Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 12)


"В город, что ли, съездить? - думала она, жадно затягиваясь папиросой. Там, говорят, лечат от этой пакости. Придется к зиме, как управимся с уборкой..."

Скрипнула дверь, и на пороге появился смущенный Тетеркин в рабочем замасленном комбинезоне. Он бережно закрыл за собой дверь, словно она была из тонкого стекла, и молча остановился посреди комнаты.

"Видел или не видел?" - обеспокоенно подумала Анна Егоровна, прикрывая газетой дымившуюся папиросу.

- С чем пожаловал, товарищ Тетеркин? Слыхала я про твои художества, как ты из машины вывалился. Каяться, что ли, пришел?

- А чего мне каяться? - грубовато ответил механик. - Что было, то было. Можете, что хотите, со мной делать.

- Да уж, конечно, это безобразие так оставить нельзя, - сказала Анна Егоровна, с тревогой следя, как тонкая струйка дыма ползет из-под газеты.

Тетеркин, казалось, этого не замечал; он смотрел, как дрожит светящийся солнечный прямоугольник на стене, и ожесточенно мял в руках кепку.

- Я по другому делу, - наконец сказал он. - На базу ехать надо, горючего нет.

- Чтой-то я тебя не понимаю, Тетеркин. Ты же сам говорил, будто за это время сэкономил столько, что хватит до двадцатого. - Кудряшова поджала губы и вытерла их концом платка.

Механик задумался и, наконец, решительно сказал:

- Оно бы, конечно, хватило, да вот третьего дня машина испортилась, все горючее сожрала.

- А ты ее исправить не мог? - недоверчиво спросила Анна Егоровна.

- Бился-бился, - нехотя проговорил Тетеркин. - Никак не пойму, в чем дело.

- А что ж ты раньше не сказал? - рассердилась Кудряшова. - Отчего другого механика из МТС не вызвал? Или, наконец, почему московского техника не попросил вместе с тобой посмотреть?

- Это какого? - прохрипел Кузьма. - Маленького?

- Догадался, - с укоризной покачала головой Анна Егоровна. - Он мне сам рассказывал, что хорошо знает и машины и трактор...

- Ну и пусть! - раздраженно проговорил Тетеркин. - А здесь нечего ему подглядывать. (Наверное, он вспомнил ночную встречу на поле.)

- Ишь ты, гордый какой! Сглазит он твои трактора! Да я сама позвоню в МТС и попрошу, чтобы доверили приезжему технику проверить машину, если ты в ней не разбираешься.

- Не будет этого! - вдруг неожиданно рассвирепел Тетеркин и ударил кепкой об пол.

- Ты где находишься? - величественно поднялась из-за стола Анна Егоровна и сразу, как показалось Кузьме, стала намного выше ростом. - А ну, подыми кепку!

Механик повиновался и нетвердыми шагами направился к выходу. Дойдя до двери, он повернул голову и сказал:

- Потушите папиросу, Анна Егоровна. Газета сгорит.

Хлопнула дверь. Кудряшова с досадой туго затянула концы платка.

Выйдя на крыльцо, Тетеркин столкнулся с Ольгой.

- В среду на бюро, - бросила она ему на ходу, стараясь проскользнуть в дверь.

Механик преградил ей дорогу.

- Значит, все-таки разбирать будете?

- А что бы ты сделал на нашем месте?

Ольга повернулась к Тетеркину спиной, поставила у входа тяпку и крикнула подругам, ожидавшим ее поодаль:

- Идите, девчата! Я сейчас догоню.

Стеша торжествующе улыбнулась и, шепнув что-то своей соседке, потащила ее за собой. Девушки весело побежали, подталкивая друг друга.

Оля проводила подруг глазами, убрала волосы со лба и вопросительно взглянула на Кузьму.

- Ты, кажется, хотел что-то сказать? - холодно проговорила она, теребя конец пояска. Увидев, что Тетеркин смотрит на ее беспокойные руки, Шульгина досадливо сунула их в карманы синего фартука и добавила: - Я жду.

Механик задумчиво смотрел на нее и молчал.

- Значит, тебе нечего сказать? - спросила Ольга, направляясь к двери.

Кузьма не отвечал. Ему слишком много надо было сказать ей, но он не решался. Тетеркин вспомнил, что у него не хватило смелости даже намекнуть Ольге о своем отношении к ней неделю тому назад, когда они возвращались вместе из "клуба на бревнах". Проклятая нерешительность! Девчата посмеиваются, хихикают, говорят, что Тетеркин боится комсомольского секретаря. Что ж, может быть, они правы! Строга Ольга, очень строга. Вот и сейчас она смотрит на него холодными насмешливыми глазами. Язык не повернется с ней о чем-нибудь постороннем заговорить, если она делом занята.

Вздохнул Тетеркин и, словно на что-то решившись, осторожно взял Ольгу за руку, повыше локтя.

Девушка удивленно взглянула на Кузьму, затем перевела взгляд на его руку с темными следами въевшегося в кожу масла и чуть заметно улыбнулась.

- Хочешь, чтобы я за тебя призналась?

У Тетеркина что-то внутри оборвалось. Ему даже сделалось страшно. О чем это она? Но тут же опомнился. Вот какая глупость... И как это он мог подумать? Досадуя на себя, Кузьма, будто обжегшись, выпустил руку Ольги.

- Я бы на твоем месте честно призналась, как это так могло получиться, что вдруг лучший комсомолец нарушает трудовую дисциплину, портит машину, отчего ломает плетни и в конце концов делается посмешищем всего колхоза, - сказала она.

- И ты смеялась? - Кузьма спросил едва слышно.

- А ты представь себе сам это зрелище: - человек свалился с трактора, а потом бежит за ним по улице на радость собакам. Есть на что посмотреть!

- Ну и смейтесь, - угрюмо сказал Тетеркин и, нахлобучив кепку на глаза, стал спускаться с крыльца.

Ольга сделала было движение, чтобы остановить Кузьму, но передумала. Однако, когда она смотрела на удаляющуюся

поникшую фигуру незадачливого механика и припоминала весь свой разговор с ним, то почувствовала какую-то неловкость. Ей казалось, что она не права, совсем иначе нужно выло бы говорить с Кузьмой. Но как? Этого она не знала.

Тетеркин появился в Девичьей поляне сравнительно недавно. Этот парень держался несколько замкнуто, почти никогда не покидал своей мастерской. Комсомольские поручения выполнял добросовестно, но я не очень стремился к тому, чтобы принимать активное участие в жизни девичьеполянской комсомольской организации, куда он был прикреплен. Стеша жаловалась секретарю, что этого "задаваку" - механика никак нельзя привлечь в драмкружок. Он не хочет играть Платона Кречета.

Шульгина знала, что Тетеркин все свое свободное время посвящает каким-то изобретениям. Он вечно что-то мастерит в своем сарае. Но все ее попытки узнать, чем занимается Тетеркин, ни к чему не приводили. Механик или отмалчивался, или обращал все дело в шутку.

- Ты ко мне, Ольгушка? - услышала Шульгина голос Анны Егоровны.

Ольга вздрогнула. "Аннушка", как называли многие в колхозе Кудряшову, высунулась из окна и с улыбкой смотрела на девушку.

- Чего брови-то сдвинула? - спросила она. - Или опять что не ладится?

- Да нет, ничего, - отмахнулась от своих мыслей Ольга. - Я хотела узнать, когда за бугром пар поднимут. Правда, это у нас сверх плана, но...

- Спроси у своего комсомольца! - досадливо перебила ее Кудряшова и поджала губы.

- А что случилось? - Ольга невольно метнула взгляд в ту сторону, где скрылся Тетеркин.

- Всю экономию в трубу пустил. Что-то там у него испортилось, вот он и подобрал горючее до капельки.

Этого никак не ожидала Шульгина. Она шла к Анне Егоровне с тайной мыслью предложить ей отдать участок за бугром комсомольской бригаде для опытных посевов. Ольга рассчитывала, что та экономия горючего, о которой ей говорил Тетеркин, может быть использована для обработки этого поля.

Нет, видимо, с механиком придется очень серьезно говорить на бюро. Он подводит всю комсомольскую организацию, и не только колхозную, но и МТС.

Нужно еще придумать, как траншеи рыть для цитрусовых. Тетеркин в этом мог бы серьезно помочь.

Ольга снова посмотрела на дорогу.

В расстегнутой куртке своего плисового костюма встревоженный и злой бежал по улице Буровлев. К нему привязался желтый кудлатый щенок. Он путался и вертелся в ногах Ванюши, как мяч. Казалось, что еще немного, и прославленный футболист сильным ударом перекинет его через здание правления колхоза на другую улицу.

- Что хочешь со мной делай, Шульгина, - закричал он еще издали, - но я так этого самоуправства не оставлю! На правлении вопрос поставлю, в райком напишу, в "Комсомольскую правду"!

Ольга переглянулась с Анной Егоровной и быстро пошла навстречу Буровлеву.

- Прежде всего, не кричи, - сказала она, отводя его в сторону. - А теперь рассказывай.

- Нечего мне глаза замазывать, - не унимался Буровлев. - Все вы с ней заодно.

- С кем?

- С Антошечкиной! Будто не знаешь. Я к тебе, Ольга, как к секретарю комсомола обращаюсь. По какому праву девчата над нами насмешки строят?

- Глупости говоришь, Буровлев, - строго посмотрела на него Шульгина. - Ты, как удельный князек, - читал, небось, про них, - засел в своем звене. Больше ты и знать ничего не хочешь. А ведь есть еще бригады, есть колхоз. Разве тебе не дороги их интересы? Ведь и впрямь говорят, что у тебя не звено, а футбольная команда. Ты - капитан и стремишься только к тому, чтобы выиграть первенство, поэтому другие звенья и бригады тебя интересуют как противники на футбольном поле.

- Сама же доклад делала насчет соревнования, - уже менее уверенно возразил "капитан команды".

- Значит, ты его неправильно понял. Нам сейчас нужны не отдельные герои, а общие высокие показатели всех бригад. Неужели ты думаешь, что комсомольская организация не найдет способа, как подтянуть Буровлева?

- Мы бы и сами... - начал он, но Ольга его перебила:

- Ты все время отказывался от помощи, а бригадир по мягкости характера не настаивал на ней. На бюро мы решили поддержать предложения некоторых комсомольцев и обработать твой участок ночью. По совести тебе скажу, Ванюша, доверительно сообщила Ольга, - что это мы сделали на пробу, как говорится, для воспитания. С коллективом шутки плохи! Если сам не управляешься на поле, то коллектив все равно придет тебе на помощь, хотел бы ты этого или не хотел.

- А если я скажу, что мне только того и нужно? Пусть хоть каждый раз девчата за нас стараются.

- В том-то и дело, Ванюша, что этого ты никогда не скажешь, - с теплой улыбкой заметила Ольга. - Ишь, прибежал, как встрепанный. До сердца, значит, дошло.

Парень опустил голову и стал застенчиво теребить пуговицу на плисовой куртке.

- Антошечкина нашим ребятам теперь проходу не даст, все насмешничать будет. Да и по другим деревням слух пройдет, - несмело проговорил он.

- За это не беспокойся: девчата дали слово, что все останется между ними. Они совсем не хотят тебя конфузить.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать