Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 25)


Я обратился к нему таким тоном, как если бы продолжал давно начатый разговор:

– Где она?

Представьте себе, у меня, несмотря на весь мой ужас, на боль от невосполнимой потери, о которой я безошибочно догадался ещё во сне, в пещере, мелькнула мысль: ну и дико же я, поди, выгляжу – со всклокоченными и слипшимися от дождя волосами, в измятой и порванной о ветки одежде, в грязи по пояс... Я-то сам, поверьте, плевать на это хотел, но то, что Строкер против обыкновения не сделал мне замечания по этому поводу, напугало меня едва ли не больше всего и стало последним, едва ли не самым весомым подтверждением моих наихудших опасений.

Строкер кивком указал на дальнюю комнату, я не мешкая бросился туда и распахнул дверь. Там служанка Астел горько плакала над телом моей матери.

Я стоял у порога как вкопанный, не в силах шевельнуться. В голове у меня не было ни одной мысли. Глаза Маделайн были открыты, но душа, судя по их выражению, успела уже покинуть тело, оставив её веки распахнутыми. Так иные в спешке убегают из своих жилищ, не успев захлопнуть двери.

Тэсит положил мне руку на плечо. Я её сбросил и подошёл к Астел. Оцепенение моё внезапно прошло без следа, уступив место ледяному спокойствию, которое меня самого слегка удивило. Я одновременно говорил, двигался, словом – действовал и в то же время словно бы глядел на себя со стороны.

– Как это было?

– Это... это скитальцы... – с рыданием выдохнула Астел. – Один из людей Меандра. – Они друг на друга ужас как кричали – он и твоя бедная мать... Я хорошо слышала их голоса. Да и всем слышно было. Он требовал, чтобы она... на такую гадость её подбивал, что и выговорить-то срамно... А она отказалась. Она ведь была достойной, порядочной шлюхой, бедняжка. Ей ли вытворять мерзости, которых от неё требовал этот... подонок этот. – Астел произнесла слово подонок с таким отвращением, что изо рта у неё во все стороны полетели брызги слюны. – Его приятели остались снаружи, а этот решил поразвлечься тут, с нею... – Голос Астел прервался, и я не стал её торопить. Спешить теперь было некуда. – Мы слыхали, как он сшибал здесь лавки, как пытался стол перевернуть. И даже хруст, когда он ей сломал шею. Все, кто был в зале, это слышали.

– Его имя, – хрипло потребовал я. – Догадался ли кто-нибудь из вас узнать, как его зовут, чтобы я мог его отыскать?

– Нет. Но она, прежде чем умереть, успела его пометить, будь здоров как! По этим отметинам ты его сразу узнаешь!

– Что вы имеете в виду? – недоуменно спросил Тэсит.

Астел растопырила пальцы правой руки и, слегка их согнув, сделала вид, что кого-то царапает. Я сразу всё понял. Ногти у моей матери были на удивление длинные и крепкие, она их любовно подпиливала и всегда за ними очень следила. И коли она решила воспользоваться ими как оружием – что ж, горе тому, против кого оно было обращено! Лично я не желал бы оказаться на его месте. Я скользнул глазами по её мёртвой ладони. Да, вот они, пятна крови на кончиках пальцев, ошмётки чьей-то кожи под острыми ногтями. Она оставила на лице своего убийцы вечное, несмываемое клеймо, несколько глубоких шрамов...

Своего убийцы...

В душе у меня стала закипать ярость. Я протянул руку к мёртвому лицу моей матери и закрыл ей глаза.

Прошёлся взад-вперёд по комнате. Надо было что-то предпринять.

Должен вам заметить, что в тот момент я меньше всего на свете думал о справедливости и чести, у меня и в мыслях не было рассчитывать на защиту закона и тому подобное. Я слишком рано и слишком хорошо узнал, как жесток и несправедлив мир вокруг меня.

Маделайн до последней своей минуты оставалась единственным живым существом на всём белом свете, которое целиком и полностью принадлежало мне. Она была моей матерью, которую я на свой лад любил, которой сострадал, в которой нуждался. Наверняка в огромном нашем мире существовали более достойные особы женского пола, но они не имели ко мне никакого отношения. Маделайн, трактирная шлюха, являлась тем немногим, чем я располагал на земле. И вот какой-то бродяга походя лишил меня даже этой малости. Он, ублюдок, распорядился тем, на что не имел никаких прав.

– Можешь мне его описать? – спросил я.

– Высокий, – всхлипнула Астел. – Очень даже. Пожалуй, на две головы выше тебя. И здоров, как бык. Ну, в кости очень широк. Такой и пятерых шутя одолеет. А может, и десятерых, как знать...

Я внутренне содрогнулся, но даже виду не подал, что испуган. Астел же заговорила торопливо и сбивчиво, с необыкновенной горячностью:

– Пообещай мне, что отыщешь его... Отыщешь и прикончишь за то, что он с ней сделал! Скажи, что отомстишь за неё!

– Я лучше найду его мать и её убью.

– Постой-ка! – живо отозвался Тэсит. Мы с Астел оба вздрогнули, потому как успели уже позабыть о его присутствии. – Ты не можешь так поступить!

– Ещё как могу! – возразил я с кривой ухмылкой. – Уж не ты ли меня остановишь?

– Ты что же, всерьёз замышляешь убить женщину, которая ни в чём перед тобой не виновата?

– Но этот мерзавец ведь именно так и поступил! – Я кивком указал на мёртвую Маделайн.

– Но даже это не даёт тебе права... Послушай, если ты его решил предать смерти, это одно дело, но...

– Да ещё какое! – подхватил я. – Чистой воды самоубийство! Ты ведь слыхал, каков он из себя. Он меня в порошок сотрёт, этот сукин сын.

– По, – медленно произнёс Тэсит, – ты не должен даже помышлять о подобном. О том, чтобы убить ни в чём не

повинную женщину в отместку за то зло, какое тебе причинил её сын.

– Так что же мне, по-твоему, делать?

– Не тебе. Нам. Мы вдвоём этим займёмся. Сперва его отыщем, а после найдём способ отомстить ему за твою мать.

– Но ты-то здесь при чём? – удивился я. – Зачем тебе в это впутываться? Это вовсе не твоя забота.

– То есть как это – не моя? Ты ведь мне друг!

Я взглянул на тело матери, которое Астел как раз укрывала простынёй, и сквозь зубы пробормотал:

– Почему, хотел бы я знать, ты без этого просто не можешь?

– Без чего? Что ты имеешь в виду?

Снаружи раздался оглушительный раскат грома. Этот звук, а также самоуверенность, звучавшая в словах Тэсита, неожиданно пробудили мою давно дремавшую ярость, они дали выход чувствам, которые я долго таил под спудом.

– Почему тебе вечно надо изображать из себя героя? – выпалил я. – Почему у тебя всегда и на всё готов ответ? Что и кому ты стремишься доказать?

– Доказать? – пожал плечами Тэсит. – Вот уж чего у меня и в мыслях никогда...

– Было, чёрт возьми! – вне себя от злости взревел я. – В мыслях у тебя было и есть только одно это! Вечно ты пытаешься доказать всем и каждому, насколько ты лучше меня! Благороднее, храбрее! Тэсит, который передвигается с грацией единорога! Тэсит, в груди которого бьётся сердце грифона! Благородный наш разбойник, пекущийся о том, чтобы хоть немного помочь сирым и убогим, облегчить их тяжкую жизнь! Мне всё это осточертело! И ты в первую очередь! Я сыт тобой по горло! Неужто же ты до сих пор этого не заметил? Неужели тебе это непонятно?

– По, – без тени раздражения произнёс Тэсит, делая обеими руками умиротворяющий жест, – я тебя прекрасно понимаю и от души сочувствую твоему горю. И нисколько не сержусь, поверь. Тело твоей матери ещё не остыло, а её убийца – солдат могущественной армии...

– Вот-вот, – со злостью выкрикнул я. – Армии, против которой ты, без сомнения, готов сразиться в одиночку, лишь бы угодить другу! И разбить её наголову – это тоже вполне в твоём духе! – Меня несло, и я уже не мог остановиться. – Черти б тебя побрали! Будь ты проклят! Будь прокляты все твои достоинства! Будь проклято твоё превосходство надо мной, всё то, что вызывает во мне злость и зависть!

– Невпопад, друг мой... – начал Тэсит.

– Я тебе больше не друг! – вскричал я. – Сколько раз мне надо это повторить, чтобы до тебя наконец дошло?! Я тебя терпеть не могу, ясно? Видеть не могу! Мне осточертело, что ты вечно маячишь у меня перед глазами, потому что в тебе есть всё то, чего у меня никогда не будет! Я даже мечтать не смею о том, чтобы хоть в чем-то с тобой сравниться!

– Но мы ведь не соревнуемся друг с другом, По.

– Так учти, что это вот и есть самое худшее! Пойми же наконец, это ты со мной не соревнуешься! Ты такой ловкий, и замечательный, и безупречный во всех отношениях, чёрт побери! – Я весь взмок от напряжения, едкий пот, капая со лба, заливал мне глаза. Я отчаянно тёр их ладонями, надеясь, что со стороны это не выглядит так, будто я плачу. Ещё чего не хватало! – Ты был для меня всего лишь средством, орудием в достижении моих целей! Вот и всё! – На лице Тэсита не дрогнул ни один мускул. Я подошёл к нему вплотную. Мне ужасно захотелось его ударить. – Может, мне ещё по буквам это произнести? Я тебя использовал! Для защиты, для того, чтобы многому у тебя научиться. Вот чему служили твой героизм и твоё благородство. И теперь ты снова мне это навязываешь, чтобы, помочь, отомстить за мою мать, как будто она воскреснет, если я с твоей помощью швырну себя на растерзание чудовищу, которое её убило! А хуже всего, что ты, поди, и от меня ждёшь подвигов! Ты наверняка был бы готов так всё рассчитать, чтобы именно моя рука нанесла смертельный удар этому мерзавцу! Ты у нас горазд на благородные жесты! Так провались ты со своим благородством! Ступай к чертям! Ясно? Ты наконец-то понял меня, Тэсит? Мне больше не надо повторять?!

Я толком не знал, как он на это отреагирует. Двинет мне как следует, собьёт с ног или ответит оскорблением на оскорбление.

Но Тэсит лишь окинул меня долгим грустным взглядом, тряхнул головой и печально произнёс:

– Наверное, ты прав. Пожалуй, тебе и в самом деле лучше одному этим заняться. Взять всё в свои руки. Желаю тебе добиться справедливости, которой твоя мать, безусловно, заслуживает, Невпопад. И обрести всё, к чему ты стремишься.

Меня так и затрясло от злости.

– Да катись ты со своей проклятой вежливостью! Ты что же, хочешь сделать вид, что не слыхал моих слов?!

– Я всё прекрасно слышал, – невозмутимо произнёс Тэсит. – И от души тебя прощаю.

Он грациозно поклонился Астел, почтительно дотронулся ладонью до мёртвой, остывающей руки моей матери, словно желая ей счастливого пути, повернулся и вышел из комнаты.

– Мне твоё прощение без надобности, как и дружба твоя! – крикнул я ему вслед. Сомневаюсь, чтобы он меня услыхал: Тэсит ходил на удивление быстро и легко. Впрочем, даже если мои прощальные слова и долетели до него, это уже ничего не меняло.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать