Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 44)


– Да что ты говоришь?! Может, ты готовишь для всех нас какой-нибудь сюрприз? Не иначе как Умбреж собирается стать победителем турнира? О, как бы я желал взглянуть на это! Хоть одним глазком. А вы что скажете, друзья?

Друзья не замедлили ответить ему угодливым хихиканьем. Мне даже почудилось, что и луна в небе легонько качнулась, прыснув со смеху.

Чаша моего терпения переполнилась, и прежде, чем я успел сообразить, что происходит, из груди у меня сами собой исторглись слова:

– Насколько же, интересно знать, велико твоё желание увидеть его победителем?

В голосе моём Булат отчётливо расслышал вызов. Он сделал шаг в мою сторону, прищурился и недоверчиво тряхнул головой. Ещё бы, мне и самому с трудом верилось, что я в самом деле это произнёс. Но отступать было поздно.

– Так ты мне пари предлагаешь, так?

Я молчал, отчаянно надеясь, что Булат и вся стая, посмеявшись, наконец уберутся куда-нибудь. Но не тут-то было! Вышло так, что я сам проделал брешь в своём панцире, и Булат не замедлил ткнуть в неё остриё клинка.

– Десять совов, – азартно выкрикнул он и тут же скороговоркой добавил: – Нет, удваиваю! Двадцать соверенов!

– Но у меня нет таких денег.

– Ага, отказываешься от пари?! Знаешь, что выигрыш за мной!

– При чём здесь выигрыш и проигрыш? – солгал я. – Просто мне нечего поставить против твоей двадцатки, и в таком случае пари заключено быть не может. Это было бы против правил. Сам знаешь, не мне тебя учить.

– На кон не только деньги ставят, – подумав, возразил Булат, – но и многое другое. Я готов принять в качестве ставки твоё обещание в случае проигрыша стать мне слугой на какой-нибудь срок. Я тебе буду поручать самые противные из своих обязанностей оруженосца. Вот так и договоримся. – Он вытащил из кармана и подбросил на ладони кожаный мешочек с монетами. – Моё золото против твоих трудов. Что скажешь?

Получалось, что этот сукин сын меня переиграл. Я уныло кивнул.

Но Булату этого показалось мало.

– Джентльмены, – обратился он к своим приятелям. – Не желаете ли принять участие в нашем пари?

Из здоровых глоток оруженосцев вырвались возгласы согласия и одобрения. С весёлым хохотом они стали выуживать монеты из своих денежных мешочков. По двадцать соверенов каждый! Что ж, они могли себе это позволить. Все как один были отпрысками богатых и именитых семейств и получали от отцов или опекунов щедрое содержание. Я же, в противоположность им, мог рассчитывать только на везение, на свою изворотливость и на свой ум. В наличии последнего, однако, приходилось серьёзно усомниться, учитывая события последних минут.

– Ответь же, Невпопад, – требовательно произнёс Морнингстар. – Пари между нами заключено, ведь так?

До чего ж заносчивы, до чего уверены в себе, в своих силах и в своей правоте эти рыцарские сынки! Через несколько лет они сделаются взрослее и ещё хвастливее, ещё наглее, чем ныне. От них всего можно будет ждать. Если они уже сейчас ценят себя столь высоко. Итак, совершенно очевидно, что в их лице подрастает новое поколение доблестных, благородных рыцарей, готовых целыми отрядами насиловать трактирных служанок, когда выпадет такая возможность.

«Задай же им всем! – прозвучал настойчивый голос в глубине моего существа. – Найди какой-нибудь способ с ними поквитаться! Придумай что-нибудь! Действуй!»

– Да, – сказал я.

Мне стало любопытно, как они отреагируют на моё согласие. В течение нескольких мгновений я даже льстил себя надеждой, что проявленная мной стойкость вызовет у них хотя бы подобие уважения. Но юнцы лишь расхохотались, дружной компанией двинувшись от меня прочь и на ходу вслух перечисляя все тяжёлые и унизительные поручения, какие мне придётся выполнять в качестве их слуги после неизбежного проигрыша. Но Булат вдруг вспомнил что-то важное, оставил своих приятелей и бегом возвратился ко мне.

– Вот ещё что, Невпопад, – с угрозой произнёс он. – Когда ты проиграешь, не надейся улизнуть из крепости. Лучше сразу оставь всякие мысли о побеге. Пари есть пари, и мы шутить не любим. Заруби это себе на носу. Попробуешь спастись бегством, уж мы тебя догоним. И накажем, не сомневайся. – По тону его голоса, по стальному блеску глаз можно было без труда судить о реальности высказанной угрозы. – Согласно кодексу чести, ты в таком случае будешь нам служить долгие-долгие годы, а вдобавок тебя в цепи и кандалы закуют, чтобы поубавить прыти. Приятного тебе вечера, Невпопад. – Морнингстар с издевательской улыбкой сделал вид, что отдаёт мне честь. И вернулся к своим дружкам.

Некоторое время спустя я сидел в винном погребе, уставив неподвижный взор в серую стену и покачивая, словно ребёнка, мех с вином, который обеими руками прижимал к груди. И повторял как заклинание:

– Я в западне. В западне...

И это было правдой. Из одного только глупого бахвальства я позволил Морнингстару и его прихвостням вовлечь себя в гибельное пари. И что, чёрт побери, мне было с этим делать? У моего патрона сэра Умбрежа, разумеется, не имелось ни малейшего шанса победить на турнире. А у меня не было решительно никакой возможности раздобыть необходимую сумму, чтобы расплатиться с участниками спора. Оруженосцам за службу не платили ни гроша. Стол, кров и боевой опыт – вот всё, чем вознаграждались их труды на благо рыцарей-патронов. Юношам из богатых семейств, то есть всем, кроме меня, перепадало кое-что от любящих

родственников. Я же был один на свете и рассчитывать мог только на себя. Обратиться к Умбрежу с просьбой о ссуде я бы ни за что не решился. Старик был на редкость прижимист и вдобавок терпеть не мог всяческих пари и любых игр на деньги. Считал это позорной практикой, недостойной настоящего рыцаря и джентльмена. Если б я даже и попытался ему объяснить, что в случае моего проигрыша он рискует остаться без оруженосца, поскольку я попаду в кабалу к своим противникам, это вряд ли произвело бы на него впечатление. Он, говоря по правде, прекрасно обошёлся бы без моих услуг, в которых почти не нуждался, и легко позабыл бы о моём существовании. Мало того, ему без меня, возможно, стало бы вообще легче жить, ведь в этом случае сэру Умбрежу не приходилось бы по нескольку раз на дню осведомляться, кто я такой и как моё имя.

Положение, одним словом, было безнадёжным.

А после... когда я присосался к меху с вином... меня вдруг осенило. Идеи, подобные той, что пришла мне в голову, вспыхивают в мозгу внезапно, как молния, и озаряют всё сознание ярким, слепящим, радостным светом. Боже, до чего ж простым оказался найденный мной выход! Я уже нисколько не боялся предстоявшего турнира, напротив, ждал его с великим нетерпением.

* * *

В день, назначенный для состязания, погода выдалась на славу.

И, пожалуй, впервые за время службы при дворе короля на душе у меня было радостно и светло. Всё, что происходило вокруг, было мне интересно, всё меня занимало.

У кромки поля, где должны были проходить поединки, стояла почётная трибуна для короля Рунсибел а и королевы Беатрис. С обеих сторон этого нарядного павильона реяли флаги и разноцветные ленты, стражники числом не менее десятка стояли навытяжку у самой трибуны – не потому что их величествам всерьёз что-либо угрожало, а просто согласно заведённому порядку. Рыцари в полном боевом облачении один за другим промаршировали перед королевской четой, чётко печатая шаг и отдавая их величествам честь своими обнажёнными мечами. А тем временем их могучие и холёные лошади, которым также предстояло принять участие в ристалище, меланхолично потряхивали торбами, жуя овёс, на противоположном конце площадки.

Я то и дело поглядывал на своего сэра Умбрежа. Не могу вам передать, как я обрадовался, убедившись, что он вышагивает перед почётной трибуной столь же браво, как и остальные рыцари. И когда все они, обнажив мечи, отсалютовали Рунсибелу и Беатрис, старик, слава богу, не выронил своё оружие в момент взмаха. Я с ужасом себе представил, что случилось бы, если б слабые старческие пальцы не удержали рукоятку и меч, взвившись в воздух, долетел бы до самой трибуны, обезглавив короля на глазах у королевы и всего двора. Разумеется, ни о каком турнире после подобного несчастья и речь бы не шла, а заодно можно было бы и моё пари с Булатом и его дружками считать недействительным, но... Такой ценой...

«Нет уж, – подумал я, тряхнув головой, чтобы отогнать наваждение, – пусть будет как будет».

Оруженосцев разделили на две команды, обе выстроились шеренгами на противоположных сторонах поля. Порядок проведения поединков между рыцарями был определён и установлен заранее. К счастью для меня, Булат Морнингстар и я оказались в разных шеренгах. Мы с трудом друг друга различали, так велико было разделявшее нас расстояние. Но тем не менее я чувствовал на себе его взгляд, исполненный злорадного торжества. Он небось представлял себе, какую тяжёлую, грязную, унизительную работу взвалит на мои плечи, выиграв пари. Окажись я на его месте, я бы наверняка сейчас думал о том же самом. А вообще-то нет, будь я таким самовлюблённым наглецом, как он, мне только и осталось бы, что размозжить свою глупую голову первым попавшимся под руку булыжником.

Королю передали списки участников поединков, и рыцари заняли места у выходов на поле согласно установленной очерёдности. Сэру Умбрежу предстояло участвовать в первом из боёв. Это считалось большой честью. Не иначе как сам Рунсибел доверил старику начать турнир. Король по-прежнему питал слабость к Умбрежу, в глазах его величества престарелый рыцарь, несмотря ни на что, оставался тем же отважным, искусным, непобедимым воином, каким был когда-то.

Противником Умбрежа в первом его поединке оказался могучий и испытанный в боях рыцарь, сэр Овенберт по кличке Овен. Прозвище это он снискал себе поистине бараньим упрямством, а также и неустрашимостью в поединках, из которых редко когда выходил побеждённым. Я согласно своим обязанностям проверил, в порядке ли доспехи и оружие моего патрона. Сэр Умбреж выглядел на удивление бодрым и оживлённым. Таким я его, пожалуй, ещё не видел.

– Хорошая выдалась погодка для турнира, а, сынок? – подмигнув, спросил он меня.

– О да, сэр. – При слове «сынок» меня аж передёрнуло.

Он опустил руки, и я проверил, надёжны ли застёжки на его грудной и спинной пластинах. Они оказались в полном порядке. Тогда я перешёл к оплечью и закончил тем, что натянул ему на тощие кисти латные рукавицы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать