Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 39)


Выехали из деревни. Пока шла хорошая дорога, все было благополучно, но вот колеса машины запрыгали по ухабистому проселку. Звоном и грохотом огласились уснувшие поля. В соседних деревнях залаяли собаки.

Сергей выскочил из кабины и забрался в кузов. Бедра катались по всему кузову, ударялись о борта, стукались друг о друга, подскакивая на неровностях дороги. Сергей лег всем телом на них, придерживая руками и ногами. Нет, ничего не помогало. Проклятые ведра грохотали так, что ломило в ушах. Он никак не мог подобраться к кабине, чтобы остановить машину. Ведра больно ударяли его по ногам и по рукам, били в бока. Дужки дребезжали и звенели, как будто дразнили Сережку, заливаясь смехом.

Не хотел об этом вспоминать Сергей. Он мужественно вынес неожиданнее испытание. Только на другой день почувствовал пастушок, как здорово болят у него синяки на коленях. Ему приходилось ходить не спеша, вразвалочку, совсем так же. как товарищ Бабкин, и это обстоятельство хоть немного утешало Сергея.

Сейчас он работал уже не лопатой. Проворно втаскивая наверх ведра, скользящие по проволоке, Сергей узнавал каждое из них. Вот это, синее, дала ему бабка Никаноровна, а вот это, совсем новенькое, покрытое цинком, точно изморозью, взял у Гудковых.

* * * * * * * * * *

Искусственное озеро на холме было уже почти готово. Специальная бригада "бетонщиков" месила жирную глину, прибавляя к ней соль. Этим составом будут обмазаны стенки бассейна, чтобы вода не просачивалась в грунт.

Стеша спрашивала у "главного инженера", будет ли установлена новая турбина к тому воскресенью.

- Почему именно к этому сроку? - удивился Вадим.

- Хотим спектакль играть при надежном свете, - гордо отвечала Антошечкина и уже представляла себя на ярко освещенной сцене.

Как и несколько дней тому назад, чуть покачивалась лампа над котлованом. Свет ее дрожал на золотистом песке, но многим казалось, что видят они этот песок уже сквозь толщу прозрачной воды. Багрецову чудилось, что вот-вот загудит мотор, зачавкает насос и хлынет блестящая струя из широкой трубы. Как хочется Вадиму заглянуть в ее темное отверстие и первому подставить ладони! Пусть брызжет тяжелая струя, прохладой смывает усталость с натруженных рук.

Немногие так уставали, как Сима Вороненкова. Маленькая, с острыми плечами, тонкая, как молодая березка, и ручки у нее тоненькие, как прутики. Ну, как ей поднять лопату с песком? Черноволосая, коротко подстриженная, с крохотным острым носиком, она напоминала выпавшего из гнезда птенца. Прозвали ее в деревне "Вороненок". Так и утвердилось за этой девушкой ласковое прозвище, тем более и фамилия у нее такая.

Симу привезла из города Анна Егоровна. Всем Кудряшова говорила, что это ее племянница отыскалась. А в деревне редко кто не знал, что у Анны Егоровны никогда и никакой племянницы не было. Кудряшова ездила в городскую больницу к звеньевой Марье Гудковой и там в палате заметила чернявую девчонку. Она была сирота, ни с кем не разговаривала и обычно по ночам плакала. Кудряшова решила, как только девочка поправится, взять ее к себе.

"Приехала Вороненкова в колхоз тощая, зеленая, ну чисто ей травой щеки кто натирал. Поглядели мы на Симочку, - рассказывала как-то Стеша москвичам, - и думаем меж собой: не отходит ее председательница. Ан нет, через недельку наш Вороненок очухался. Зелень вся спала, щеки покраснее да покруглее стали. Выходилась девка. Работы запросила. Анна Егоровна счетоводом Вороненка назначила. Ничего, колхозники не обижаются. Бригадир Шмаков души в Симе не чает. Она его всем счетным премудростям выучила. Вообще правильная девчонка!"

Сима почувствовала, что только сейчас она начала жить настоящей, полной жизнью. Она нашла себя, окрепла, и теперь уже ей казалось бесконечно далеким то жалкое слезливое настроение, которое она испытывала раньше. Сима поняла, как много сделала для нее и Анна Егоровна и все товарищи. Они окружили ее настоящей трогательной заботой. Кто она была для них? Девчонка, не умеющая ничего делать, к тому же "дохлая" и с отвратительным плаксивым характером.

Вороненок потребовала, чтобы ее тоже взяли на строительные работы. Чем она хуже других колхозных девчат? Ей было пытались, под всякими предлогами, всучить самую легонькую, мало значащую работу, вроде подшивания бумажек, чем она раньше занималась в городе. Говорили, что сейчас самое важное - это подсчитывать, сколько ведер песка поднимут из котлована. Кто-то, кажется Буровлев, доказывал это совершенно серьезно. Но Сима категорически запротестовала. Ей нужно получить настоящую полезную работу. "Дайте мне лопату", - наконец потребовала она. Ольга пожала плечами и приказала выдать ей это "орудие производства", только то, что поменьше и полегче.

- Удивительное дело, - говорила она Никифору Карповичу. - Наш Вороненок научился требовать.

- Радуйся, Ольгушка, - усмехнулся Васютин. - Это значит правильнее воспитание. Если человек умеет только просить, а не требовать всего того, на что он имеет право, толку от такого человека никогда не будет. Потому как в силах своих не уверен.

Сейчас Сима наводила последний лоск. Она тщательно срезала лопатой бугорки и неровности на влажной стене котлована. Иногда даже отходила в сторону, чтобы издали полюбоваться своим искусством. Она смотрела на слоистый грунт с волнистыми прожилками синей глины, белыми полосами известняка и каких-то неизвестных ей темно-каштановых пород и представляла, что перед ней дорогая

яшма, только нужно эту яшму отполировать.

* * * * * * * * * *

Сегодня Ольга необычно рано спустилась с холма. Приезжал секретарь райкома комсомола и просил ее сделать завтра доклад на собрании молодежи в колхозе "Победа". Нужно было подготовиться.

Шульгина не в первый раз рассказывала о работе своей бригады. Она вспомнила, как весной на заседание бюро колхозной комсомольской организации приезжал представитель из райкома комсомола - сухой заносчивый юноша, который мог говорить только цитатами. Опыты ребят из ОКБ он назвал "прожектерством", удивился попустительству председательницы колхоза и, самое главное, пригрозил Шульгиной, что о ней он доложит в райкоме как о секретаре, который подменяет комсомольскую организацию всякими "бригадами фантазеров".

Ольгу вызвали на бюро райкома комсомола, разобрались во всех материалах и одобрили ее работу. Правда, в решении записали, что опыты Особой комсомольской бригады не следовало бы скрывать от широких масс колхозников, учитывая прогрессивную роль ОКБ в развитии мичуринской науки и механизации колхозного труда. Борьба за урожай должна стать основой всей деятельности комсомольцев-новаторов. Предложение московского комсомольца Багрецова тоже не так давно обсуждалось в райкоме. После заседания бюро Шульгина уехала с радостным чувством. Ей сказали, что ОКБ на правильном пути. Мобилизация комсомольцев и всей молодежи на народную стройку "водяного аккумулятора" и оросительной системы - очень важное дело, и его всячески надо поддерживать. Ольга не могла пожаловаться на невнимание к "ОКБ в Девичьей поляне. Местная парторганизация не раз слушала Шульгину на своих собраниях. Для помощи ребятам в разведочном бурении колхозные коммунисты выделили члена бюро Павлюкова. Во время войны он знакомился с этим делом. В нерабочее время кузница и мастерские были в распоряжении ОКБ. Старый кузнец - коммунист Тюхменев стал в ОКБ инструктором...

Девичьеполянская партийная организация особенно отметила почин ОКБ в помощи "Партизану". Этот опыт перенесли на другие колхозы.

Члены ОКБ мечтали о хлопке на полях колхоза, думали о рисовых полях, о том, как вывести незамерзающие лимоны.

Ольга знала, что над этим работают целые исследовательские институты, ученые, академики. Но без колхозников-новаторов, опытников тоже нельзя обойтись в великой борьбе за сталинский план переделки природы.

Как рассказать завтра на собрании о всех своих опытах, пока еще мало удачных, проведенных только в оранжерее или на крохотных участках? Как убедить людей, никогда не видевших дерева грецкого ореха, что это огромное богатство, что из орехов, снятых с шести деревьев, можно получить высококачественного масла больше, чем дает в год самая лучшая корова-рекордистка? Можно ли сейчас всерьез говорить о люминесцентных лампах над полями? Скольких растений мы еще не знаем! В нашей стране их растет больше двадцати тысяч видов. А в хозяйстве мы применяем только двести пятьдесят. Остальные ждут своей очереди, и кто знает, не скрыты ли в них какие-либо особенно ценные качества. Нашли же туристы-комсомольцы еще в тридцать первом году одуванчики кок-сагыза, тогда еще дикого растения.

Сегодня Ольга просматривала свои записи в агролаборатории. Ей известны химические составы почв на каждом поле колхоза. Знает Ольга, сколько удобрений вносилось в почву за последние годы, сколько взяли из нее питательных веществ урожаи, сколько вымыло в нижние слои почвы и сколько осталось.

Новый бригадир Шмаков часами просиживал в лаборатории вместе с Ольгой и смотрел, как она с математической точностью определяла дозы удобрений, которые нужно внести на каждое поле.

Агробиология казалась Ольге всеобъемлющей наукой; для того чтобы ее постигнуть, нужно знать математику, химию, физику и много, много других наук

Видно, нет на свете более увлекательного дела, чем у нее, Ольги.

Она уже подошла к дому. Осторожными шагами поднялась на крыльцо и тихо приоткрыла дверь в сени. Тявкнул щенок. Ольга цыкнула на него.

Мать уже давно спала. Ольга поправила одеяло, постояла, прислушиваясь к ее спокойному дыханию, и вошла в свою комнату.

Нечто вроде угрызения совести почувствовала она, закрывая за собой дверь. Вот и постоянно так. Придет Ольга либо ночью, либо под утро, и некогда с матерью перекинуться словом. Мать безропотно все делает за Ольгу по хозяйству, несмотря на то, что приходит усталая с поля тоже к вечеру. Кроме Ольгушки, у нее еще двое девчонок. Те маленькие, их надо накормить, постирать платьишки. Да мало ли найдется дел по дому!

Ольга зажгла свет и увидела на своем столике приготовленный ужин, накрытый полотенцем. В термосе - горячий чай.

Наскоро поужинав, она придвинула к себе стопку книг и свои записи. Мельком взглянула на приготовленную ко сну постель. Увидела на спинке стула свой аккуратно разглаженный костюм. Тут же на стуле лежала любимая блузка, она еще пахла горячим утюгом. На полу стояли новые туфли, вынутые матерью из сундука. Она знала, что завтра Ольгушке ехать на доклад, а потом в город.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать