавал: она так говорит и так себя держит, словно видится со мной в последний раз.

Она вскрикнула, и я проснулся. Эхо её жалобного вопля всё ещё отдавалось у меня в ушах, но его перекрыл громовой раскат, который раздался снаружи.

Просыпаясь, я здорово дёрнулся и разбудил этим Тэсита. Ещё не вполне стряхнув с себя сонное оцепенение, я выпалил:

– Мне надо домой.

– Что случилось? – забеспокоился Тэсит.

Но мне некогда было объясняться с ним. Я опрометью бросился вон из пещеры. Дождь всё ещё лил, но мне было плевать и на это. Меня гнал вперёд ужас, равного которому я ещё никогда не испытывал. Я даже о своей хромой ноге почти позабыл, мчась во весь опор через лес по тропинке, с которой ни разу не сбился, несмотря на дождь и темень. К этому времени я уже знал Элдервуд не хуже Тэсита.

Он, кстати говоря, следовал за мной по пятам. Обнаружил я это не сразу, поскольку Тэсит неизменно передвигался по лесу без единого звука, как тень, даже если у него не было нужды ни от кого таиться. Лишь когда он коснулся ладонью моего плеча, я понял, что он решил меня сопровождать. Мне было всё равно. Я откуда-то твёрдо знал, что мне сейчас надлежит быть в трактире, и торопился туда изо всех сил.

Распахнув входную дверь пинком ноги, я ввалился в общий зал, и первым, кто попался мне на глаза, был Строкер собственной персоной. Он грелся у очага, стоя ко мне спиной. Посетителей было мало – лишь несколько завсегдатаев, да и те держались против обыкновения скромно. Выглядели они все насмерть перепуганными. Они переговаривались о чём-то полушёпотом, сбившись в тесный кружок у края стола. Стоило мне войти, и лица всех этих пропойц как по команде повернулись в мою сторону. В наступившем молчании, в бездонной глубине их расширенных от страха зрачков таилось нечто зловещее. И даже Строкер, прежде всегда относившийся ко мне хуже некуда, теперь всем своим видом выражал сочувствие.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать