Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 16)


- Что с тобой случилось? Ума не приложу! - слышал Бабкин громкий и густой голос Кудряшовой. - Да ты посмотри, что с полем сделал! Вот вы городской ученый человек, - обратилась она к Тимофею. - Гляньте-ка на эту работу. Чай, у вас там, на заводах, таких мастеров не водится?

Бабкин с удивлением посмотрел на развороченную целину. Борозды то расходились в стороны, как ножницы, то пересекались, извиваясь немыслимыми вавилонами, будто захмелевший тракторист решил расписаться на этом поле, навсегда оставив потомству свою фамилию.

- Нет, Кузьма, - с сожалением сказала председательница. - Жили мы с тобой хорошо, а теперь не обессудь... - Она развела в стороны свои полные руки.

- Да чего вы от меня хотите? - с раздражением вымолвил бригадир, заметив, что даже ничего не понимающий городской мальчишка критически оценивает вспаханный им участок. - Задание я перевыполнил или нет? Всю ночь работал это вам что? Мало?

- За это спасибо! Ничего не скажу. - Анна Егоровна досадливо дернула за концы платка. - Но разве так можно измываться над землей? - указала она на поле, и ее крупные щеки затряслись от гнева. - Земля тебя кормит, а ты что с ней сделал?

От группы колхозниц, спешивших на работу, отделилась маленькая остроносая женщина. Подперев руками бока, она визгливым голосом закричала:

- Бабоньки, поглядите! Срамота какая... Тракторист-то у нас пьяный. Кренделя выписывает... Вон за что ему деньги платят. - Она распалялась все больше и больше. - Тут за кусок хлеба спину гнешь до ночи, а он...

- За тебя спину гнут, - раздался недовольный голос из группы колхозниц.

- Уж не ты ли? - вдруг повернувшись всем телом к обидчице, завизжала остроносая. - Указчица нашлась.

- И нашлась, - вышла вперед суровая женщина с голыми по самые плечи загорелыми руками. - Вчера больной прикинулась, а сама на рынок торговать побежала.

- Это я-то?

- А кто же?

- Глаза твои бесстыжие, - остроносая подбежала к ней и замахала перед ее лицом руками. - Ты не за мной, а вон куда смотри, - указала она на развороченное поле. - Комсомолу все с рук сходит.

- Не шуми попусту, Макаркина, - наконец не выдержала Анна Егоровна, строго взглянув на женщину потемневшими глазами. - Не твоего это ума дело. Сегодня вышла на работу?.. Иди, куда послали, и нечего здесь язык чесать.

До этого председательница колхоза стояла молча и не вмешивалась в ссору, словно она хотела показать городскому гостю, что руководить колхозом не так-то легко. Всякие бывают люди, нечего греха таить. Взять, к примеру, эту Макариху, - до чего же зловредная баба, живьем может съесть человека.

Анна Егоровна подавила вздох и, проводив глазами женщин, обратилась к Тетеркину:

- Слыхал, что Макаркина про комсомол сказала?

Тетеркин пожал плечами: "Мало ли чего сболтнет вздорная баба!"

- А ты подумай все-таки над ее словами. Может, и права она?

Механик ничего не ответил и оглянулся на стоящий неподалеку трактор. Анна Егоровна проследила за его взглядом и, посмотрев на часы, подошла к Бабкину.

- Уважьте все-таки меня. Поглядите, чего это его трактор безобразничает: горючее без меры жрет и хозяина не слушается, целину поганит. А ты, Кузьма, не артачься, когда тебе помощь предлагают, - сказала она уже механику и, поправив выбившиеся из-под белого платка темные блестящие волосы, неторопливо направилась к машине.

"Надо сейчас ехать на строительство кирпичного завода, - решила она, просматривая свои заметки в записной книжке. - Потом что еще тут? Написать Горбуновой рекомендацию в партию... Позвонить в город о проекте консервного производства. Надо сушилку для овощей организовать. Тут еще Никифор о молочном заводе твердит. Сколько еще дел впереди! - вздохнула Анна Егоровна. - Ума не приложишь. А здесь вот приходится на всякие бабьи разговоры время тратить".

Она оторвалась от записок и недовольно посмотрела на развороченное поле.

Широколицый паренек с гладко стриженной головой, ученик Тетеркина, открыт перед Кудряшовой дверцу машины.

Тонкий кудрявый дымок вылетел из выхлопной трубы и потянулся за ней. "Москвич" тронулся, и скоро на дороге остался лишь тающий след - голубой дым, как от папиросы.

Уехала Анна Егоровна, и будто сразу в сознании Бабкина все окуталось туманом.

"Как я должен начать разговор с механиком?" - думал он, смотря на плывущий дымок. В голове ни одной мысли. Положение еще более осложнилось после случая с развороченной целиной. Дым окутывал Бабкина со всех сторон.

Техник глянул на Тетеркина. Тот стоял почти рядом с ним и, торопливо затягиваясь папиросой, клубами выпускал едкий дым прямо в лицо "приезжему специалисту".

- Мне Анна Егоровна говорила, - начал Бабкин, стараясь держаться с достоинством, даже подчеркивая равнодушие ко всему этому делу, - что один из ваших тракторов, - он указал рукой на стоящую рядом машину, - потребляет слишком много горючего.

- Так, - согласился механик, откусил половину мундштука у папиросы и снова сунул ее в рот. Глаза его холодно блестели.

- Может быть, неисправность в карбюраторе? Испорчен жиклер?

Тетеркин выплюнул папиросу и презрительно взглянул на маленького техника:

- Карбюратор в дизеле?

От досады Бабкин чуть не прикусил себе язык. И как он не заметил, что механик работал на дизельном тракторе? Конечно, в нем не может быть никаких карбюраторов и жиклеров.

Механик стоял, широко расставив ноги и

заложив руки в карманы. Он слегка раскачивался, ожидая, что еще нового скажет этот "специалист".

- Я, конечно, мог не знать, какого типа у вас машина, - поборов смущение, проговорил Тимофей. - Но дело не в этом. - Он обвел глазами поле, по которому словно прошли полчища кротов. - Мне сказал мой товарищ, что вы интересуетесь автоматикой и просили посмотреть инструкцию к нашей автоматической метеостанции. Вот она.

Бабкин вынул из кармана тонкую зеленую книжицу и протянул ее механику.

Тетеркин даже не взглянул на нее.

- Спасибо за вашу заботу! - Механик достал из кармана тряпку и стал тщательно вытирать ею руки. - Недосуг нам. Видите, перепахивать этот кусок придется, - он взмахнул тряпкой и указал на поле. - Фары ночью почему-то испортились... Вот и наковырял.

Повернувшись спиной к Бабкину, Кузьма зашагал по полю.

- Насчет карбюратора Анне Егоровне все-таки доложите! - крикнул он уже издали.

Тимофей с отчаянием посмотрел ему вслед. "Ну и братец! - вспомнил он пастушка Сергея. - С таким должен быть совсем иной разговор".

ГЛАВА 9

О ПОЛЬЗЕ МАТЕМАТИКИ

...кто бьется,

чтоб дни труда

были радостны и легки!

В. Маяковский

Около метеостанции Бабкин увидел Вадима. Багрецов полулежал на траве и следил за стрелкой вольтметра, присоединенного для проверки реле электронного прерывателя. В аппарате, видимо, что-то не ладилось. Вадим, прикусив язык, осторожно дотрагивался пинцетом то до одной, то до другой части схемы.

Бабкин постоял несколько минут молча, затем опустился на колени и заглянул под панель. В лабиринте проводов запутался зеленый кузнечик. Он прыгал, ударяясь о тонкие пластинки реле.

Повернув аппарат, Тимофей вытащил длинноногого гостя из-под монтажа и протянул его Димке.

- Возьми на память! Так можно три часа искать испорченный контакт.

Он хотел было сунуть кузнечика рассеянному другу за шиворот, но вдруг вспомнил о Тетеркине, о том, как этот колхозный механик подсмеялся над ним, вспомнил о Буровлеве, о всех неприятностях последних дней и решил, что сейчас не до шуток.

- И о чем ты только думаешь? - набросился он на товарища, словно тот был виновен во всем. - Собрал под панелью целую коллекцию жуков, а потом удивляешься, почему появился переменный контакт? Замечтался совсем.

Он отбросил кузнечика в сторону и наклонился над аппаратом.

- Ну как, видел Тетеркина? - спросил Багрецов, доставая из кармана клеенчатую тетрадь. Он просто хотел перевести разговор на другую тему. Сейчас его занимало лишь исправление пластинки реле, и Тетеркин тут был абсолютно ни при чем.

Однако совсем иначе воспринял его вопрос Бабкин. Ему показалось, что Димка знает все. Он ехидничает и издевается. Пожалуй, никогда Бабкин не чувствовал себя так скверно, как после встречи с механиком. "Насчет карбюратора Анне Егоровне все-таки доложите", - до сих пор звенел в ушах его насмешливый голос.

Очень самолюбив Бабкин, он не мог примириться с мыслью, что колхозный тракторист поставил его в таксе глупее положение. Ведь он все-таки техник из Центрального института. И вдруг - такая насмешка... Ольга - деревенская девушка, что она может понимать в настоящей науке? Но и она смеялась над ним, когда Бабкин рассказал о фонтане.

"А Димка? - подогревая свою злость, снова подумал о нем Тимофей, ожесточенно выдувая пыль из-под панели аппарата. - Да ведь он тоже как бы с ними заодно... Почему мой дружок спросил о Тетеркине? Откуда он знает, что я сегодня должен был встретиться с ним?"

Бабкину хотелось грубо оборвать Вадима, наговорить ему всяких колкостей... Если он настоящий друг, то зачем так себя ведет? Почему Димка все эти дни остается как бы в стороне, а все шишки валятся на пего, Тимофея?

И вот Бабкин, всегда спокойный и примерный техник из Центрального института, образец выдержки и невозмутимости, сейчас абсолютно вышел из привычного ему душевного равновесия. Он не терял спокойствия и присутствия духа, даже когда остался один в летающей метеолаборатории. После этого случая в институте только и говорили о Бабкине. Ребята, ремесленники с опытного завода, провожали его восхищенными глазами, а девушки перешептывались между собой, глядя ему вслед. Как же, ведь это он - "знаменитый Бабкин"...

Сейчас исчезла солидная невозмутимость отважного техника. Затронуто было его самолюбие. В этом случае Тимофей не мог оставаться спокойным.

Что скажет он тому же парторгу института, если тот даже не специально, а так, к случаю, спросил, нашел ли Бабкин в колхозе друзей. Бабкину нечего сказать... Когда он уедет из Девичьей поляны, то в "клубе на бревнах" девушки будут со смехом вспоминать чудного городского парня: он открыл не существующий фонтан и нашел карбюратор в дизеле.

А Димка? Что ж Димка? Над ним смеяться нечего... Тимофей отбросил кисть, которой чистил аппарат, и взглянул на товарища. Тот совершенно не замечал обиды Бабкина. По-детски приоткрыв рот, Вадим с увлечением занимался куда более интересным делом: он чертил!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать