Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 11)


- ...Итак, что же ты скажешь? - спросил Багрецов у товарища, когда они уже довольно далеко отошли от места происшествия.

Бабкин, видимо, не слышал вопроса. На разные лады чавкала вода в его сапогах. При каждом шаге хлопала, как мокрый парус, гимнастерка. Тимофей молчал.

Вот уже показались огни колхоза. Пахнуло знакомым запахом парного молока, смешанного с запахами печного дыма, овечьей шерсти и как будто мяты.

- Дим, а Дим! - услышал Багрецов голос товарища.

Он с готовностью повернулся к Тимофею и даже замедлил шаг.

- По моим наблюдениям, - начал Бабкин, - от нас многое скрывают... Да и, пожалуй, не только от нас, - добавил он.

- Зачем?

- Не знаю. Но уверен, что трактор с автоматикой, вот этот неожиданный фонтан и прочие чудеса, как говорится, звенья одной и той же цепи.

- Но постой! Если этими делами занимаются честные люди и не ставят перед собой никаких преступных целей, то какой же смысл им прятаться и окружать свои опыты тайной?

- Это нам неизвестно. Мало ли какие у них имеются соображения. Потом, может быть, все колхозники об этом знают, и только два городских балбеса строят свои догадки.

- Наивное предположение, - обиделся Вадим.

- Однако вполне вероятное, - стараясь подчеркнуть свое равнодушие к подобным вещам, сказал Бабкин, прикрывая нарочитый зевок рукой. - Откуда местные изобретатели или там исследователи знают, что два приехавших из Москвы молодца искренне желают им помочь? Может быть, эти пижоны только и умеют, что насмешничать? Доказательство налицо. Кто подтрунивал сейчас над Стешей? Девушка работает от зари до зари, ребятам Буровлева помогает, а ты только языком трудишься!

Багрецов молча проглотил пилюлю, чувствуя Тимкину правоту. Потом вдруг решительно заявил:

- Не верю я в твоих изобретателей.

- А Тетеркин?

- Да ну, ерунда! Наверное, рычаги у трактора за веревки дергает. Вообще нам надо поскорее все это дело выяснить и вместе с ребятами искать подземную реку. Конечно, если они сегодня ее не нашли без нас. Фонтан - это неспроста, мрачно добавил Багрецов.

- Тебе завидно, что Нас не пригласили? - съязвил Тимофей.

Его друг ничего не ответил.

Подошли к деревне. В редких окнах горел свет. За околицей, возле птицефермы, слышались глухие удары, словно далекие пушечные выстрелы. Вадим решил полюбопытствовать, отбежал с дороги и потянул за собой товарища.

Недалеко от двух белеющих столбов мчался за мячом Буровлев. Он нацеливался, чтобы пробить гол в одинокие ворота. Меткий выстрел, и мяч, ударившись о штангу, возвратился к ногам нападающего. Тот снова с азартом ударил по мячу.

"Бедный Буровлев, ему некогда тренироваться", - подумал Вадим и весело крикнул, когда вновь пущенный мяч опять отскочил назад.

- Штанга!

Буровлев оглянулся и, заметив две приближающиеся фигуры, насторожился.

- Добрый вечер! - приветствовал его Вадим.

- Здравствуйте, - нехотя ответил парень, поднимая с земли мяч и с некоторым удивлением рассматривая мокрые костюмы москвичей. Он был явно смущен непрошеными свидетелями его одинокой игры. По ночам гонять мяч - занятие не для взрослых! Баловство одно.

- У нас к вам просьба, товарищ Буровлев, - начал Вадим.

- Не просьба, а деловое предложение, - поправил его Тимофей.

- Вот именно, - согласился Багрецов. - Поскольку ваше звено сейчас отстающее...

- Это мое-то? - Буровлев помрачнел.

- Ну, не совсем, - вступился за товарища Бабкин. - Будем по-настоящему, по-мужски говорить. Девчата все-таки вас обгоняют? Не солидно.

Иван Буровлев молча сжал кулаки: затронули его самое больное место.

- Мы поэтому и предлагаем вам помощь, - сказал Вадим. - Подтянуться надо.

- Знаем, чего надо, - отрезал Буровлев. - Обойдемся как-нибудь. А вам пожелаем обсохнуть пока. С непривычки насморк захватите.

Бабкин кипел от негодования. Этот парень еще издевается. И, главное, по какому праву? За то, что ему предложили помощь?

- Пойдем, Вадим, - стараясь не выдать своего волнения, сказал Бабкин. Видно, товарищ Буровлев привык, что ему всегда помогает Антошечкина.

- Болтают, неизвестно чего, - буркнул рассерженный парень. - А еще москвичи... Совести у людей нет.

- Особенно у тех, которые бегают за мячом, когда за них работают, - опять не сдержался Бабкин

Оставив изумленного Буровлева, друзья зашагали по дороге.

Стеша быстро попрощалась с девчатами и побежала домой. Ей было как-то неудобно перед своими квартирантами, что она не совсем вежливо разговаривала с ними на кукурузном поле. Она хотела извиниться перед гостями, а главное предупредить, чтобы они не проговорились Буровлеву или кому-нибудь из его товарищей.

С помощью Ольги, весьма настойчивого секретаря комсомольской организации, Стеша привлекла к работе на кукурузном поле молодежь из других бригад. Девчат собралось много, а коли так - и дело пошло живее. За какие-нибудь три часа участок Вани Буровлева был обработан по всем правилам строгой агротехники, и даже придирчивая Ольга, которая принимала от Стеши этот обработанный участок, не могла найти в нем никаких изъянов, никаких отступлений от норм.

Все делалось с такой строгой конспирацией, что друзья Вани Буровлева, так же как и он сам до памятного разговора с москвичами, не могли даже представить себе, на что способны хитрые девчата.

В этот поздний вечер Ванюшины друзья тщетно ждали в условленных местах своих подруг... Проходили часы, и оскорбленные парни, прячась по задворкам от любопытных глаз, хмуро брели

домой.

Стеша думала об этом с улыбкой. Придет время, и парни все узнают. Они простят своих подруг.

Дома она была немало удивлена отсутствием москвичей. На столе стыл прикрытый полотенцем чугунок с варениками. Мать уже давно спала.

Девушка вышла на улицу. Давно затихли песни. Девичья поляна засыпала. Пыля огромными сапогами, пробежал Петька-радист, по прозванию "Петушок". Он уже выключил свой радиоузел, спешил домой.

В последний раз мигнула лампочка на столбе и погасла. Выключилась электростанция. Но зато в небе, во всю свою яркую силу, на полную мощность включилась луна. Она заливала широкую улицу спокойным немигающим светом.

Вдали показались две темные фигуры. Стеша сразу узнала москвичей. Проглотив зевок, она с улыбкой стала ждать опоздавших гостей, чтобы на правах хозяйки сделать им соответствующее внушение.

- Да где ж это вы так извозились? - всплеснула руками девушка, когда Багрецов и Бабкин подошли к калитке.

Друзья переглянулись. Говорить или не говорить? Вряд ли она может поверить, что из земли вырвался фонтан. Лишний повод для насмешек. К тому же они чувствовали себя виноватыми перед Стешей за свою неосторожность в разговоре с Буровлевым.

- Батюшки, да вы же совсем мокрые! - воскликнула девушка. - В колодец, что ли, лазили?

Нет, тут ничего не придумаешь. Багрецов незаметно скользнул в калитку. Пусть Тимка объясняется, у него это куда лучше выйдет.

Бабкин презрительной усмешкой проводил Вадима.

- Скажите, Стеша, вы можете молчать? - рассматривая сапоги, начал Тимофей.

- А вы?

Будто ледяная сосулька скользнула у него между лопаток. Бабкин поморщился.

- Об этом будет речь впереди, - неопределенно ответил он.

- Ну, а мне молчать, прямо скажу, что невозможно, - откровенно призналась Стеша. - Некоторые даже говорят, что я "балаболка".

- Однако секреты вы хранить можете?

- Могила, - таинственным шепотом сказала девушка и звонко рассмеялась.

Она откинула золотую косичку и подставила ухо Тимофею.

- Говорите скорее, - прошептала она. - Умираю... Бабкину не понравилась эта несерьезность. Но что поделаешь? Он взял обе косички Стеши в одну руку (откуда только смелость взялась!), наклонился над ее ухом.

- Антошечкина! - услышал Тимофей гневный девичий голос и отпрянул.

Перед ними стояла Шульгина. Ее бледное лицо застыло, словно отлитое из гипса, и только слегка трепещущие ноздри выдавали досаду и раздражение.

- Спать давно пора, Антошечкина, - медленно отчеканивая каждое слово, сказала она. - Завтра всех своих девчат подведешь, будешь вместо тяпки носом клевать.

Стеша покраснела и сконфуженно опустила глаза. Когда Ольга скрылась за углом. Бабкин презрительно заметил:

- Вот еще тоже начальница!

- Никакая не начальница, - с дрожью в голосе ответила Стеша. - Понимать надо. Она секретарь комсомола. Мне же совестно перед ней... И все... все из-за вас.

Девушка, чуть не плача, махнула рукой и убежала. Бабкин растерянно посмотрел ей вслед.

ГЛАВА 7

ЩЕКОТЛИВОЕ ПОРУЧЕНИЕ

Долго ль

дождика

ждать у туч нам?

В. Маяковский

Косые утренние лучи, с трудом прорвавшись сквозь волнистые зеленоватые стекла, обрадованно заиграли на столе, покрытом красным кумачом. Они осветили настольный календарь с многочисленными заметками, сделанными цветным карандашом "Светофор".

Анна Егоровна Кудряшова предпочитала его всем другим.

Трехцветная подпись под протоколом общего собрания, словно картинка в конце книжки, оставляет у читателя приятное воспоминание. Анна Егоровна даже письма писала "Светофором". От этого они становились радостными и радужными. Однако настроение у нее в последнее время было далеко не радужное. Виды на урожай не предвещали ничего хорошего. Где уж тут и думать об орошении всех полей. Хорошо, если удастся справиться с кок-сагызом и поливкой огородов. Вчера на партсобрании пришлось серьезно над этим задуматься.

Кудряшова встала из-за стола и прошлась тяжелой походкой немолодой грузной женщины. На ее белом, почти не принимающем загара лице, не было ни одной морщинки. Глаза голубые и холодные. Низко опустились брови, что всегда придавало выражению ее лица суровость.

Сейчас она затянула потуже узел своего белого накрахмаленного платка, который Кудряшова носила всегда, при любом костюме, и, подойдя к столу, полезла в ящик за папиросами. Пристрастилась к этому делу еще с войны, да вот никак не могла отвыкнуть.

Зажигая папиросу, она с досадой взглянула на неосторожно прожженную скатерть. Специально ставила она на это место календарь, чтобы никто не видел. Но бабка Анфиса, уборщица, обязательно передвинет его по-своему. Анна Егоровна снова закрыла дыру и подумала: "Нет, надо бросать! От людей скрываешься, как вор. Срамота, ей-богу!"

Она была твердо убеждена, что женщинам курить не положено, а ей тем более. Мало ли что, девчата могут нехороший пример взять. А это уж никуда не годится. Оттого Анна Егоровна и скрывает это свое несчастье. Она была твердо убеждена, что в ее положении курение становится действительно тяжелой неприятностью.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать