Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 33)


– Ах, если б она могла это увидеть! – вырвалось у меня.

При первых же звуках моего голоса атмосфера в зале резко переменилась. До сих пор рыцари весьма оживлённо, хотя и вполголоса, что-то обсуждали, но стоило мне заговорить, и в огромном помещении воцарилась гробовая тишина. Я тоже замолчал и сконфуженно взглянул в их сторону.

Один из рыцарей, тот, у кого на плечах сверкали эполеты, быстрым и уверенным шагом приблизился к постаменту, поставил ногу на нижнюю ступень и обратился ко мне с терпеливо-пренебрежительной улыбкой взрослого, говорящего с ребёнком:

– Вы не должны были первым начинать разговор, юный сэр. Молодости многое простительно... Но не всё.

Рыцарь, несомненно, рассчитывал, что я сей же час повинюсь в своём проступке. Будь у меня хоть капля здравого рассуждения в голове, я бы так и сделал. Но вместо этого выпалил:

– Но короля ведь пока что нет. Вот я и решил, раз он задерживается...

– Короля? – усмехнулся рыцарь. Разговор явно начал его забавлять. В зале послышались смешки. Я оглянулся и заметил, что к рыцарям, которые всё так же стояли поодаль, присоединилось несколько придворных дам и девиц. Они тоже приняли участие в общем веселье. Их тоненькое хихиканье отчего-то показалось мне ещё более обидным, чем насмешки мужчин. – Король нынче не принимает, юный сэр, – снисходительно пояснил мой собеседник.

– Но я... – Лицо моё, несомненно, в полной мере выразило растерянность, какую я при этом известии испытал. – Я... так понял, что он именно теперь станет выслушивать жалобы и разрешать споры, принимать петиции и... Мне так сказали там, у ворот...

Рыцарь неторопливо прошёлся взад-вперёд вдоль подиума. Движения его были исполнены природной грации, в стройном, сухощавом теле чувствовалась сила. Волосы его – чёрные, довольно длинные, чуть тронутые сединой, – сзади, под затылком, стягивал в подобие конского хвоста чёрный замшевый шнурок. Он остановился напротив меня и вперил в меня холодный, насмешливый взгляд своих умных, проницательных зелёных глаз.

– Король воплощает собой суд последней инстанции. Большинство жалоб, споров и петиций простолюдинов, которые сюда являются, слишком мелки и ничтожны и не стоят высочайшего внимания. Я верховный магистрат его величества, сэр Юстус. Со своими делами, каковы бы они ни были, вам надлежит обращаться ко мне. Я их улажу.

– Но мне сказали, что король сам, лично...

Он меня прервал – вежливо, но твёрдо. Правда, твёрдости в его голосе было всё ж поболее, чем вежливости:

– Повторяю вам со всей определённостью: поскольку я нахожусь здесь, а того, кто вам сказал заведомую ложь, тут нет, то и обращаться вам надлежит ко мне, а не к нему. И верить не ему, а мне. Если угодно, представьте себе, что адресуетесь к самому королю. Ведь я выступаю от его имени. Таким образом, вы имеете дело почти что с его величеством. Итак... Что привело вас сюда, юный сэр?

Я понял, что дальше упорствовать не имело смысла. Короля мне всё равно не увидать, это уж точно. Вдобавок силы вновь меня начали покидать: в ушах раздавался лёгкий звон, ноги подкашивались. Если б не закуски, которыми я так щедро угостился за королевский счёт, не миновать бы мне сейчас голодного обморока.

– Моя мать, – медленно произнёс я, – мертва. Её звали Маделайн, она служила в трактире Строкера.

Я надеялся, что слова мои вызовут у всех собравшихся немедленную реакцию. Не знаю в точности, на что именно я рассчитывал... Во всяком случае, не на молчание, которое воцарилось в зале. И не на равнодушные, отчуждённые взгляды...

Единственным, кто выказал подобие вежливого интереса к этому сообщению, был мой собеседник сэр Юстус.

– Какую должность она там занимала? – спросил он.

– Она... – Можно было бы, конечно, и прилгнуть, но сэр Юстус глядел на меня так пристально, и в его бледно-зелёных глазах светилось столько ума и проницательности, что я счёл за благо играть начистоту. И ответил, собравшись с духом: – Я... Мне, право, неловко об этом говорить... Да и так ли уж важно, каково было её ремесло...

– Выходит, она не иначе как шлюхой была, – вставил один из рыцарей, стоявших поодаль, и вся компания встретила его слова дружным хохотом. Мне безумно захотелось проломить их дурацкие головы чем-нибудь тяжёлым. Желательно все одновременно.

– Вот именно, – подтвердил я, не пытаясь скрыть злость, которая меня душила. – Шлюхой! – Мне захотелось прибавить ещё громче и злее: «И стала ею после того, как много лет назад отряд святош-ублюдков, в котором наверняка состоял и кто-то из вас, подверг её насилию. Благодаря чему я появился на свет, чтоб вам провалиться!» Вместо этого я с деланным спокойствием и непринуждённостью осведомился: – А что такого? Или у кого-то из вас по этой части проблемы?

И снова в зале Справедливости повисло молчание. На сей раз мне почудилось в нём нечто грозное, даже зловещее. Тишину нарушил дородный и высокий рыцарь с жёсткими, как щётка, усами. Именно его замечание насчёт профессии моей матери минуту-другую назад развеселило всё общество.

– Поосторожнее, паренёк! – пробасил он.

Но я уже закусил удила. Хотя, учитывая, насколько худо мне было физически и морально – от слабости, голода, от того, что я накануне вымок до нитки и продрог под ледяным дождём, от снедавшей меня жажды мести, от презрения к этим высокомерным негодяям, – я ещё очень сдержанно себя повёл, невозмутимо проговорив:

– Это всего лишь предположение,

милорд.

Сэр Юстус поспешил положить предел этому обмену замечаниями.

– Все живые существа следуют по жизни тем путём, что им предначертан, – изрёк он. – И в этом смысле равны между собой. Она жила как разумела, и не нам её судить. Довольно об этом. – Выразительно взглянув в сторону толстого рыцаря, он перевёл взор на меня. – Полагаю, кончина её была не мирной, но насильственной и именно поэтому вы здесь, юноша?

– Верно. – Сэр рыцарь явно давал понять, что тон в разговоре будет задавать он, мне же следует лишь поддакивать и отвечать на вопросы. – Её убил один из скитальцев.

– Подданный короля Меандра, – ничуть не удивившись, кивнул сэр Юстус.

– Так вы знаете? Вам известно, что Меандр сейчас в Истерии?

– Ну разумеется.

Остальные рыцари с важным видом закивали головами. Разговор коснулся темы, которая была им небезразлична. Выходит, пребывание в нашем государстве Безумного короля и его войска вызывало у власть предержащих тревогу.

– Ну так вот... Я требую мщения за это злодейство. Её жизнь была отнята жестоко и преждевременно. Она была свободной гражданкой Истерии. Это... Это не должно сойти с рук её убийце.

– Справедливое требование, – кивнул Юстус и, помолчав, спросил: – Скажите, ваша мать была молода?

– Сравнительно молода. Хронологически.

– А что, есть ещё какие-то другие критерии? – Губы Юстуса тронула лёгкая усмешка.

– Видите ли, сэр, – без тени улыбки пояснил я, – ремесло, каким зарабатывала на жизнь моя мать, быстро старит женщин. Знаете, годы да невзгоды... И всё такое...

– А-а-а, – понимающе кивнул сэр Юстус – Справедливое и честное замечание, ничего не скажешь. При окончательном расчёте оно будет учтено, юный сэр.

– Учтено?! При расчёте?! – Я даже не пытался скрыть своей озадаченности. – О чём вы, милорд? Не понимаю...

Но сэр Юстус не спешил с ответом. Запустив руку в кожаный мешочек, свисавший у него с пояса, он выудил оттуда пригоршню золотых дюков. Один дюк, да будет вам известно, равен пятидесяти соверенам. Рыцарь небрежно потряхивал монетами, так, словно это была горстка медяков. Я никогда ещё не видел такого богатства. У меня аж дух занялся.

Отсчитав десяток дюков, сэр Юстус подошёл ко мне, взял за руку и ссыпал все монеты в мою дрогнувшую ладонь.

– Эта сумма, – произнёс он, – наверняка покроет понесённые вами убытки, юноша.

Я как последний дурак пялился на золотые, не веря своим глазам. Они так ослепительно блестели у меня на ладони. Небольшая горстка монет на самом деле являла собой весьма значительную сумму. Но я никак не мог понять, за что сэр рыцарь столь щедро мне заплатил. Мне и вообще-то трудно было на чём-либо сосредоточиться. В висках стучало, мысли путались, мне казалось, что моя рука вдруг неестественно вытянулась, и от этого ладонь очутилась где-то очень далеко от туловища, почти у самого пола. Я потряс головой, отгоняя это наваждение, и с усилием произнёс:

– Не понимаю...

Сэр Юстус заговорил медленно и стал с необыкновенной отчётливостью выговаривать каждое слово, как будто обращался к слабоумному:

– Это компенсация тех доходов, которые она извлекла бы из занятия своим ремеслом, если бы осталась жива. Именем короля вы получаете возмещение ваших денежных потерь. Данной суммы вполне достанет, чтобы с лихвой их покрыть. Теперь вам всё понятно?

– Но... Что же насчёт её убийцы, а? Ведь он виновен в её смерти!

– Что насчёт её убийцы? – повторил Юстус.

Но если я сделал ударение на слове «убийца», то сэр рыцарь подчеркнул нейтральное «насчёт». Моей целью было покарать виновного, а вот у него в голове были одни только счёты и расчёты. Я покосился на свидетелей этой сцены. Все рыцари и дамы, судя по выражению их лиц, явно придерживались тех же взглядов, что и Юстус.

– Он преступник и злодей! – не сдавался я, чувствуя, как во мне снова закипает злость оттого, что приходилось в который уже раз повторять столь очевидные истины. – Он заслуживает смерти!

Тут дородный рыцарь с усами-щётками, с которым мы ещё прежде обменялись колкостями, решил меня урезонить:

– Вам в связи с её смертью выплачена щедрая компенсация, юноша. Чего ещё вы добиваетесь?

– Справедливости! – выдохнул я, внутренне передёрнувшись при мысли о том, что цитирую не кого-нибудь, а негодяйку Астел, женщину, которая лицемерно твердила о воздании посмертной справедливости моей матери, а после огрела меня урной с материнским прахом, чтобы ограбить дочиста. Но что ещё я мог им сказать? Передать все чувства, которые меня обуревали, было выше моих сил – слов бы не хватило. Оставалось прибегать к банальностям. Я понимал, что выгляжу в глазах этих господ полным идиотом, но надо же было хоть как-то постоять за себя и за покойную Маделайн.

– Справедливость отмерена вам звонкой монетой, – возразил Юстус, указав пальцем на мою ладонь с дюками.

– Но... Но вы разве не собираетесь выследить этого мерзавца? Я вам могу его описать. Во всяком случае, я точно знаю, какие отметины оставила на его роже моя бедная мать!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать