Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 42)


- Не знаю, - отозвался Тимофей. - Но кажется мне, что каждый из нас уже сейчас готовит себе пропуск в будущее.

- И Макаркина? - насмешливо спросил механик.

- Пока еще нет. Такие люди не понимают, что догонять труднее, чем идти рядом со всеми.

- И ты думаешь, что они пойдут рядом?

- Определенно, - твердо, как всегда, когда он чувствовал уверенность, сказал Бабкин.

- Посмотрим, - недоверчиво заметил Тетеркин.

- Посмотрим, - сказал Тимофей.

Они молча направились в кабину трактора. Через минуту застучал мотор. Белесый дымок пополз по траве. Вспыхнула фара, и длинный луч потянулся по полю, намечая путь каналу.

Зазвенели гусеничные траки. Машина тронулась вперед, движущиеся плоскости врезались в грунт, приподнимали дерн, как умные заботливые руки, и осторожно укладывали по обе стороны канала.

Макаркина разогнула онемевшую спину и, не замечая ничего вокруг, пошла за машиной, потом вдруг опомнилась и долго стояла неподвижно, вглядываясь в золотую полоску, светившуюся на бугре.

ГЛАВА 7

В СТЕПАНОВОЙ БАЛКЕ

Чтоб каждой реки

любая вода

миллионы вольт

несла в провода.

В. Маяковский

Этим ранним воскресным утром, когда только что начала просыпаться степь, когда первые солнечные лучи, словно золотые соломки, поднялись из-за бугра, можно было встретить Багрецова очень далеко от деревни. Он шел неровной, спотыкающейся походкой, и казалось со стороны, что он и сам не знает, куда бредет.

Длинная тень преследовала Вадима, в точности повторяя каждое движение, будто насмешливо передразнивая его, взбираясь на кротовые кочки, путаясь в бурьяне, пожелтевшей полыни, в колючих степных травах.

Третьего дня поздно ночью к Багрецову прибежал Копытин. Он отвел его в сторону и сказал: "Скважина сухая, вода ушла".

Вадим не мог этому поверить. Он бросился в подземную теплицу. В трубе клокотал воздух вместе с мокрой известковой породой. Насос захлебывался, но ни ведра воды нельзя было выкачать на поверхность.

Видимо, подземная река промыла себе новое русло где-то в глубине и ушла, не даваясь в руки человеку. В книгах по разведке подземных вод Вадим встречался с упоминанием подобных случаев, когда податливые карстовые породы вымывались рекой, образовывались пустоты. Затем происходил обвал, и вот уже нет в этом месте воды, река ушла в глубину, может быть в сухое русло, ранее вымытое другим подземным потоком. Об этом техника, предупреждали и в городе, когда он консультировался у специалистов. Много тайн и загадок скрыто в кедрах земли.

В ту же ночь ребята решили бурить еще глубже, надеясь на то, что вода прорвалась вниз. Однако и там воды не оказалось. Можно было предположить, что река промыла известковую перегородку и ушла в сторону. Но куда? Где нужно начинать бурение?

Никифор Карпович связался с городом, просил срочно прислать гидрогеологов. Оказалось, что в городе их нет, уехали на изыскание подземных вод в Шевяково. Приедут не раньше, чем через две недели. Но разве можно ждать? Вся затея Багрецова окажется никчемной. Ее, вероятно, придется пересмотреть в будущем году. Этим летом не успели дать воду на поля, к осени она не нужна, уже снимут урожай.

"А как ребята работали! - вспоминал Вадим, шагая по сухой траве. Он ничего не видел, мутное желтоватое пятно прыгало перед глазами. - Все уже почти готово, осталось только трубы к скважине подвести. Бросили их внизу. Потухла звезда на холме, затихли голоса. Петька-радист снял репродуктор, и теперь уже не слышно веселой песни над полями. Все ребята ходят растерянными и злыми. Бригадир Шмаков стал еще более молчалив, двух слов не скажет. Кое-кто стал во всем упрекать "главного инженера". Сколько трудов положили на это дело, и вдруг..."

Вадим старался не появляться на улице. Ему казалось, что колхозники его сторонятся, что он и в самом деле один виноват во всем. Напрасно Бабкин и Кузьма утешали его. Васютин ободрял Багрецова, утверждая, что воду они обязательно найдут, и нечего вешать нос "главному инженеру".

Ничто не радовало Вадима. Он бесцельно бродил по полям. Вот здесь под ногами, может быть совсем на небольшой глубине, течет спокойная и ленивая река. А поля иссохли, пожелтели...

Носятся грачи, тревожно кричат. Суслик выскочил из норы, встал на задние лапки и, увидев человека, снова исчез.

Багрецов шел напрямик, и казалось ему, что вода выступила наружу сквозь поры земли и теперь он, как в детстве, шлепает босиком по лужам.

И вдруг он слышит журчание. Не в мечтах, а наяву услышал Вадим извечную песню воды. Дробящимся стеклянным звоном пел ручей.

Подняв глаза, Багрецов только сейчас заметил, что очутился в Степановой балке. Из глубины оврага доносился шум воды.

Техник быстро спустился вниз по склону, заросшему кустарником и бурьяном.

"Может быть, здесь начинается подземная река?" - невольно подумал он. Больше его ничего не интересовало. Всюду он видел эту реку, она плещется под землей, она рвется наружу. Звонкие холодные ключи щебечут по оврагам и балкам, точно высланные вперед разведчики ищут выхода для реки. Долго ли будут ее прозрачные, светлые воды томиться в подземелье?

Вадим осмотрелся. Прямо перед ним вставала известковая стена. Она была покрыта продольными трещинами и напоминала крепостную стену старинной кладки. Рядом шли огромные ступени, будто вырубленные человеком. Дожди и ветры, полые воды, солнце и мороз сотни лет трудились над этим сооружением. А может быть, и река, что ушла под землю, здесь немало поработала? Кто знает, не проходило ли по Степановой балке ее русло?

Багрецов прислушивался к журчанию ручья и брел низом оврага. Давно он не видел таких сочных трав, таких ярких цветов, какие он встретил в Степановой

балке. Даже острая осока казалась ему мягкой и податливой. Длинная зеленая полоса тянулась по дну оврага. Белоснежные, чуть розоватые метелки болиголова, сиренево-красные высокие цветы иван-чая, какие-то желтые звездочки, рассыпанные в траве, встречались на пути Багрецова... И думал он, что эта свежая зелень и эти цветы покроют все луга, если вывести из глубины исчезнувшую реку.

Здесь, на дне оврага, был другой мир. Почти такой же, как сделала Ольга под землей. Красноватые бабочки, казавшиеся почему-то здесь огромными, были похожи на шелковые платочки, трепещущие на ветру. Вадим вспомнил, что точно такой прозрачный платок он видел у Ольги. Вспомнил и вздохнул.

С того момента, как Шульгина узнала о неудаче с бурением, Вадим ее не видел. Он был уверен, что Ольга избегает встречи с ним. Может быть, из вежливости, чтобы не напоминать о неудавшейся затее, или просто ей неприятно видеть "главного инженера". Он во всем виноват!

Шум воды становился все громче и громче. Как будто ручей стремительно низвергается по склону и его тяжелая струя с гулом бьет в дно огромной железной бочки.

Или это все только чудится Вадиму? Он прислушался, перепрыгнул через маленький ручеек и побежал. Он не мог понять, как это могло случиться, что столь ничтожная водяная струйка загремела бушующим потоком.

Еще издали он заметил на белом фоне известковых ступеней яркие цветные пятна.

Подбежав ближе, Багрецов смущенно остановился.

Ольга в праздничном бирюзовом платье сидела на ступеньке и что-то бросала в глубокую яму, куда с грохотом падала вода. Рядом с ней стоял Борис Копытин и, щуря близорукие глаза, всматривался в черный провал. Тонкими, но крепкими руками он упирался в бока.

Буровлев в сером праздничном пиджаке стоял поодаль, широко расставив ноги и заложив руки в карманы. Он сосредоточенно наблюдал за Ольгой.

Стеша из-за спины своей подруги заглядывала в провал. Ей приходилось наклоняться, и модные плечики ее платья все время сползали куда-то вниз. Стеша досадливо поправляла их и хмурилась.

Она первой заметила Багрецова. Скользнув глазами по своему нарядному зеленому платью и убедившись, что все в порядке, девушка повернулась на высоких каблуках и не спеша направилась к гостю.

- До чего ж хорошо, что вы пришли! А то непонятность одна получается... Мы уж думали, гадали, как нам порешить с этим делом. Спасибо, Ольгушка насчет спичек придумала...

- Постойте, Стеша, - устало перебил ее Багрецов. - Каких спичек?

Девушка заморгала прямыми, словно из проволоки, ресничками. Оглянувшись на товарищей, которые по-прежнему были заняты своим делом, Антошечкина отвела москвича в сторону.

- Может, что и не так я понимаю, - предупредила она его. - Не буду зря говорить, но вроде как хотят наши ребята реку найти. Сергея Тетеркина знаете? Так вот он вместе с Никиткой заметил, что здесь, в Степановой балке, ручей в яму уходит. К Ольгушке сегодня Сережка чем свет прибежал. А мы с утра на гулянку собрались в Дергачевскую рощу... Расфуфырились, конечно, чтоб перед соседями не совестно было, а то ихние девчата сильно задаются. Как сказала нам Ольгушка про этот ручей, не до гулянок стало... Хотели мы вас разбудить, да мать не дала, - она у меня строгая насчет такого дела. Говорит, успеется...

Вадим не дослушал разговорчивую девушку, торопливо подбежал к Ольге.

Она не удивилась появлению Вадима. Дружески улыбнулась ему и снова наклонилась над провалом.

Багрецов заметил, что Шульгина методически бросает в глубину спички. Из темноты веяло холодом, пахло тиной и плесенью.

Колодец был глубок, с известковыми стенками. По ним сбегала вода. Словно русалочьи косы, висли длинные клочья черно-зеленой тины. Они колыхались в прозрачной струе, как живые.

- Товарищ Шульгина, есть! - раздался восторженный крик.

От неожиданности Вадим вздрогнул и поднял голову. Откуда-то сверху, гремя сапогами по каменным ступенькам, катился весь взъерошенный "главный радист".

Он размахивал руками и отчаянно кричал:

- Есть спички! Есть спички! Спички есть!

Петушок в последний раз притопнул сапогами на ступеньке возле Ольги и, задыхаясь, проговорил:

- Так из воды и выныривают!

Через минуту все стало известно Багрецову. Обнаружив источник в Степановой балке, ребята решили проследить, не впадает ли он в подземную реку. А если так, то нельзя ли найти и место впадения этой реки в Камышовку. Еще раньше они заметили, что небольшая речушка Камышевка питается за счет мощных ключей. Нередко купальщики попадали в холодные струи, поднимающиеся со дна этой реки.

Высказывались предположения, что подземная река или ее ответвление, рукав, выходит в Камышевку около ее излучины, недалеко от дороги в город. Ребята хотели в какой-то мере узнать путь исчезнувшей реки. Может быть, проведя прямую между Степановой балкой и местом впадения подземной реки в Камышовку, удастся найти точку, где следует начать бурение новой скважины? Однако каждый из молодых исследователей понимал, что русло может извиваться под землей как угодно и нанести его на карту нельзя. Впрочем, если убедиться при помощи спичек, что возле Девичьей поляны проходит подземное русло, а не обычные водоносные пески (иначе бы спички не прошли сквозь них), то все-таки будет легче определить и путь реки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать