Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Семь цветов радуги (страница 44)


- И никуда вы не уедете, - неожиданно громко рассмеялась Ольга. - Не пустим, и все!

Она откинула голову назад и прищурилась. Девушка смотрела задорно, с вызовом, будто хотела сказать: "Что, не узнаете меня, Вадим Сергеевич? Странные шутки секретаря комсомола. Но правда ли?"

- Да... - вздохнул Багрецов. - Если бы это было в вашей власти...

- Ничего! - Оля насмешливо подняла брови. - Власть у нас маленькая, но с нами тоже считаются. Вам телеграмма. - Шульгина протянула технику сложенный вчетверо желтоватый листок.

Вадим недоверчиво посмотрел на Ольгу и развернул телеграмму.

"Девичья поляна Правление колхоза Путь к коммунизму Багрецову Бабкину

Распоряжением начальника института вам продлена командировка на месяц тчк Программа дополнительных наблюдений за метеостанцией высылается тчк

Никонов".

Техник перевернул телеграмму, будто стараясь определить, настоящая ли она. Не разыгрывают ли его ребята?

Он растерянно взглянул на девушку. Нет, она не способна на такую злую шутку.

- Довольны? - спросила Ольга. - Или это медвежья услуга с нашей стороны?

Вадим быстро взял Олину руку, потом, словно устыдившись своего порыва, отпустил, стараясь не смотреть девушке в глаза.

- Я не пойму, как это все получилось, - помолчав, сказал он. - Только вчера мы с Тимкой горевали, что ничего не успеем сделать... С Тетеркиным у него еще не все закончено... У меня... - Он потупился и замолчал.

- Можно не продолжать, - ласково заметила Ольга. - Об этом всем известно, даже в вашем институте.

Шульгина рассказала Вадиму, как несколько дней тому назад она обратилась к Никифору Карповичу и просила его помочь ей задержать техников в Девичьей поляне до тех пор, пока не будет закончено строительство. Тот посоветовал послать письмо в институтскую комсомольскую организацию. Пусть они попросят начальство института пойти навстречу колхозным комсомольцам и оставить москвичей еще на некоторое время.

Вчера Ольгу вызывал по междугородному телефону Одинцов - секретарь комсомольской организации института - и рассказал ей, что когда комсомольцы из лаборатории номер девять узнали о помощи своих товарищей девичьеполянским колхозникам, то взяли на себя обязательство выполнить досрочно все монтажные работы по четырем аппаратам, которые должны были монтировать Багрецов и Бабкин. Секретарь просил передать техникам, чтобы они не беспокоились за свои работы в лаборатории и сделали все возможное в Девичьей поляне.

- Кроме того, ваш секретарь спросил у меня, не желаем ли мы принять еще нескольких специалистов, - оживленно рассказывала Шульгина, - потому что многие комсомольцы хотят помочь нам на строительстве во время своих отпусков. Больше того, ваши институтские ребята организовали бригаду и делают для нас особую радиоустановку... Я точно не поняла какую, но, кажется, ультравысокой частоты... По трубке пропускается зерно, и оно сразу очищается от всяких вредителей. И все это вы, - Ольга шаловливо тронула Вадима за рукав, - вы начали эти большие дела и, конечно, Бабкин, которого я почему-то сначала невзлюбила. Мне известно, что о делах ОКБ Вадим Сергеевич подробно рассказывал в письмах...

- Это Одинцов сказал? - растерянно спросил Багрецов. "Как же посмотрит Ольга на такую болтливость?" - тут же подумал он.

- Можно было бы достойно отчитать вас за преждевременную рекламу ОКБ, - с лукавой насмешкой продолжала Шульгина. - Но есть вина у Багрецова куда более тяжелая. Скажите, что за странная девичья скромность появилась у него, когда дело коснулось разработанного им проекта? Да если бы я об этом не написала Одинцову, то нам пришлось бы одним заканчивать всю работу. За такие фокусы у нас исключают из ОКБ. - Ольга посмотрела на Вадима снизу вверх. - Что ж, простим вас за неопытность...

Багрецов еще не мог полностью осознать, как много значит для него решение начальника института. Теперь у него уже не было сомнений, что дело его нужное, и не только для комсомольцев Девичьей поляны... Ольга, Никифор Карпович, Одинцов, комсомольцы института, Никонов и сам начальник - генерал Ступин - все это звенья крепкой и неразрывной цепочки, протянувшейся от Девичьей поляны до Москвы...

"Вот, казалось бы, - размышлял Вадим, молча возвращаясь вместе с Ольгой к товарищам, - какое дело генералу до комсомольской затеи в Девичьей поляне? У начальника своих забот достаточно. С него спрашивают выполнение планов, он отвечает за исследование воздушного океана, и, может быть, в лабораторных отчетах, которые он читает и подписывает, ни разу и не упоминается слово "земля". Ему поручено "витать в облаках", и в облаках этих - основной круг его интересов. Но не так получается на самом деле. Этот доктор физико-математических наук, прежде всего, советский человек. У него, как и у Анны Егоровны, государственный подход. Ему так же дорого искусственное орошение полей девичьеполянского колхоза, как исследование причин, почему над этими полями не проходит дождевая туча... Все мы члены большой советской семьи, - думал Багрецов. - Как же тут не помогать друг другу!"

Ему уже казалось, что вот так вместе можно найти не только подземную реку, но и скоро, совсем скоро построить большой агрогород, о котором мечтал Васютин.

Вадим словно вдыхал сейчас запахи цветущих садов. Они кольцами опояшут новый город... Ему вспомнились стихи Маяковского:

Я знаю

город

будет,

я знаю

саду

цвесть,

когда

такие люди

в стране

в советской

есть!

Он сунул руку в

карман пиджака и нащупал там малюсенькую книжицу. С этим сборником стихов Багрецов никогда не расставался.

...Ольга шла рядом. Вадим чувствовал ее осторожные шаги, словно она догадывалась, о чем он думает, и не хотела мешать его мыслям.

Юноша задумчиво смотрел на нее и видел бисеринки пота на ее лице, крохотные морщинки на переносице, след от царапины на щеке. Все это казалось ему давно знакомым, близким и родным. Он не мог разобраться в своем чувстве. Кто идет с ним рядом: сестра, товарищ, друг?.. Совсем по-иному он смотрел на Ольгу и ничего не мог понять...

Вадим не заметил, как на склоне оврага показался Тетеркин. Потоптавшись на месте, он резко повернулся и ушел.

Стеша встретила Багрецова и Ольгу с загадочной улыбкой. Интересно, о чем это они так долго разговаривали?

- Мы тебя заждались, Ольгушка, - сказала Стеша, подбрасывая на руке пустую бутылку.

Сквозь стекло была видна свернутая трубочкой записка. Рядом у ног девушки стояли еще две бутылки-поплавки.

- Что ты там написала? - спросила Ольга.

- Сережка сегодня именинник. Мы его поздравляем.

- Шлите! - рассмеялась Ольга и подошла к провалу. Задумавшись, она вдруг спросила: - Кузьма не приходил?

- Нет, - ответила Стеша, внимательно наблюдая за Ольгой.

- Странно, он обещал.

- Кому?

Но Ольга промолчала. Она отвернулась ч, как показалось Антошечкиной, слегка покраснела.

Сверху по ступенькам снова скатился "главный радист".

- Сергей уже поймал одну бутылку, - обрадованно крикнул мальчуган. - Опять на том же месте вынырнула.

Ребята переглянулись. Они еще не посылали ни одной бутылки.

- Может быть, случайная какая приплыла? - неуверенно заметил Буровлев. Наши с записками.

Радист тряхнул головой и обидчиво сказал:

- А я что, не понимаю? Сережа поймал бутылку тоже с запиской. Только обижается, почему вы пишете по-заграничному.

Копытин быстро схватил Петушка за руку и потащил его к радиостанции.

ГЛАВА 8

ЕЩЕ ОДНА "ТАЙНА"

Но бывает

жизнь

встает в другом разрезе,

и большое

понимаешь

через ерунду.

В. Маяковский

В это жаркое утро Бабкин проснулся поздно. Димки уже не было. Ночью Тимофей долго ворочался, старался ни о чем не думать. Мучила упрямая мысль: куда могла исчезнуть подземная река?

Тысячи планов строил Бабкин. Он хотел было писать в Москву к знакомому гидрологу. Может, тот приехал бы помочь колхозным комсомольцам? Но потом Тимофей вспомнил, что еще с весны этот специалист отправился в экспедицию.

Неясная, пока еще совсем туманная мысль - один из способов определения хода подземного русла - незаметно приплыла только под утро. Тимофей хотел поделиться своими предложениями с товарищем, но пожалел его и не стал будить. Он долго лежал с открытыми глазами, пока не заклеил веки крепкий утренний сон.

Проснувшись, Тимофей взглянул на часы, торопливо оделся и побежал искать Багрецова. Сегодня же надо поговорить с ним о дальнейших поисках. Парень совсем высох от горя и неудач. Ходит все эти дни зеленый, хмурый. А у Бабкина есть гениальная идея! Она казалась ему уже совсем ясной и осуществимой.

Солнце опалило Тимофея, когда он выскочил на улицу. День, как и вчера, обещал быть томительно-знойным.

Ребятишки на улице сказали Бабкину, что его друг направился в сторону животноводческих ферм. Это было вполне вероятно, так как Вадим давно собирался посмотреть их, даже хотел предложить какие-то поилки, но строительство водоема отнимало все его свободные время. Теперь у Димки времени более чем достаточно. Все закончилось. Правда, совсем не так, как предполагал "главный инженер".

Еще издали Бабкин увидел совсем новые постройки колхозных ферм. Длинные кирпичные здания с большими продолговатыми окнами напоминали заводские цехи. Высокие вентиляционные трубы подчеркивали это сходство.

Бабкин прежде всего решил забежать на молочную ферму. Ему показалось, что за изгородью мелькнула долговязая фигура Вадима.

Проскочив в ворота, где, как он предполагал, должна быть ферма. Бабкин в нерешительности остановился и даже хотел повернуть обратно.

Во дворе были разбиты клумбы. Цвели георгины, поднимались вверх высокие стебли гладиолусов. Вдоль всех зданий, расположенных в форме буквы "П", тянулись длинные гряды белых флоксов.

Тимофей втянул в себя воздух и почувствовал острый цветочный аромат, смешанный с запахом парного молока и свежего сена.

Мычание коров и этот запах вполне убедительно подтверждали, что москвич Бабкин попал именно на ферму, а не в садоводство. Он невольно вспомнил рассказ Никифора Карповича о своей прошлогодней поездке на Украину. Васютин при каждом удобном случае напоминал колхозникам о том, какие чудеса он встретил на Киевщине. Такие цветы и клумбы он видел на фермах почти в каждом колхозе, особенно в Черкасском районе.

Бабкин подбежал к широкой двери коровника и перешагнул порог. Впрочем, это совсем не то название. Как можно называть "коровником" заводской цех? Да, именно таким Тимка увидел помещение, где он сейчас находился.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать