Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 37)


– Верно, – с лёгкостью согласилась Беа. – Но не можем же мы удерживать его здесь силой. – Губы её тронула лёгкая улыбка. – А ты выследишь своего обидчика, где бы тот ни находился, ты из-под земли его достанешь, если захочешь. И чем дальше от границ Истерии ты с ним расправишься, тем будет безопасней для нашего королевства. Не думай, что я не понимаю, насколько это трудно. Но разве ты из тех, кто страшится трудностей, Невпопад?

Я задумался над её словами. Говоря по правде, терять мне было нечего. Раз уж так вышло, что я, пусть и совершенно случайно, ненамеренно «отказался» от денег, которые мне были предложены, следовало придерживаться этой же линии и впредь. Даже если мне станут навязывать эти несчастные двенадцать дюков, придётся со сдержанным достоинством отвергнуть подачку, как бы мне ни хотелось заграбастать этакие деньжищи. Чтобы не дать этим ублюдкам, благородным рыцарям, повод смотреть на меня свысока, презирать меня за алчность. Польстись я на золото, и в глазах сэров Юстуса и Кореолиса это стало бы достойным оправданием их мерзкого со мной обращения. Не дождутся!

– Нет, – солгал я. – Трудностей я не боюсь.

– Значит, решено. – Она подбоченилась и взглянула на меня весьма одобрительно. Едва ли не с восхищением. – Тебя поселят вместе с другими оруженосцами. Им будет велено относиться к тебе как к ровне. Один из рыцарей станет твоим господином и наставником. Ты будешь учиться всему, чему подобает, овладеешь боевыми навыками, отшлифуешь свои манеры, ты вырастешь в чинах. И рано или поздно тебе откроется твоё истинное предназначение.

Я негромко застонал. Опять, опять это слово!

Но внезапно в душе моей всколыхнулось воспоминание: я словно воочию увидал рисунок на гобелене в зале Справедливости. И спросил о нём мою сиделку.

– Ах, вот ты о чём? – Беатрис пожала плечами. – Знаешь, его много лет тому назад выткал один колдун. Плетельщик-прорицатель.

Я снова приподнялся на подушках. Ну ничего себе! Магов-плетельщиков, обладающих даром предвидения будущего, во всём нашем королевстве были считанные единицы. В отличие от чародеев, специализировавшихся в других разновидностях магии.

– А что... что означает рисунок на гобелене? – дрогнувшим голосом спросил я.

– Явление величайшего из героев. Одного из будущих правителей Истерии... Некоторые утверждают, что он объединит под своим владычеством также и другие королевства, и тогда на нашей земле настанет золотой век. – Склонив голову набок, она смерила меня лукавым взглядом. – А почему ты спрашиваешь? Мнишь себя этим героем?

– Что? – Я расхохотался. – Мадам, я такой же герой, как вы – королева Истерии.

В дверь постучали. У выхода из комнаты стояла в ожидании приказаний какая-то молоденькая девица. Она обратила вопросительный взор к Беатрис и поспешно распахнула створки лишь после того, как та повелительно кивнула и произнесла:

– Пусть войдут.

Не иначе как прислуга этого крыла замка находилась в подчинении у моей симпатичной сиделки.

Сквозь растворённую дверь в комнату вошёл король в длинном развевающемся пурпурном плаще.

Девушка, дежурившая у двери, тотчас же опустилась на колени и низко склонила голову. Я же, поскольку и без того находился в распростёртом положении, не сдвинулся с места. Вряд ли от лежащих на одре болезни требовалось при виде монарха спрыгивать на пол и принимать коленопреклонённую позу.

Беатрис, к моему величайшему изумлению, приветствовала Рунсибела ласковой улыбкой – и только. Правда, со скамеечки своей она поднялась, но никаких иных знаков почтения вошедшему не оказала. Король стремительно подошёл к ней и, взяв её руки в свои, нежно поцеловал тонкие белые пальцы.

– Ну и как поживает наш юный сэр, столь скорый на расправу с моими доблестными рыцарями и несдержанный на язык? – добродушно обратился ко мне Рунсибел.

Чувствуя, что краснею до корней волос, я пробормотал:

– Я... Я... ничего... благодарю, ваше величество.

Беатрис тотчас же вступила в разговор:

– Я передала ему ваше предложение, милорд. Он к нему отнёсся... несколько скептически. Возможно, – тут она обнажила в улыбке белоснежные ровные зубы, – это из-за того, что он не принимает всерьёз слова простой служанки, не верит, что она уполномочена передавать кому-либо волю монарха.

У Рунсибела буквально глаза на лоб полезли.

– Что-о-о?! – сердито выдохнул он. – Ну и наглец! Да как это он посмел усомниться в словах самой королевы!

Тут настал черёд моим глазам вылезти из орбит.

– Королевы? – пролепетал я, переводя взгляд с Рунсибела на Беатрис и обратно. – Вы... Ваше величество хотите сказать, что... что...

– Королева Беа к вашим услугам, оруженосец, – разрешила она моё недоумение, слегка наклонила голову и задорно улыбнулась.

– К моим услугам?! – Тут уж мне волей-неволей пришлось покинуть своё ложе, чтобы воздать должные почести царственным супругам. К несчастью, прыжки мне и прежде-то не особенно удавались, теперь же, после того как я неподвижно пролежал в постели несколько дней кряду, мои мышцы так ослабели, что я свалился с кровати на пол, как куль с овсом.

– Величественное зрелище, – без тени улыбки прокомментировал моё приземление Рунсибел.

Королева Беа наклонилась было, чтобы подать мне руку, но я с таким отчаянием на неё взглянул и так решительно помотал головой, что она отступила. Король придержал её за локоть и выжидательно уставился на меня. Медленно, с колоссальным напряжением всех сил, я таки поднялся на ноги. Меня так шатало, что пришлось схватиться рукой за спинку кровати. Но всё же это было лучше, чем валяться на полу в присутствии властителей государства. А уж тому, что я предстал перед ними по пояс голым, я решил просто не придавать значения. Не нарочно же оголился, это они и сами понимали. Чтобы не пялиться на них, как неотёсанный мужлан, я опустил

глаза, немного наклонив голову. Лица королевы Беатрис мне не было видно, но я почему-то не сомневался, что она по-прежнему улыбается.

– Осмелюсь спросить ваше величество, – негромко и почтительно проговорил я, – почему сама королева взялась за мной ходить?

– Потому что меня это забавляло, – весело ответила она. – Поверь, Невпопад, одна из главнейших задач королевы – найти способ развеять скуку, которая является неизбежным уделом супруги монарха.

Мне ещё о многом хотелось её расспросить, но в разговор наш нетерпеливо вклинился король.

– Так он принял моё предложение, да или нет? – спросил он Беатрис.

«Почему не меня самого?» – промелькнуло у меня в голове.

Но королева молчала. Я бросил на неё осторожный взгляд, она едва заметно мне кивнула, давая понять, что я сам должен ответить королю. Набрав полную грудь воздуха, я браво выпалил:

– Я был бы неблагодарнейшим из ваших подданных, если бы осмелился отвергнуть такую редкостную возможность учиться полезному делу и расти над собой, ваше величество!

– Ну-ну, – одобрительно пробормотал король. – А её величество сообщила тебе об альтернативе?

– О чём? – Я озадаченно нахмурился.

Беатрис покачала головой.

– Ну как же, – благодушно усмехнулся Рунсибел. – Двадцать дюков, если ты откажешься от должности оруженосца и покинешь замок. Это почти вдвое больше той суммы, которую ты отверг.

У меня перехватило дыхание. Почти вдвое больше. Это решило бы все мои проблемы. На долгие годы, если не навсегда. Это было...

Это было...

Это было слишком хорошо. Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Желание заполучить эту невероятную сумму завладело всем моим существом. Забрать деньги – и поминай как звали. Ноги моей больше не было бы ни в замке, ни в столице, пусть она провалится. Но что-то меня останавливало от принятия такого решения. Внутренний голос нашёптывал, чтобы я не поддавался на обманчивую лёгкость этой новой возможности. Уж не ловушка ли это? В конце концов осторожность взяла во мне верх над алчностью, и я с поклоном сказал:

– Благодарю ваше величество от всей души. Я покорён вашей щедростью, но мне, право же, невыносима даже мысль о том, чтобы продать память матери. Это было бы... равносильно бесчестью. – Кажется, мне вполне удалось придать своему голосу достаточно искренности и убедительности.

Беатрис на это купилась.

– Прекрасно сказано, оруженосец. Благородное решение. Я не сомневаюсь, что, если бы ты дерзнул отказаться от возможности служения великому королю Рунсибелу в качестве оруженосца при одном из его доблестных рыцарей и предпочёл бы этому блестящему предложению звон презренного металла, мой венценосный супруг...

– ... вышвырнул бы тебя прочь без единого гроша в кармане, – напыщенно закончил король. – Помолчав, его величество с милостивой улыбкой прибавил: – Рад приветствовать тебя, оруженосец. Добро пожаловать в ряды моих приближённых. – Кивнув мне на прощание, он торопливо прошествовал к выходу, но у самой двери остановился и бросил через плечо: – За назначением своим обратись к сэру Юстусу.

От этих слов по спине у меня пробежал холодок. Больше всего на свете мне хотелось раздобыть какую-никакую одежонку, натянуть её на себя и удрать из замка через ближайший выход, где бы он ни находился.

Но потом я вдруг представил себе, что должен был почувствовать сэр Юстус при известии о моём новом назначении. Я словно воочию увидал его, беседующего с королём. Или с королевой. Вот каким рисовался в моём воображении этот разговор:

«Помните того юношу, который чуть было не отсёк своим клинком ваше мужское достоинство, Юстус? Ну, калеку, что поставил вас в идиотское положение? Представьте себе, мы решили произвести его в оруженосцы, чтобы он мог со временем сделаться рыцарем».

О, как он, наверное, побелел бы при этих словах! Как вытянулось бы его надменное лицо!

«Но... Но ваше величество, – заикаясь, пролепетал бы сэр рыцарь, – вы, полагаю, изволите шутить. Ведь он простолюдин! Разве возможно допустить его в наш клуб избранных?! Насколько мне известно, этот уродец не кто иной, как незаконнорождённый отпрыск одного из рыцарей, находящихся на вашей службе. Возможно, что и мой собственный».

«Какое мне дело до всего этого, до ваших альковных похождений, – ответил бы ему король. – Извольте выполнять, что вам приказано, сэр Юстус».

В общем, я многое бы отдал, чтобы хоть краем уха услыхать подобный диалог.

Настроение моё резко улучшилось. В конце концов, удрать из королевского замка я всегда успею. Плевать мне на стражников, я уж как-нибудь исхитрюсь проскользнуть мимо них незамеченным, если в том возникнет нужда. Так почему бы прежде не поразвлечься как следует? Одна лишь встреча с сэром Юстусом сулила мне бездну удовольствия. Как бы ни был он на меня зол, ему придётся подчиниться воле Рунсибела и назначить мне наставника из числа рыцарей. Но тут меня снова словно ледяной водой окатило при мысли о том, что Юстус ведь может определить мне в менторы самого себя! Или ещё того хуже – сэра Кореолиса! Но я быстро отбросил это опасение. Вряд ли любому из этих сэров захочется, чтобы я по целым дням маячил у них перед глазами как живое напоминание о том эпизоде в зале Справедливости... Скорей уж он по-другому мне отомстит: приставит к какому-нибудь свирепому рубаке, который с меня три шкуры спустит. Вот тогда-то я и уберусь отсюда восвояси.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать