Жанр: Фэнтези » Питер Дэвид » Сэр Невпопад из Ниоткуда (страница 61)


Тэсит меня опередил, оставил, так сказать, далеко за флагом. Всё, что ему теперь оставалось, – это завоевать доверие феникса, освободить с его помощью Энтипи из рук гарпов и триумфально приземлиться в истерийской крепости. Даже если Энтипи заупрямится, отказываясь возвратиться под родительский кров, он её без труда убедит, что это необходимо. «Надо же известить твоих родителей, что ты цела и невредима», – мягко, но настойчиво заявит он. А по прибытии удостоится заслуженных почестей и станет тем, кем ему суждено стать.

А мне предстоит влачить безрадостное существование, без всякой цели...

Кроме единственной, уже осуществлённой – послужить фоном, на котором Тэсит выглядел бы максимально привлекательно.

И эта песнь, которую он так вдохновенно исполнял... посвящая её фениксу. В которой моё место во всей истории было обозначено с предельной чёткостью. Одно из двух: либо это была сочинённая им самим хвала себе, великому и прекрасному, и мой так называемый друг упомянул меня лишь вскользь, с презрением и антипатией... Либо он воспроизводил пророчество кого-то из плетельщиков-ясновидящих, «историю из будущего». Но в таком случае он мог её услышать и выучить наизусть много лет назад, когда мы были ещё детьми, и предложить мне свою дружбу вовсе не из благородства, а просто следуя предначертаниям судьбы, потому что так было суждено.

Выходит, я, со всеми моими надеждами и помыслами, должен убираться прочь с дороги, мне больше нечего делать в этой повести о блистательных деяниях великого героя. Только он, Тэсит – неустрашимый, благородный, бескорыстный герой имел право на существование. Единственный друг, для которого я ничего не значил... который готов был перешагнуть через меня, чтобы продолжать свой славный путь...

У меня в глазах потемнело от ярости.

Да и вы бы тоже разозлились, доведись вам обнаружить, что вся ваша жизнь – лишь краткий и малозначительный эпизод в чьей-то истории.

На миг мной овладело безумное желание броситься на остриё своего меча, чтобы разом со всем покончить.

Никогда ещё я не был так близок к самоубийству. Но к счастью, это было лишь временное помутнение рассудка, которое исчезло без следа, стоило лишь мне в очередной раз взглянуть на виновника нынешнего моего состояния. И сердце моё преисполнилось жгучей ненависти к Тэситу.

В ладони у меня вдруг очутился камень. Не помню, когда и как я его подобрал с земли. Он словно бы материализовался из воздуха. Гладкий такой, увесистый, приятно холодивший кожу. Движение опередило мою мысль. Я не вполне ещё осознал, что делаю, но рука, размахнувшись, уверенно метнула камень в цель.

В иной ситуации Тэсит вовремя почувствовал бы приближение такого опасного снаряда. Звук камня, рассекающего воздух, уподобился бы для него раскату грома. Тем более если учесть, с какой невероятной силой я его метнул. Но Тэсит самозабвенно продолжал развлекать феникса пением своей баллады. Он был так поглощён этим занятием, что не слыхал ничего, кроме собственного голоса. Эта самоуверенность, повлекшая за собой утрату бдительности, дорого ему обошлась.

Мой снаряд угодил ему прямёхонько в голову, чуть выше уха. Тэсит, не ожидавший нападения, упал на землю как подкошенный. Лицо его выразило крайнюю степень изумления и растерянности. Ещё бы, он только что услаждал себя и птицу райским пением, он уже мнил себя спасителем принцессы и прославленным героем, чьё имя станут с благоговением повторять далёкие потомки. И вдруг неведомый враг его атакует, сбивая с ног. Тут было чему удивиться. Что же до феникса, он выглядел не менее ошеломлённым, чем Тэсит. Даже несколько сконфуженным. Он повертел по сторонам огромной головой, и я, внимательно наблюдавший за его движениями, догадался, что новорождённый ещё не вполне ясно различает окружающее. Вероятно, через минуту-другую зрение у него прояснится, но пока он в точности так же, как и сладкоголосый певец Тэсит, пребывал в полном неведении о том, что помешало им и дальше наслаждаться обществом друг друга.

За всю свою жизнь я ни разу так быстро не передвигался, как в последовавшие за тем мгновения. Расстояние до этой парочки я преодолел в несколько прыжков. Конечно, посох, как всегда, служил мне опорой и подмогой. Тэсит ещё не вполне пришёл в себя после чувствительного удара камнем по голове и потому заметил меня, лишь когда я приблизился к нему почти вплотную. Но даже увидав и узнав меня, он вряд ли сразу связал моё появление с неожиданным нападением на себя. Полагаю, что именно поэтому он не сделал попытки подняться и дать мне отпор. Не исключаю и того, что, оглушённый ударом, он решил, что я ему просто привиделся. Как бы там ни было, но при виде меня он даже не шелохнулся.

Размахнувшись, я изо всех сил треснул его по голове рукояткой посоха.

«Если от удара камнем он едва не лишился чувств, то этот, нанесённый моей крепкой рукой, может и дух из него вышибить», – подумал я, торжествуя.

Когда тяжёлая рукоятка обрушилась на его скулу, я услыхал сухой треск. И это явно не посох трещал, он был слишком крепок! Значит, мне удалось серьёзно его ранить, этого красавчика, героя! Голова Тэсита бессильно качнулась и свесилась на грудь, он каким-то странным, пугающе медленным движением разинул рот и испустил не то стон, не то жалобный всхлип. Потом попытался приподняться. Там, где

только что находилась его голова, я заметил лужицу крови, в которой белели два выбитых мною зуба.

Я подумал: интересно, испытывает ли он боль? И вообще, чувствует ли он хоть что-нибудь? И удивился, какие странные мысли меня одолевают, в то же время занося посох для нового удара.

На сей раз Тэсит сделал слабую попытку защититься, но мог ли он, и без того еле живой, отразить удар, нацеленный со стороны его отсутствовавшего глаза, который заменяла чёрная повязка? Я угодил ему по лбу, и из большой рваной раны тотчас же густой волной заструилась кровь. Такие повреждения, даже совсем незначительные, всегда очень сильно кровоточат. На сей же раз я его задел весьма основательно, ручаюсь, и кровь в следующий миг залила его здоровый глаз.

Феникс наконец-то понял, что между мной и Тэситом происходит нечто странное, даже пугающее. Он с протестующим криком взмахнул могучими крыльями. Это движение вызвало чуть ли не ураган. Пепел сгоревшего феникса, предшественника нашего малютки, так и взвился к небесам. Но я ещё кое-что заметил: крылья у новорождённого окрепли настолько, что он теперь вполне мог бы подняться в воздух. Фениксы – существа сверхъестественные, и процессы взросления и возмужания, на которые у обычных птиц уходят долгие месяцы, длятся у них считанные минуты. Словно в ответ на мои мысли, малыш, помедлив, начал взлетать.

Одновременно с ним и Тэсит стал подниматься с земли. Ноги у него дрожали и подкашивались, и мне ничего не стоило боковым ударом посоха снова его свалить. Падая, он произнёс моё имя. Я услыхал, как он не без труда выговорил: «Невпопад!» – голосом, в котором звучали злость, и жажда мести, и наряду с этим – всё ещё не покидавшее его недоумение. По крайней мере, мне показалось, что он именно это пробормотал: «Невпопад». При выбитых зубах и почти наверняка сломанной челюсти его выговор, как вы догадываетесь, отличался исключительной внятностью.

И тогда я снова привёл в действие посох. Но на сей раз не стал заносить руку для удара, а просто выбросил её вперёд, словно копьём орудовал, и рукоятка угодила

Тэситу прямёхонько в лоб. Из жалости к поверженному противнику я не стал нажимать на кнопку, чтобы высвободить четырехдюймовое лезвие. Оно бы наверняка пробило ему черепную кость и вонзилось в мозг. Ведь как-никак, я был Тэситу многим, очень многим обязан. Даже этот посох был когда-то вырезан из прочного дерева его руками. Вот я, пусть и частично, но возвратил ему долг: оставил его в живых.

Тэсит опрокинулся на спину. На лбу у него рядом с нанесённой мною раной вздувалась огромная шишка. Невидящим, лишённым всякого выражения взором он уставился в небо, и я с испугом и сожалением подумал, не запоздал ли я, часом, со своим великодушным порывом, не умер ли он, чего доброго. Но времени подтвердить или опровергнуть это ужасное предположение у меня не было: гигантская птица оторвалась от земли. Потрясённый и испуганный жестокостью и насилием, свидетелем которых он стал в первые минуты своей жизни, феникс спешил убраться от нас с Тэситом подальше.

Но я не собирался так просто его отпустить. В мои планы входило навязать ему свою компанию. Я огромными скачками помчался за ним вслед, а догнав его, оттолкнулся от земли посохом и подбросил своё тело вверх. Руки и плечи – единственная по-настоящему развитая и чрезвычайно сильная часть моего тела – блестяще справились с задачей. Но на миг мне показалось, что я не смогу допрыгнуть до широкой спины птицы. К счастью, я всё же смог взгромоздиться на испуганного, вскрикнувшего от неожиданности феникса, и, хотя очутился почти у самого хвоста, мне удалось удержаться в этом положении: я что было сил уцепился за перья на его спине.

Птица заметалась в воздухе, пытаясь меня стряхнуть. Мы успели уже подняться футов на двадцать над землёй. Падение с такой высоты могло доставить мне массу неприятностей. При очередном рывке феникса несколько его перьев остались у меня в кулаке. Я на секунду его разжал, и они закружились в воздухе, плавно опускаясь вниз. В следующий миг я с ловкостью, которой прежде никогда не обладал, скользнул вперёд по гигантской спине и переместился к могучей шее. Обхватив её одной рукой, я почувствовал себя гораздо уверенней. Теперь можно было не опасаться падения. Я перевёл дух.

Тридцать, сорок футов над поверхностью земли. Подъём всё продолжался. И тут феникс стал нырять и кружиться в воздухе, ложась попеременно то на одно, то на другое крыло. У меня потемнело в глазах. Негодная правая нога и прежде-то никогда не была для меня опорой, левая эту опору вмиг потеряла. От падения меня спасала только сила и цепкость левой руки, которой я обхватил шею птицы. В правой я сжимал посох. При желании я мог бы выпростать жало из рукоятки и убить строптивую тварь, но торопливый взгляд вниз, на землю, заставил меня отказаться от этого намерения. Если феникс погибнет на такой высоте, я его переживу всего на каких-нибудь пару секунд.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать