Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 1)


Немцов Владимир

Семь цветов радуги

НЕМЦОВ Владимир Иванович

СЕМЬ ЦВЕТОВ РАДУГИ

ОТ АВТОРА

С чувством некоторого смущения я называю этот роман научно-фантастическим. Многое из того, о чем написано в нем, я видел в колхозных деревнях. Какая же это фантастика?

Я вспоминаю встречи с комсомольцами - мастерами зеленых цехов. До самой зари мы сидели на бревнах возле строящегося клуба и говорили о завтрашнем дне. Романтики и мечтатели, люди, страстно влюбленные в свой труд, сейчас, как живые, встают перед глазами. Вот они, рядом. Я словно чувствую их теплое дыхание. Каждый из моих новых друзей представлял свою мечту настолько плотной и осязаемой, что казалось, можно дотронуться до нее рукой.

Непокорным от волнения пером написана эта книга о близком завтра, каким его видят изобретатели и выдумщики из Деревни Девичья поляна.

Светлые дороги открыты перед ними.

Как-то на широкой колхозной улице, где ходили с рулетками проектировщики, намечая план строительства нового агрогорода, я наблюдал за игрой школьников.

Только что прошел дождь. Лопались пузыри в лужах. В небе горела радуга.

Ребятишки устали от беготни и сели рядком на скамейку. Болтая босыми ногами, они смотрели в небо.

Большеглазая девочка (я и сейчас помню ее двигающийся, как у кролика, носик) сказала, что очень любит глядеть на радугу. В ней семь разноцветных дорожек, а идут они совсем рядом - вместе. Тут же эта большеглазая выбрала себе дорожку: "Пусть будет вон та, золотая".

Мальчугану, что сидел рядом с ней, видна, понравилась эта игра. Он выбрал голубую дорогу, потому что она, как небо. Летчиком хотел он быть.

Его товарищ вскочил со скамейки и, подняв руку, сказал, что красная полоса самая лучшая. Она, как раскаленный прут в колхозной кузнице...

Все разобрали дороги: и зеленую, как луг, и оранжевую, как заря, и самую верхнюю дорогу, словно обсаженную сиренью. И только одному задумчивому мальчику с выпуклым упрямым лбом не хватило цвета радуги.

Ребята беспокойно заерзали на месте. Их товарищ - самый маленький, обидно за него, даже если это игра. Кто-то пытался предложить свою дорожку. Упрямец не согласился. Он подумал и сказал: "Я ее сам сделаю, эту дорогу".

Смотря на радугу, обнимающую землю, мальчик говорил, что его тропинка пока еще не видна, она идет рядом с лиловой полосой, но выше ее. И пусть сейчас в радуге только семь цветов, а когда он вырастет, то обязательно откроет новый, восьмой цвет. Дети слушали своего товарища и верили ему. Я думал о нашем ясном, как радуга, пути, - можешь выбирать любой цвет, но нет счастливее дороги первооткрывателя...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ОБЫКНОВЕННЫЕ ЧУДЕСА

Я вижу

где сор сегодня гниет,

где только земля простая,

на сажень вижу,

из-под ней

коммуны

дома

прорастают.

В. Маяковский

Глава 1

ДЛЯ НАЧАЛА - ДВЕ НЕОЖИДАННОСТИ

Где горизонта борозда?!

Все линии

потеряны.

Скажи,

которая звезда,

и где

глаза пантерины?

В. Маяковский

На высоком холме медленно вращались крылья ветряка. Они как бы тушили и вновь зажигали маленькие тусклые звезды.

Рядом с решетчатой фермой уходила в ночное небо тонкая стальная мачта. На ней крутилась вертушка автоматической радиометеостанции.

С холма спускались два человека. Тот, что шел впереди, невысок и плотен, второй - худощав. Он был много выше своего товарища и сейчас, как его длинная тень, скользил вслед за ним по склону.

- Опять ты, Тимка, завел куда-то в сторону, - ворчал он, размахивая руками, чтобы не потерять равновесия. - По столбам надо было идти.

- А откуда ты знаешь, что провода от ветростанции тянутся именно в Девичью поляну, а не в какую-нибудь другую деревню?

- Ну как же! В избе, где мы остановились, я видел лампочку.

- А может быть, у них гидростанция на реке?

- На реке-е-е!.. - насмешливо протянул высокий юноша. - Здесь лужи-то не найдешь!

- Тогда пойдем вдоль линии, - согласился его товарищ, - если ты уверен, что они приведут нас домой.

- Где же теперь их найдешь?..

Приятели остановились. Надо было решить, какой избрать путь дальше.

В Девичью поляну техники по радиоприборам приехали только сегодня днем. Не успев как следует осмотреться, они тотчас же отправились к автоматической метеостанции. Здесь их и застала ночь.

Четыре раза в день, круглый год, эта метеостанция автоматически передавала в Москву показания погоды. Проносились тучи и дожди над мачтой радиостанции, ветер раскручивал лопасти ветряка, а с ними и ротор маленького генератора. От этой машинки заряжались аккумуляторы, спрятанные в железной коробке у подножья антенны.

Часы с годовым заводом, у которых отняли стрелки и заменили их тонкими контактами реле, включали радиостанцию в точно установленное время, и летели над страной радиосигналы, предсказывающие завтрашнюю погоду в Девичьей поляне.

В тихой лаборатории Московского метеорологического института, где люди изучают воздушные течения и дожди, прыгали по вращающимся барабанам тонкие трубчатые перья. Кривые и зубчатые линии рассказывали ученым о том, что в Девичьей поляне ветры слабые, а дождя не предвидится.

Почему вдруг такая забота об этой деревушке?

Впрочем, и Вадима Багрецова и Тимофея Бабкина, техников из метеоинститута, мало интересовало, почему для долговременного испытания опытной конструкции был выбран холм возле Девичьей

поляны. В задачу их командировки входила проверка приборов метеостанции.

Просматривая в институте записи погоды, техники особенно тщательно следили за показаниями прибора для определения влажности воздуха. Этот прибор они монтировали сами, внесли в электронный прерыватель (основную часть конструкции) ценное усовершенствование. Однако лишь ранней весной и прошлой осенью прибор показывал кое-какую влажность. Едва же наступило лето, цифры, определяющие содержание водяных паров в воздухе, стали такими ничтожными, будто прибор положили для испытаний на горячую плиту.

И сейчас, в эту ночь, раскаленной плитой казалась земля. Она еще не успела остыть после дневного жара.

- Вон, кажется, огни зажглись, - сказал Вадим Багрецов, вглядываясь вдаль. - Пойдем на них...

- Не торопись, - как всегда важно возразил Бабкин. - Что бестолку ходить? Надо разобраться: может быть, это другая деревня?

Но Багрецов, размахивая руками, уже заскользил вниз по склону. Бабкин недовольно побрел за ним.

"Удивительное нетерпение, - размышлял он, стараясь не упасть и, главное, не потерять из виду товарища. - Парню уже восемнадцать лет стукнуло, а положения своего не понимает. - Бабкин недовольно досмотрел на длинную фигуру друга. - Ведь он же из Москвы приехал, можно сказать - "научная сила".

Тимофей невольно улыбнулся своему определению и сразу же, согнав улыбку с лица, представил себе, что вдруг кто-нибудь из колхозников узнает, как эти москвичи в трех соснах заблудились. Впрочем, даже и сосен здесь нет, заблудились в двух шагах от деревни.

Вадим Багрецов - бледнолицый, курчавый юноша в шляпе - никогда раньше не был в колхозе. Он сам признавался, что сельского хозяйства не знает, и видел трактор только в кино. Багрецова увлекали космические лучи. После того как ему удалось побывать в летающей лаборатории, он день и ночь мог вести разговоры о "мезотронах и варитронах". Что же касается Тимофея Бабкина, то случайное путешествие в летающей метеолаборатории, где он чуть не погиб от этих самых "варитронов", не вызывало у него особого желания к таким беседам.

Багрецов неожиданно остановился, снял шляпу и посмотрел на небо.

- Какие здесь неинтересные звезды. Маленькие и мутные, будто на них матовые колпаки надели. Разве такие мы видели на Кавказе? Помнишь, в прошлом году?

- Ну вот, - недовольно отозвался Тимофей. - Тебе здесь даже звезды не нравятся.

- Да и не только они, - признался Вадим. - Месяц жизни в этой деревушке меня тоже не очень привлекает... Засохнешь от тоски и безделья.

- Нас сюда не для тоски, а для дела прислали, - раздраженно заметил Бабкин.

- Ну хорошо, - согласился Багрецов. - Четыре раза в сутки мы будем проверять работу всех приборов, вести дневник, измерять напряжения и токи. Ну, а остальные двадцать часов чем ты будешь заниматься? Кузнечиков ловить на этой горе?

- Тут колхоз, найдется и для нас дело.

- Огороды полоть? - иронически спросил Багрецов.

- Хотя бы! - резко оборвал его товарищ. - Тебе полезно повозиться в земле. Не вечно витать в стратосфере. И вообще позабудь о всяких чудесах. не здесь их искать.

Багрецов обиженно замолчал. Конечно, Бабкин прав. Какие уж тут чудеса! Завтра они зайдут к секретарю комсомольской организации колхоза, предложат свои услуги. Может быть, им поручат сделать доклад о международном положении или о каком-нибудь писателе, Маяковском, например. Его стихи Багрецов знает наизусть. "Конечно, космические лучи здесь вряд ли могут кого-либо заинтересовать..." - с грустью подумал Вадим. Но он не откажется и полоть, если это понадобится...

Зеленоватые звезды стали ярче, светлячками рассыпались по небосклону. Горизонта не видно; казалось, что звезды горели на земле. Одна из них, самая крупная и лучистая, хитро подмигивала Вадиму. Она становилась то голубой, то розовой, то красной, словно рубин. Вадим закрывал глаза - звезда исчезала, вновь размыкал веки, и она уже не та - горит холодным снежным блеском.

Запретить совсем бы

ночи-негодяйке

выпускать

из пасти

столько звездных жал,

размахивая руками, с чувством продекламировал Багрецов стихи Маяковского. Бабкин досадливо крякнул, и его друг снова замолчал. "Ну, и не надо, - решил он. - Разве этот тюлень разбирается в настоящей поэзии?"

Маяковского Вадим любил страстно и горячо. На школьных вечерах, в клубе он читал его стихи и гордился тем, что никогда не изменял любимому поэту. Никогда он не выступал со стихами, принадлежащими перу других стихотворцев.

Кто знает, может быть, в этом сказывалось своеобразное юношеское чудачество, но Вадиму казалось, что этим он нарушит слово, данное самому себе еще в школьные годы. Для него, кроме "дорогого Владим Владимыча", не существовало более близкого сердцу поэта.

Читал Багрецов неплохо, однако у юноши были нелады с произношением твердого "л". Сколько раз он давал себе зарок освободиться от этого недостатка, но никакие упражнения в технике речи ему не помогали. Кто-то сказал Вадиму, будто все это происходит оттого, что у него слишком короток язык.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать